ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо. Где заклинание?

— Нет, сначала нужно кое-что сделать, до того как обратишься к этой книге. Такое, знаешь ли, общее заклинание. А потом мы должны заключить с ней соглашение.

— Какое ещё заклинание? Что тут за магия?

— Древняя и очень мудреная.

— Этому нас не учили?

— Конечно, книжка-то запрещённая, я точно помню.

— Ну и что? Уж как-нибудь с ней управимся.

По лицу Фетчена было заметно, что он в этом сильно сомневается. Торсби подмигнул ему.

— Да не тушуйся ты. Совершенно безобидные заклинания. Кому от этого будет плохо?

— Не знаю.

— Ну, так решишься ты или нет?

Фетчен подумал и ответил:

— Ладно. Твоя взяла.

Целый час ушел на то, чтобы убрать мусор, начисто протереть пол и нарисовать на нем магические символы — взаимно пересекающиеся геометрические фигуры. Традиционные пентакли среди них отсутствовали. — Странно, — высказался Торсби.

— Ну, вот и все.

— И что теперь? Заклинания?

— Нет. «Завершение этого орнамента означает, что соглашение заключено». — Фетчен бросил книгу на пол. — Теперь мы можем получить все, что пожелаем.

— Вот так просто?

— Вот так просто.

— Ну ладно. Тогда пусть будет бутылка вина.

Бутылка тут же появилась рядом с головой Торсби, мгновение повисела в воздухе и полетела вниз.

Торсби в восторге подхватил её.

— Только глянь на этикетку! Шампанское!

— Пусть будет две бутылки, — сказал Фетчен, и его пожелание тут же исполнилось.

Торсби с громким хлопком открыл свою, сделал большой глоток и бросил на приятеля недоверчивый взгляд.

— Ну и вкуснотища! Я никогда…

Фетчен отпил из своей бутылки.

— Слушай, это не просто вино.

— Амброзия!

— Пища богов!

— Давай ещё по одной! — решил Торсби. — И еды. Много еды. Гулять, так по-королевски.

— И пусть женщины нам прислуживают.

— Да, да, конечно, женщины.

Торсби схватил отброшенную книгу и принялся листать её, точно безумный.

— Вот эта… и эта. Ох, глаз не оторвать!

— Тебе одному? Целых три?

— Почему бы и нет? Хоть четыре или даже пять.

— Нет, больше трех мне не одолеть. Разве что надерусь вдрызг.

— Постой.

Фетчен замер с поднесенной ко рту бутылкой.

— Что такое?

— Гросмонд. Он велел нам убраться тут.

— Посмотри в разделе «рабы, слуги».

— Точно! — Торсби перелистал несколько страниц. — «Рабы, доверенные слуги». Чтобы сделать эту работу, нужен кто-нибудь… не слишком мелкий. Черт, ну и страшилище!

— Гомункулус.

— Уверен, и за нами кому-то придется убирать.

— Правильно. Без них нам не справиться. Подать сюда вот этого!

В центре магического узора появилась невысокая согнутая фигура, смутно напоминающая человека, но с непропорционально большой головой. Один глаз был рядом с носом, а другой — над ним, поменьше и похожий скорее на щель. Сбоку головы выпирало утолщение, из уголка большого рта текла слюна. В облике существа проступало что-то мужское, хотя в целом оно казалось бесполым. Одежда — голубой хлопчатобумажный комбинезон — смотрелась на странной фигуре нелепо; маленькие четырехпалые ноги были босы.

— Ужас какой! — воскликнул Фетчен.

— Эй, ты! — обратился Торсби к существу.

— Да, господин! — проскрипело чудище.

— Возьми метлу.

Гомункулус наклонился и выполнил приказание.

— Приведи тут все в порядок, будь паинькой. Понял?

— Да, господин. Что я должен убрать?

— Все вокруг.

— Все?

— Да, все, до последнего уголка и щели. Протри пыль, рассортируй весь хлам и разложи на полу, чтобы легче было разбираться. Да смотри узор не сотри, вон тот.

— Да, господин. Что-нибудь ещё, господин?

— Делай, что приказано, и доложи, когда закончишь.

— Хорошо, господин.

Существо принялось старательно подметать.

— Что теперь? — спросил Фетчен.

Торсби глотнул ещё искрящегося вина, удовлетворенно вздохнул и с победоносной ухмылкой посмотрел на напарника.

