ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осмирик не был слишком умелым чародеем. Фактически он вообще не был чародеем Теоретически библиотекарь был подкован великолепно, но для практического использования магии требуются не только знания и сообразительность, нужен талант. И по большому счету талант важнее всего остального.

Однако сейчас он должен добиться успеха, причем очень быстро. Это вопрос жизни.

Осмирик снова опустился в кресло, открыл книгу и углубился в чтение.

Главный бальный зал

Одним мощным ударом топора Снеголап обезглавил второго противника.

Голова покатилась по паркету и остановилась, её вытаращенные глаза смотрели на хрустальную люстру. А потом она исчезла, как и обезглавленное тело, распростертое на полу. Снеголапа это мало волновало. Достаточно того, что все эти окровавленные куски не лезут в глаза.

Однако раздумывать обо всем этом времени не было.

На него, размахивая трезубцем, надвигался ещё один гладиатор. Снеголап схватил его оружие за зубцы, потянул на себя, сделал изящный пируэт и взмахнул топором, рассекая ноги противника на уровне колен. Кровь хлынула рекой, но вскоре исчезла.

— Черт побери!

Как-то неспортивно — исчезать подобным образом. Что за схватка — раз, два и нету?

В помещёние набилось множество гладиаторов, но в данный момент все они оказались заняты. Огромный белый зверь терпеливо ждал.

— Фу! Это неинтересно.

Он внимательно пригляделся к ним. Нет, эти парни не чета ему. Да и женщины тоже, если уж на то пошло, хотя некоторые из них были не слабее мужчин.

Он покинул бальный зал и вышел в коридор, взмахами топора расчищая себе путь. Очень быстро все поняли что к чему и сами стали держаться подальше.

Мало кто проявлял желание сразиться с ним. Нашелся только один смельчак, но, увидев топор в мохнатой лапе, и он ретировался.

— Эй, парень, постой!

— Ты даже не человек! — крикнул тот, удирая.

— Да какая тебе разница?

Снеголап продолжил путь. Никто даже не смотрел в его сторону. Он разочарованно зарычал и, хотя это было не совсем честно, мимоходом плоской стороной топора шмякнул по голове одного из сражающихся. Это нельзя было назвать победой, конечно, но…

Снеголап подошел к шахте лифта — одной из нескольких — и нажал кнопку «вниз».

Может, там наконец удастся развернуться вовсю.

Послышался негромкий звон; дверь кабины скользнула в сторону, и он шагнул внутрь. Единственный пассажир стоял, прислонившись к стене, и бренчал на разбитой гитаре.

— Вниз? — спросил Снеголап.

Гитарист, не прерывая своего музицирования, кивнул. Он был долговязый, рыжий, лысеющий, довольно невзрачный, неряшливо одетый.

Снеголап не слышал раньше этой мелодии (по правде говоря, он не знал никаких мелодий), но мгновенно возненавидел её. Голос у парня был гнусавый и вообще отвратительный, к тому же гитарист фальшивил (у Снеголапа был отличный слух), тем не менее продолжал выдавать что-то приторно сентиментальное.

Лифт опускался, прошло несколько минут, а человек продолжал тянуть свои песенки все в том же духе. Даже Снеголап, имеющий очень слабое представление о музыке вообще, а о человеческой в особенности, понимал, что если долго слушать такую мерзость, то можно повредиться в уме. Скучно, нудно, примитивно… В общем, тоска смертная.

Наглец пел прямо в ухо Снеголапу. Тот пытался игнорировать его, но певец проявлял удивительную настойчивость. Снеголап оттолкнул его, но парень и тут не врубился.

Белоснежный зверь все больше выходил из себя.

Лифт продолжал опускаться. Снеголап отчаянно застучал по кнопкам панели управления.

По счастью, песня кончилась. Однако певец тут же затянул следующую, по качеству ничем не отличающуюся от предыдущей; правда, вопил он ещё громче. Что-то о единении сердец.

Снеголап с рычанием схватил гитару и разбил её о череп рыжеволосого любителя народных песен.

Дверь скользнула в сторону. Снеголап вышел, дверь за ним закрылась, и жалкое зрелище лежащей ничком неопрятной фигуры исчезло из вида.

Снеголап не знал, на сколько именно этажей опустился, но это не имело значения. Здесь дым стоял коромыслом, и, следовательно, можно было рассчитывать найти достойных противников.

