ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Замок Опасный. Главная башня

Линда вышла из тропической ночи в мерцание огней отеля и прошла сквозь портал, связывающий мир Шейлы с замком.

В замке день был в разгаре, самый обычный день. Пока Линда шла по коридорам, ей встречались слуги и рабочие, попалась и пара хорошо одетых дворян, спешивших по своим делам. Она приветствовала тех, кого знала, и улыбалась незнакомым. У неё часто возникал вопрос, сколько всего людей обитает в замке, таком необычайно огромном. Она жила здесь уже около пяти лет, и почти каждый день в поле её зрения оказывались новые лица. Если бы кому-то пришло в голову осуществить перепись здешнего населения, следовало бы пересчитать не только постоянных обитателей замка, но и тех, кто жил в различных его «мирах», куда можно было попасть через магические ворота — порталы. И потом ещё были Гости: люди и не люди, которые попадали в Опасный, пройдя через одну из его ста сорока четырех тысяч магических дверей.

Итоговое число, без сомнения, поразило бы любое воображение.

Свернув в коридор, ведущий к её спальне, Линда все ещё думала о Джине и о том, что начало возникать между ними.

Теперь она жалела, что все так произошло, или, точнее говоря, о том, что могло произойти, но не произошло. Если бы Далтон и Такстон не наткнулись на них, возможно, что-то случилось бы, и тогда их роман стал бы свершившимся фактом. Теперь ей предстояло решить, хочет ли она на самом деле такого поворота событий. Алкоголь выветрился, и ей стало ясно, что решение будет непростым. Как они оба почувствуют себя при следующей встрече? Что она скажет? Что скажет Джин?

Наверно, ей будет не по себе, когда они снова встретятся. Может, они просто улыбнутся друг другу и сделают вид, что ничего не произошло? Наверное, так будет лучше всего. Или стоит обсудить случившееся?

Джин, наверно, удивлен — сейчас, задним числом. Ни разу за все время их знакомства он не подал ей даже ничтожного намека на то, что относится к ней не просто как к доброму другу, к «своему парню». За все это время между ними не проскочило ни искорки, ни намека на «чувства». Она попыталась проанализировать собственные ощущения — а как она сама до сих пор относилась к нему? Был ли под слоем поистине сестринского расположения хотя бы крошечный уголек Желания?

И, к своему удивлению, она не обнаружила ничего.

Может… Может, ей просто захотелось переспать хоть с кем-нибудь?

Ну и что в этом плохого? Совершенно естественное желание. У неё никого не было с тех пор, как…

Она остановилась. Господи, неужели это было так давно, что она даже не может вспомнить?

С Томом Фехи, с которым она была целых три года помолвлена? Нет, нет. Был ещё страховой агент — пришел, чтобы изменить что-то в её страховом полисе, а закончил тем, что стал к ней приставать…

Этот агент… Он был после Тома, когда они уже разошлись, или ещё до него?

Нет, они только-только расстались с Томом, вот когда.

Линда пошла дальше. Как его звали? Фил. Нет, Стью. Стью Стоктон! Да. Небольшое приключение, только и всего. Одно из немногих приключений такого рода в её жизни, если вообще не единственное. Маленькая слабость, типа того. Или все же это случилось ещё до Тома?

Она вдруг сообразила, что все это время старалась забыть прошлое. Что ж, пусть так остается и дальше. Не нужно ворошить былое.

Но переключиться не удалось. Итак, это был либо Стью, либо Том. Когда? Ну, пожалуй… Ох, целых пять или даже шесть лет назад.

Шесть лет! Просто не верится. Это невозможно.

Но так оно и есть. И все это время она была просто не в состоянии завести с кем-либо роман, как ни трудно в это поверить. Ни намека на желание…

Ну, не совсем так. Случались ночи, особенно холодные и одинокие, когда ей страстно хотелось почувствовать в постели рядом с собой теплое человеческое тело. Не только потому, что в замке иногда бывало холодно и дули сквозняки. Прежде всего потому, что её обуревало желание выплеснуть на кого-то свои чувства; разделить с другим человеком жизнь, стать частью его жизни. Она жаждала обнимать; и не менее страстно жаждала, чтобы обнимали её. Спать в объятиях мужчины…

И да, заниматься любовью. Она вовсе не холодная, как рыба. Не бесполая. Просто слишком привередливая.