— Теперь пора и повеселиться. Закатим грандиозную пьянку. Оргию. Вакханалию.

Фетчен кивнул и скомандовал, обращаясь к невидимым силам:

— Подать сюда ваших лучших девок!

Клуб Шейлы

Солнце уже зашло, начался отлив. Теперь все танцевали, громко переговариваясь и смеясь.

Джин отплясывал ламбаду с Линдой; танцевала девушка великолепно. Их движения становились все эротичнее, так что зрители не могли оторвать взглядов от пары.

В конце концов Джин заявил:

— Я устал. И знаешь, чересчур возбудился.

— Да. Я тоже.

— Может, прогуляемся по берегу?

— Давай, — ответила Линда.

Дорожка тянулась вдоль бассейна, в котором барахтались люди. Одни упали в воду нечаянно, другие оказались там по собственному желанию, а третьи потому, что их столкнули. Спиртное лилось рекой, а пьяному мало ли что в голову взбредет.

Джин с Линдой пересекли теннисные корты и прошли между пальмами, окаймляющими побережье. Здесь гораздо сильнее ощущалась близость воды, набегающей на прибрежный песок. Девушка скинула туфли на высоких каблуках.

Оба уселись, скрестив ноги и соприкасаясь коленями. Высоко над головами висела огромная полная луна. Темные пятна делали её похожей на ещё одну планету. Фактически это соответствовало действительности; правда, планета была очень маленькой. Приливы и отливы ощущались здесь гораздо сильнее, чем на Земле. Утром, к моменту самого полного отлива, берег обнажался почти на двести ярдов.

— Такая романтическая луна! Стыдно позволять ей светить впустую, — сказал Джин.

— Точно.

Линда обхватила его за шею, притянула к себе и поцеловала. Поцелуй получился страстным.

Когда они оторвались друг от друга, Джин снова поднял взгляд на луну.

— Интересно, с чего бы это вдруг? Спиртное повлияло?

Линда пожала плечами.

— Может, я позволила себе лишнее?

— Ну что ты. Просто немного неожиданно. Забавно, что у нас никогда ничего… Ну, ты понимаешь, о чем я.

— Да. Мы добрые друзья. Приятели.

— Это был не дружеский поцелуй.

— Нет. Тебе понравилось?

— Не сомневайся.

— Хорошо, — сказала Линда. — Давай повторим.

Они поцеловались снова и на сей раз дольше не отрывались друг от друга.

— И все же, почему сейчас, спустя столько времени? — спросил потом Джин.

— Не знаю, Джин. Может, я просто никогда не отдавала себе отчета в том, как сильно ты мне нравишься. А может, близится время, когда мне надоест дожидаться…

— Дожидаться мистера Безупречность?

— Терпеть не могу это выражение.

— И я тоже. Может, ты ещё какое-то время будешь надеяться…

— Я устала ждать.

— Но… Она кивнула.

— Я знаю, Джин, знаю. Прости.

— Не извиняйся. Я не… Я подумал… Линда, по-моему, ты по кому-то сохнешь.

— Заметно, да?

— Да. Я не спрашиваю, кто он.

— Пожалуйста, не надо. — Она захватила в горсть немного песка. — Ох черт! Как мне хочется рассказать все кому-нибудь! Но не могу. В самом деле не могу.

— Ну и не надо.

— Но мне хочется. Он женат.

— Это тяжело.

— Да. — Она медленно ссыпала светлый песок на берег.

Прежде чем задать следующий вопрос, Джин некоторое время повертел в руках раковину.

— Кто-то из замка?

— Да.

— Гость или из персонала?

— Становится похоже на «Двадцать вопросов». Ни то ни другое.

— Как это? — удивился Джин.

— Ох, забудь. Это безнадежно. Никогда ничего не будет. Мне понадобились годы, чтобы понять, что я влюблена в него. А потом внезапно до меня дошло. Я мечтала… Нет, говорю же, это безнадежно. Нужно выбросить его из головы. Жить своей собственной жизнью.

— В этом зачарованном, волшебном, сказочном замке.

Линда засмеялась.

— Зачарованном, сказочном, волшебном?

— Совершенно фантастическом и волшебном.

— Волшебно-фантастическом…

— Феерическом замке.

— Что?

— Феерическом.

4
{"b":"6056","o":1}