ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Приятное местечко. Линда неоднократно бывала туг, и каждый раз комната выглядела чуть-чуть иначе, чем прежде. В Опасном это было нормальным явлением. С вещами тут постоянно что-то происходило, даже в самых стабильных частях замка. Иногда комнаты целиком куда-то перемещались, а то и вообще исчезали, и проход к ним блокировали внезапно возникающие глухие стены.

Без причины замку не дадут такое название — Опасный.

Сейчас эта хорошо знакомая гостиная выглядела уютной и удобной. Линда взбила вышитую подушку и снова уселась.

Итак, вернемся к нашим баранам. То есть Джину. Она сама развеселилась от возникшей невольно ассоциации.

Джин, Джин, Джин. Что она думает о нем? Ну, он симпатичный, в своем роде. Темные вьющиеся волосы; похож: на итальянца (хотя он, кажется, говорил, что мать у него ирландка); правильные черты лица, карие глаза. Линде нравилось его лицо. Хорошее лицо; может, не такое, какое называют миловидным, но интересное. Да, Джин — привлекательный мужчина. Высокий, смуглый, обаятельный. С этим никаких проблем.

К тому же он умен. Очень, иногда даже чересчур. Хорошо говорит, не затрудняется в подборе слов, остроумен. Ему не раз удавалось заставить её смеяться. Иногда он бывает просто уморителен, иногда мрачен, делает странные замечания — не поймешь, как их и воспринимать; но у него всегда в запасе есть меткое словцо. Хорош в бою, вне всякого сомнения. Превосходно владеет мечом и, похоже, совсем не знает страха, даже в самой тяжелой ситуации. А им приходилось переживать вместе очень нелегкие моменты.

Наконец, он, можно сказать, дамский угодник. Женщины, как правило, обожают его. Ни одно из его приключений в других мирах не обошлось без романтической любовной истории и даже не одной. Не так давно, помнится, он вернулся из одного очень странного мира с женщиной, которая выглядела прямо как амазонка. Стальной бюстгальтер и все такое. Прямо с обложки какой-нибудь научно-фантастической книги. Потрясающая женщина. Но он её потерял — она сбежала на Землю с каким-то мотоциклистом.

О некоторых его романах и в замке, и за его пределами Линда была осведомлена. До этого вечера она относилась к ним с позиции «чего ещё ждать от мужчины?». Однако теперь ей чудилась в них смутная угроза.

Глупость какая. Откуда у неё такие мысли? Джин — просто друг и больше ничего.

Она вздохнула. Просто друг? Подведем итог. Джин — интересный, умный, находчивый, надежный, верный, полезный, дружелюбный, обходительный, добрый, веселый… Эй, получается что-то вроде бойскаута года! Тогда какого черта она уже давным-давно не его любовница? Чего она хочет? Чего дожидается?

Детка, пора понять, что ты уже не желторотая юница. Прежние переживания остались позади; впереди новые, может быть даже более жестокие, но от них никуда не деться.

Если не сейчас, то когда? Кто-то вошел в комнату. Она взглянула на вошедшего — и испугалась, ещё не успев понять, что это за создание, или, точнее, даже не успев отдать себе отчета в том, что оно ей незнакомо. Какая-то безволосая обезьяна в грубом рабочем комбинезоне; правда, голова слишком велика для обезьяны.

Так или иначе, создание отдаленно напоминало человека. Гном? Карлик? Что-то в этом роде.

И что оно тут делает? Убирается?

Начав с незаставленной части каменного пола, оно медленно продвигалось к Линде.

— Привет, — сказала она со всей возможной любезностью.

Создание не то кивнуло в ответ, не то просто вздернуло лысую голову; впрочем, работая, оно делало это постоянно.

Существо прошло мимо неё, деловито размахивая метлой.

«Один из слуг?» — строила догадки Линда. Это что, новая политика — нанимать представителей… «иного разума»? Ну, если так, можно только радоваться. Она провожала создание взглядом, пока оно обходило комнату, и удивлялась тому, как быстро и эффективно оно — он? она? — работало. Чем дольше она наблюдала, тем, казалось, большую энергию и живость создание приобретало, пока в конечном счете не превратилось в маленький уборочный вихрь. Отложив метлу, оно достало из нагрудного кармана комбинезона кусок ткани и начало протирать полки, тщательно поднимая каждый предмет, чтобы очистить поверхность под ним.

