ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Квип был в безопасности.

Что-то ткнуло его в спину. Он подскочил и резко повернулся, вскинув меч.

— Ты что, брось оружие, ненормальный!

Это оказались чернокожая Дина Вильяме и тип, с которым она спала время от времени, Барнаби Уэлш. Квип с облегчением спрятал меч в ножны.

— Нервы сдали? — спросила Дина.

— А что тут удивительного, когда такое творится? — огрызнулся Квип.

— Там что-то опасное? — спросил Барнаби.

Квип оглянулся на портал. Солдат снова прошел мимо, по-прежнему не понимая, что перед ним находится дверь в другой мир.

Квип кивнул.

— Не советую вам заходить туда.

— Последние несколько часов мы только и делаем, что уходим в разные миры и возвращаемся из них, — сказала Дина. — Прячемся от здешней неразберихи. Квип кивнул.

— И я тоже.

Внезапно он вспомнил о своем рассыпанном сокровище и с диким видом начал озираться по сторонам.

Вон там, за спиной Барнаби… что-то блеснуло! Квип бросился туда.

Это оказался золотой кубок; поднимая его, он заметил на полу неподалеку золотое ожерелье.

Драгоценности были разбросаны повсюду; по ним ходили танцовщицы, их обнюхивали львы. В любой момент кто-нибудь мог заметить и подобрать их.

Словно обезумев, Квип кидался от одной вещи к другой. Ожерелье, сапфировое кольцо… браслет… чаша…

— Ух ты, это все твое? — спросила Дина.

— Да, — бросил Квип через плечо.

Послышались звуки музыки: явно приближался духовой оркестр. Квип выругался. Недолго удалось передохнуть, все начиналось заново.

— Держись с нами, — сказал Барнаби. — Мы хотим найти мир поспокойнее и пересидеть в нем.

— Я должен собрать свои драгоценности! — закричал Квип и кинулся к бриллиантовой подвеске.

Вообще-то он просто глазам своим не поверил, увидев, сколько всего уцелело.

— Вот псих! — воскликнула Дина. — Давай убираться отсюда, — добавила она, обращаясь к Барнаби.

— Не возражаю, — ответил тот и крикнул Квипу: — Ну что, идешь с нами?

— Отвалите! Ничего со мной не случится!

— Удачи тебе.

Парочка оставила Квипа наедине с его драгоценностями и идиотской жадностью.

Из-за угла крадучись вышли два льва, втягивая носами запах добычи.

Равнина

От палатки открывался хороший вид на цитадель. Красивая крепость Троя с высокими, труднопреодолимыми каменными стенами вздымалась на холме над равниной. С северной стороны над крепостным валом поднимались высокие башни. Со стен и башен обрушивался на нападающих шквал копий, стрел, камней, лилось кипящее масло, летели мешки с дерьмом, сопровождаемые глумливыми выкриками. Казалось, у дарданайцев поистине бесконечный запас военных припасов и, сколько бы ни продолжалась осада, склады не опустеют.

Уже целых два долгих года осаждающие пытались проломить эти стены, взобраться на них по лестницам, сделать под них подкоп. Глаза устали смотреть на башни, а расстроенное сознание рисовало картины того, как эти башни, эти стены лежат в обломках, охваченные пламенем, и смертоносный град больше не сыплется с них.

Но нет. Осада тянулась бесконечно, как и единичные стычки. Бесстрашные герои с обеих сторон то и дело сходились в смертельной схватке один на один. Побеждала то одна сторона, то другая, счет был примерно равный. Однако дарданайцы выигрывали осаду, с завидной легкостью отбрасывая от стен Трои нападающих. У аркадийцев с припасами дело обстояло неважно. Маленькие прибрежные городки и деревеньки были уже обобраны до нитки, да и много ли с них возьмешь?

Вообще-то эго даже осадой нельзя было назвать, поскольку дарданайская армия по-прежнему имела доступ к морю. Троя все ещё получала припасы по воде, хотя с каждым днем этот ручеек мелел все больше. Аркадийцы бдительно и отнюдь не безрезультатно подкарауливали суда противника.

Два долгих года. Два мучительно долгих года.

