ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Остров разбитых сердец
Пилигримы спирали
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Магнетическое притяжение
На грани серьёзного
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Женщина начинается с тела
Поденка
Синий лабиринт
A
A

Думать так – ошибка. Это не значит, что наши мысли и чувства неискренни. Просто они не соответствуют действительности. Мы забываем о своей природе. А все мы эгоцентрики. Мир вертится вокруг нас. Нет людей полностью жертвенных. Только влюбленность создает такую иллюзию.

А как только влюбленность отжила свое (вспомните, в среднем, два года), мы возвращаемся в реальный мир и начинаем отстаивать свои права. У него и у нее появляются желания, но они различны. Он хочет секса, она слишком устала. Он хочет купить новую машину, она заявляет: «Глупости!» Она хочет навестить родителей, он недоволен: «Мы и так слишком часто видим их». Он собирается поиграть в футбол, она говорит: «Футбол тебе дороже меня». Мало-помалу ощущение близости пропадает, уступая место привычному поведению, желаниям, эмоциям, мыслям. Это уже два человека, и думают они по-разному. На короткое время они соединились в океане любви. А сейчас волны реальности уносят их друг от друга. Они больше не влюблены. Теперь они могут либо сдаться, разойтись и отправиться на поиски новой влюбленности, либо начнут тяжелую работу и научатся любить друг друга, когда блаженное состояние влюбленности прошло.

Влюбившись, мы больше не стремимся к личному росту. Скорее, нам кажется, что мы уже достигли всего.

Некоторые исследователи, среди них психиатр Скотт Пек и психолог Дороти Теннов, говорят, что влюбленность вообще нельзя называть «любовью». Доктор Пек утверждает, что влюбленность – не настоящая любовь по трем причинам. Во-первых, влюбленность – это не акт воли, не сознательный выбор. Как бы нам ни хотелось влюбиться, не всегда это получается. С другой стороны, влюбленность может настигнуть нас, когда мы вовсе ее не желаем. Часто мы влюбляемся не вовремя и не в тех.

Во-вторых, влюбленность – это не настоящая любовь, потому что не требует от нас сознательных усилий. Что бы мы ни делали, влюбившись, все дается с легкостью. Мы ведем долгие разговоры по телефону, готовы преодолеть любые расстояния, лишь бы увидеть друг друга, мы дарим дорогие подарки, строим планы. И это нам ничего не стоит. Инстинкт заставляет птицу строить гнездо, инстинкт толкает влюбленных на странные и необычные для них поступки.

В третьих, влюбленному не интересно, будет ли его партнер расти и развиваться. «Если, влюбляясь, мы и преследуем какую-то цель, так это убежать от одиночества и, возможно, покончить с ним навсегда, вступив в брак».[3] Влюбившись, мы больше не стремимся к личному росту. Скорее, нам кажется, что мы уже всего достигли, и двигаться вперед ни к чему. Мы счастливы, мы уже на вершине, и наше единственное желание – остаться там. А наша возлюбленная просто не может стать лучше, она и так совершенство. Мы только надеемся, что им она и останется.

Если влюбленность – не настоящая любовь, что же это? Доктор Пек говорит, что она – «генетически определенный, инстинктивный компонент брачного поведения. Иными словами, временное разрушение границ эго. Влюбленность стандартная человеческая реакция на сочетание внутренних сексуальных импульсов и внешних сексуальных стимулов. Благодаря ей возрастает вероятность сексуальных контактов, что способствует продолжению рода».[4]

Примем мы этот вывод или нет, но те из нас, кто был влюблен, вероятно, согласны, что это чувство не сравнится ни с чем. Способность рассуждать покидает нас, мы обнаруживаем, что говорим и делаем то, что никогда бы не сделали в обычном, трезвом состоянии. А очнувшись от наваждения, мы часто спрашиваем, почему поступали так. Когда волна чувств спадает и мы возвращаемся в реальный мир, где наши различия хорошо заметны, многие недоумевают: «Почему мы поженились? Мы же такие разные?» А когда мы были влюблены, нам казалось, что наши взгляды совпадают, по крайней мере, в самом важном.