Двигаясь по комнате, оно оставляло за собой слабый запах чистоты, мебельной политуры, лимонного масла и воска.

Закончив работу, существо поспешно покинуло комнату, смешно подпрыгивая и покачивая головой туда и обратно. Линда встала, вышла следом за ним и остановилась под аркой, провожая взглядом быстро удаляющуюся по коридору фигуру.

— Какой странный, — пробормотала она, в то время как создание сворачивало за угол. — Хотела бы я знать…

Позади что-то зашуршало. Линда обернулась и с изумлением увидела точно такое же создание — или то же самое? — приближающееся к ней с метлой под мышкой. Сбитая с толку, она бросила взгляд в другой конец коридора. Нет, это было просто ещё одно, но абсолютно идентичное первому, вплоть до семенящей походки и клетчатой тряпки, свисающей из заднего кармана.

Линда не сводила с него взгляда, пока существо проходило мимо. Двигалось оно на редкость целеустремленно, полностью сосредоточившись на выполнении своей задачи, состоящей, по-видимому, в том, чтобы… наводить чистоту.

Во что бы то ни стало.

Клуб Шейлы

Кармин приканчивал уже третий «Камикадзе», выжидая, когда Трент останется один. Но удобного момента подойти к нему так и не представлялось. Теперь принц был оккупирован стайкой женщин, что явно ему нравилось.

Тем временем его величество уже порядком поднакачался, даже несмотря на простенькое, но обычно эффективное отрезвляющее заклинание. Здесь оно почему-то плохо срабатывало.

— Ваше величество! Как настроение?

Повернувшись, он увидел Клива Далтона.

— Клив! Прекрасно. А у вас?

— Не скучаю, мой лорд, не скучаю.

— Не собираетесь поиграть в гольф?

Далтон с огорченным видом покачал головой.

— Такстон отказывается.

— Ох, я и забыл. Но разве вы не можете найти другого партнера?

— Половина удовольствия состояла в том, чтобы смотреть, как играет его светлость.

Кармин засмеялся.

— Да, мне случалось видеть, как он забивает самому себе. Бешеный темперамент.

— Не то слово. Со мной такое тоже иногда случается, но это совсем другое дело.

— Так почему бы нам не сыграть на пару?

Приятно удивленный, Далтон поднял брови.

— Сочту за честь, сир.

— Только очень скоро не обещаю. У меня сейчас очень плотное расписание.

— Когда будет угодно вашему величеству. Я всегда к вашим услугам, добродетельный милорд.

Кармин улыбнулся:

— Здорово у вас получаются эти шекспировские обороты. Смотрите, сначала войдет в привычку говорить «добродетельный милорд» и прочее в том же духе, а там, глядишь, станете расхаживать в трико и камзоле, с черепом в руках.

— Ну что же, где ещё у меня будет возможность пустить в ход кружевные манжеты и цветистые выражения?

— На балу, к примеру… Послушайте, мне сейчас нужно потихоньку поговорить с братом. Подойдите к моему секретарю, пусть он найдет «окно» в моем расписании, когда мы сможем сыграть в гольф. И черт меня побери, если я не приложу все усилия, чтобы сдержать слово. В самом деле. И мы сыграем не на общественном корте. У меня есть свой. Немного запущенный, но неплохой.

— Очень интересно. Договорились, сир.

— До встречи!

Кармин широкими шагами пересек дворик. Его брат принц по-прежнему болтал и шутил с гостьями. Трент мог быть очень разговорчив, в особенности когда оказывался в центре внимания. И очарователен, в высшей степени очарователен.

Принц Очарование — вот кто он такой, со своими соломенными волосами и волевым подбородком. Прекрасный человеческий образчик, он теперь совсем не походил на того своенравного ублюдка, который доставлял прежде столько неприятностей. Трент исправился. По крайней мере, по его собственным словам. И Кармин верил этому — судя по тому, как принц вел себя в последнее время, он действительно стал совсем другим человеком. Помогал справиться с Духами Ада. Позже они похитили его и зашвырнули в этот мир, эту тихую заводь, вместе с Шейлой, на которой он в конце концов и женился. Она ничего особенного собой не представляла — самая обычная Гостья замка. И замковые аристократы уже почти сбросили Трента со счетов, но его, похоже, это ничуть не волновало; кажется, он действительно освободился от своей навязчивой идеи захвата трона или осады Опасного.

7
{"b":"6056","o":1}