На него бросился гладиатор с копьем. Снеголап сделал шаг в сторону, свободной лапой отклонил копье, повернулся и резко ударил нападающего плоской стороной топора по затылку. Человек зашатался, сполз по стене и затих.

Снеголап протяжно зевнул, почесывая живот.

И побрел по коридору. Кроме гладиаторов здесь было множество певцов и танцоров.

На этих он не обращал внимания. То и дело попадались звери. Некоторые из них, проходя мимо Снеголапа, принюхивались к нему, но настоящего интереса не проявляли. Один или два зарычали, вот и всё.

Хаос царил невообразимый, и, казалось, ситуация ухудшается с каждой минутой. Мимо прошел очередной хор. Провожая его взглядом, Снеголап ломал голову над тем, что бы все это значило. Никаких идей у него не возникало.

Он остановился и огляделся. Справа от него, в углублении ниши, виден был залитый солнцем мир за очередным порталом. Оттуда тянуло ветром, а Снеголап так соскучился по прохладе. Ему было жарко. Арктическим зверям вроде него всегда слишком тепло в местах обитания людей.

Решив устроить себе небольшую передышку, он пересек нишу и шагнул сквозь портал.

Туда же вслед за ним ринулась пара сражающихся гладиаторов — и мгновенно исчезла.

Он оказался на травянистом пастбище, окруженном деревьями. Справа во впадине блестело безмятежное озеро. На берегу на бревне сидели Джин с Линдой и что-то ели.

Увидев Снеголапа, Джин вскинул руку.

— Привет!

Но тот, не откликаясь, затопал к озеру.

— Привет, Снеговичок! — сказала Линда. — Откуда ты?

Снеголап прошел мимо них, швырнул топор на траву и с мощным всплеском обрушился в воду.

— Ни тебе здравствуйте… — заметил Джин, хрумкая маринованным огурцом.

— Тонкий какой-то получился. — Линда повертела в руках сэндвич с салатом и тунцом.

— Невкусный, — скривился Джин. Огрызок огурца в его руке исчез. — Да и самого его… маловато.

— Ничего удивительного. В этом мире очень хилая магия. Любая еда из замка здесь теряет вкус и быстро исчезает.

— Я, в общем-то, не так уж и голоден, — сказал Джин.

Голова Снеголапа показалась над поверхностью озера. Он выплюнул тонкую струйку воды.

— Эй, ребята! — крикнул он. — Я просто умирал от жары!

— Мы так и поняли, — откликнулся Джин. — Ты заметил всю эту чехарду внутри?

— Да. Поначалу было забавно, а потом наскучило.

— Мы пытаемся добраться до источника происходящего. Хочешь присоединиться?

— Конечно. Все равно делать нечего.

Продираясь сквозь болотную траву, Снеголап выбрался на берег. Его густой белый мех отнюдь не выглядел мокрым, как можно было ожидать. Вода легко скатывалась с него; к тому же Снеголап несколько раз хорошенько встряхнулся, как собака.

Линда вытерла со лба капли воды.

— Эй, поосторожнее!

— Прости. Черт, я голоден.

— Я соорудила бы что-нибудь для тебя, но моя магия здесь не срабатывает.

— Не беспокойся. Вот это выглядит совсем неплохо.

Снеголап имел в виду высокую траву, растущую по краю озера. Он сорвал немного, пожевал. Проглотил. Удовлетворенно кивнул.

— Вполне сносно.

— Спорю, она пойдет ещё лучше с ряской, — сказал Джин.

Снеголап перевел взгляд на воду.

— Ты имеешь в виду вон ту зеленую пену?

— Снеголап, не надо! — закричала Линда и ворчливо добавила: — Джин, ты хочешь, чтобы меня вырвало?

— Просто пытаюсь помочь.

— Да перестань, давай лучше вернемся к делу. Что мы предпримем, если нам удастся добраться до подвала?

Джин пожал плечами.

— Посмотрим, что к чему.

— И что будем делать с этим «что»?

— По крайней мере сможем рассказать Кармину, из-за чего заварилась вся эта каша.

Линда кивнула.

— Ладно. Это в наших силах, не то что снять взбесившееся заклинание, если все дело в нем.

25
{"b":"6056","o":1}