Наши чувства оказались иллюзией, и многие считают, что перед нами – два пути: (1) всю жизнь мучиться с нелюбимым супругом, или (2) попытать счастья с другим. Сегодня мы чаще выбираем второй, наши родители предпочитали первый. Но прежде чем утверждать, что наш выбор лучше, давайте взглянем на цифры. Сегодня в нашей стране 40 % первых браков заканчиваются разводом. Такой же конец ждет 60 % – вторых браков и 74 % – третьих. Следовательно, вероятность найти счастье во втором и третьем браке не так уж велика.

Однако, исследования показывают, что есть и лучший вариант: признаем, что влюбленность – временный эмоциональный всплеск, и отправимся с нашим супругом на поиски настоящей любви. Любви, которая не будет наваждением, в которой соединятся разум и чувства. Такая любовь – это акт воли, она требует дисциплины и признает необходимость роста. Наша основная эмоциональная потребность – не влюбиться, а быть по-настоящему любимым, узнать не инстинктивную любовь, а любовь-выбор. Мне нужно, чтобы меня любил кто-то, кто сам захотел этого, потому что я достоин любви.

Такая любовь требует сил и дисциплины. Вы стараетесь на благо другого, и если вам это удается, вы и сами радуетесь, оттого что любите по-настоящему. Это не похоже на эйфорию влюбленности. Вообще, настоящая любовь родиться не может, пока не умрет влюбленность.

Нельзя хвалить человека за великодушные поступки, которые он совершил под властью наваждения. Им двигал инстинкт, и он вел себя необычно. А вот если, вернувшись в реальный мир, где у него есть выбор, он выбирает доброту и великодушие, это – настоящая любовь.

Потребность в любви необходимо удовлетворять, если мы хотим сохранить эмоциональное здоровье. Женатые люди жаждут любви и привязанности супруга. Мы чувствуем себя уверенно, когда знаем, что наш спутник принимает нас, заботится о нашем благополучии. Будучи влюбленными, мы испытывали те же чувства. Это было прекрасно. Но это прошло. Мы ошибались, думая, что влюбились навсегда.

Любовь, продиктованная разумом и волей. Именно к ней нас призывали мудрецы.

Наваждение не может длиться вечно. В учебнике брака это всего лишь предисловие. А сама книга – о любви, продиктованной разумом и волей. Именно к такой любви нас призывали мудрецы. Это любовь сознательная.

Не стоит отчаиваться, если вы, кажется, растеряли все чувства. Поскольку любовь – это выбор, любить можно, даже когда влюбленность умерла и мы вернулись к реальности. Мы должны изменить образ мыслей. Нужно занять такую позицию: «Мы поженились, и теперь я буду соблюдать твои интересы». Тот, кто хочет любить, найдет подходящий способ, чтоб воплотить это решение.

«У-у! как пресно!», – скажет кто-то. – «Любовь – это наша позиция… Любовь – это образ мысли… А прогулки при луне, ожидание, волнение, блеск глаз, восторг поцелуя, близость… Как иначе понять, что я для него или для нее на первом месте». Об этом – вся моя книга. Как показать другому, что он любим, как ответить на это глубочайшее желание. Если мы хотим научиться, мы сумеем. И эта любовь будет намного выше той, от которой мы «теряли голову».

Многие годы я рассказывал о языках любви на семинарах и в частных беседах. Тысячи людей подтвердят действенность моих советов. Мне приходят письма от тех, с кем я никогда не встречался. Я читаю: «Приятель дал мне послушать запись вашей беседы о языках любви. С тех пор отношения в семье совершенно изменились. Годами мы пытались любить друг друга – безуспешно. Сейчас мы нашли общий язык, и эмоциональный климат значительно улучшился».

Когда ваш супруг уверен, что вы любите его, и его сосуд любви полон, мир залит солнцем, он сумеет реализовать все свои способности. Но если его сосуд любви пуст, и он чувствует, что его не любят, а используют, он вряд ли добьется в жизни чего-то. В следующих пяти главах мы подробно обсудим языки любви, а потом, в девятой главе, я расскажу, как, зная родной язык вашего супруга, вы сможете выражать свою любовь.

Глава 4

Язык любви № 1: Слова поощрения

Марк Твен как-то сказал: «Добрым словом я могу питаться два месяца». Если понимать это буквально, то чтобы наполнить его сосуд любви, хватило бы шести слов в год. Вашему супругу, возможно, понадобится больше.

вернуться

3

Scott Peck, The Road Less Travelled (New York: Simon & Schuster, 1978), cmp. 89–90.

вернуться

4

Там же, стр. 90.

4
{"b":"6057","o":1}