«Привереда, привереда, привереда, — всплыл из глубин памяти голос матери. — Ешь обед, ты же голодная. Ты и без того вон какая худая. Мисс Кожа-и-Кости! Ты слишком привередливая, Линда. То ты не ешь, это тебе не по вкусу. Слишком горячее, слишком холодное, слишком кислое, слишком трудно жевать». У Линды всегда находился предлог, чтобы отказаться от еды. И на протяжении всей своей юности она оставалась очень разборчивой в отношении еды и очень худенькой. Привереда, привереда.

И в отношении мужчин тоже. Недостаточно просто иметь кого-то. В средней школе у неё было совсем мало бойфрендов. Ей нравилось объяснять это своими высокими идеалами. Ну, так оно и было. Может, слишком высокими. Том был замечательным парнем, но тоже отличался привередливостью. Даже больше Линды. Он был чересчур привередливый. Все время осуждал, все время критиковал; сначала всех остальных, а потом и её. Она никак не дотягивала до его высоких стандартов и в конце концов устала от постоянного ощущения собственной неполноценности. И стала подумывать: а может, все эти высокие стандарты — чушь, и больше ничего? Может, ей нужна просто постель, хотя бы в виде исключения, один раз. Или два. (Что, со Стью и впрямь была просто постель? Она мало что помнила. Нет, наверняка было что-то ещё. Или нет?)

Прочь, прочь воспоминания.

Линда дошла до двери в свою спальню и взялась за большую металлическую ручку. У неё был собственный «ключ»: магическое заклинание, пропускающее только её.

И тут ей пришло в голову: а что, если в эту дверь постучится Джин? Что она сделает? Может, он интерпретировал её поспешный уход как приглашение встретиться позже? Если уж совсем честно, она так и думала.

Может, она боится скандала? Опасается за свою репутацию? Да чепуха, кого в наше время заботят такие пустяки? Ну, наверно, такие люди и есть, но уж точно не среди Гостей замка Опасного. Какие бы нравы ни царили в самом замке, она знала, что её знакомые и глазом не моргнут, если она с кем-то переспит.

А если Джин не придет? Она попыталась проанализировать свое отношение к такому варианту развития событий. Ей все равно? Нет, эта мысль была ей тоже неприятна. Боже, какой клубок темных чувств и сомнений!

Почему бы не пройтись немного, подумала она. Надо все-таки разобраться в своих мыслях. Линда не стала открывать дверь и пошла по коридору дальше.

Если Джин вернется домой и обнаружит, что её нет, он, скорее всего, расстроится, даже рассердится. Сейчас ей казалось, что её прощальный взгляд нельзя было интерпретировать иначе как приглашение к продолжению. Итак, он приходит к ней, стучит в дверь, ждет и… Птичка улетела. Завлекла парня, а потом исчезла. Как называют женщин, которые ведут себя подобным образом? «Кокетка» — пожалуй, самое вежливое из определений.

Ничего удивительного, если он разозлится.

Свернув за угол, Линда зашла в королевскую столовую. Совсем недавно здесь мухи летали тучами, но теперь их не было видно.

Она вернулась в коридор и пошла по нему, свернув два раза вправо и один раз влево. Ветеран среди Гостей замка, она хорошо знала дорогу и заблудиться, где бы она ни оказалась, для неё было почти невозможно.

Миновав одну очень симпатичную гостиную, Линда вернулась и вошла в неё. Дальнюю стену прорезали шесть застекленных дверей, крайняя справа вела на сторожевую башню, откуда открывался вид на равнину Баранты в нескольких тысячах футов внизу.

Остальные двери вели в другие миры: парк, сельская местность, лес, равнина и речная долина. Ничего особенного; но пейзажи очень милые.

Линда уселась на удобную кушетку. Ситуация требовала обдумывания.

Однако сосредоточиться никак не удавалось: в комнате было очень много приятных для глаза вещёй, и взгляд невольно задерживался то на одной, то на другой. Ковер восточный, с рисунком скорее индийским, чем персидским. Множество изысканной мебели: витиеватые резные столы-бюро; покрытый белым лаком комод; стол орехового дерева; кресла с высокими спинками; дубовые стулья в готическом стиле; книжные шкафы с книгами в кожаных переплетах; множество полок и столов с керамическими горшками, стеклянными вазами, бронзовыми статуэтками, покрытыми эмалью коробочками, серебряными пивными кружками и другими занятными предметами.

6
{"b":"6056","o":1}