Трент откинулся на койке, попивая захваченное у дарданайцев вино. Он был ещё не пьян, но уже под хмельком. Надежда вернуться в замок, к Шейле, почти угасла. Он оказался на мели. С Карми не было никакой связи, от него не поступило ни одного сообщения. Трент чувствовал себя покинутым и одиноким.

И потерпевшим поражение. Против дарданайцев его стратегия и тактика практически не срабатывали. Враги оказались сильнее, чем можно было представить, и дьявольски изобретательны в придачу. Превосходя аркадийцев численно, они просто загнали их в тупик. Башни Трои как стояли, так и стоят. С некоторым усилием Трент поднялся, подошел к выходу, откинул клапан палатки и выглянул наружу. Сегодня у цитадели ничего не происходило, зато в лагере аркадийцев разыгралось целое сражение. Точнее говоря, стычка из-за дележки оружия и снаряжения погибших солдат. Небо над цитаделью было ясное, лишь немногочисленные облака быстро проносились мимо. Переведя взгляд налево, Трент долго разглядывал далекую вершину горы. Эта, потом снова посмотрел в сторону лагеря. Только что кто-то насадил кого-то на копье. Стычка явно разрасталась.

Эти постоянные потасовки выводили Трента из себя. Он опустил клапан и вернулся на койку, к своему меху с вином.

Он дошел до точки. Так или иначе, необходимо довести до конца этот фарс, вернуться в Аркадию и уйти через портал (неподалеку от Микоса), надеясь на то, что эффект сжатия времени окажется достаточным, чтобы его двухлетнее — по субъективному времени — отсутствие вылилось во что-то объективно приемлемое. Но даже при этом условии.

Шейла наверняка разобьет о его голову ночной горшок.

Если бы только он мог нарушить данное обещание не использовать крупномасштабную магию!

Сотворить, скажем, немножко ядерного оружия, сугубо тактического…

Нет. По множеству причин — причем едва ли не самая существенная из них та, что в различных вселенных действуют различные физические законы, — этого вообще не следовало делать. Так, что ещё? Огненные заклинания, смертоносные заклинания… На самом деле все это предназначалось не столько для нападения, сколько для защиты. Разве он знает — во всех необходимых деталях, — как построить осадные машины? Нет, для этого нужно провести хотя бы небольшое исследование. А как насчет того, чтобы соорудить парочку кремневых ружей? Тоже нельзя — здешняя техника ещё не дошла до такого уровня.

Насекомые или какие-то другие твари, которые обрушатся на дарданайцев, точно полчища мух. Таинственный мор. Биологическое оружие!

Проклятье, это тоже отпадает. Такие заклинания ему никогда как следует не удавались. Кроме того, сколь бы аморальным он себя ни считал, не учитывать этические последствия такого решения просто невозможно.

Кроме того, перед ним была поставлена чисто военная задача. Согласно инструкциям Карми Тренту позволялось прибегать только к той сверхъестественной помощи, которую можно почерпнуть из природы.

Разведка. Вот тут он добился некоторого успеха. Знание точного расположения вражеских сил облегчало аркадийцам возможность захватить и удерживать стратегически важные болотистые равнины, пусть даже насквозь пропитанные влагой.

Правда, высоты все ещё оставались у врага. Но дарданайцы с самого начала захватили их, что же тут поделаешь?

Он хлебнул ещё сладкого дарданайского вина. Вкусное, только слегка густовато. Ну, как бы то ни было, оно пьянит, а больше ничего и не требовалось.

Тактическая магия отпадала. Он пытался придумать кое-какие стратегические трюки, вроде того эффектного выступления на каменном алтаре. Даже снова вызвал молнии, обрушив на город яростную грозу. Молнии били, как и положено, кое-где вспыхнули пожары. Но в итоге Троя все равно устояла. Пожары, конечно, встревожили защитников, но не более того.

Зато сам чародей потом около недели пролежал в полукоматозном состоянии. Заклинание отняло у него слишком много сил.

Что касается использования, так сказать, природных ресурсов, Трент предложил сделать подкоп. Поначалу казалось, что такой ход открывает перед ними огромные возможности — пока троянцы не сообразили, что происходит, и не затопили туннель, пустив в него воду своих горячих ручьев. В результате погибли двести человек.

28
{"b":"6056","o":1}