ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За те пять дней, которые прошли между моментом моего назначения и моментом моего вступления в должность, я изучил этот вопрос, и мне стало совершенно ясно, какого метода следует придерживаться. По обе стороны Па-де-Кале уже начинались возмущения и беспорядки. В частности, в Фолькстоне 3 января вспыхнул бунт. Генерал Сметc только что был заменен сэром Эриком Геддесом, и ему было поручено наладить нормальное ведение промышленности. За несколько дней до того, как я вступил в военное министерство, все подступы к зданию военного министерства были запружены грузовиками с солдатами взбунтовавшихся подсобных армейских корпусов. Солдаты захватили эти грузовики и поехали на них в Лондон. На каждом грузовике красовалась надпись, заимствованная из одной карикатуры газеты «Дэйли Экспресс»: «Убирайтесь сами, или уберите Геддеса!»[15]. Великолепные армии, ни разу не поколебавшиеся во время самых страшных военных испытаний, были захлестнуты волной нетерпения и раздражения, сопровождавшихся серьезными нарушениями дисциплины.

Причина недовольства и болезни была ясна, были ясны и средства исцеления. Единственная трудность заключалась в том, чтобы заручиться согласием моих прочих коллег; я опасался лишь, что может быть уже слишком поздно. До вступления в мою новую должность я настоял на том, чтобы в вопросах, касающихся дисциплины армии, военный министр имел право окончательного решения, несмотря на возражения всех гражданских ведомств. При создавшемся положении в этом требовании вряд ли было возможно отказать, и согласие было мне охотно дано.

Я немедленно предложил следующие меры.

Во-первых. Как общее правило, солдаты должны отпускаться с фронта сообразно времени их службы и возрасту. Солдаты, пробывшие на фронте дольше всего, должны быть демобилизованы в первую очередь, а каждый, получивший три или более ранений, должен быть отпущен немедленно. Очередь демобилизации определяется согласно этому порядку.

Во-вторых. Армейское жалование должно быть немедленно увеличено более чем вдвое по сравнению с жалованьем военного времени, дабы таким образом уменьшить пропасть между вознаграждением солдат и рабочих.

В-третьих. Чтобы удержать на театре военных действий необходимые временные силы и в то же время демобилизовать возможно большее количество людей, сражавшихся на фронте, и в наиболее короткое время, необходимо на два года задержать в армии и отправить за границу 80 тысяч молодых людей, прошедших военное обучение, но еще не посылавшихся за пределы Англии.

Благодаря горячей поддержке сэра Дугласа Хэйга, которого я вызвал из Франции, и в виду продолжавшейся и все более усиливавшейся демобилизации в армии, я получил от военного кабинета необходимые полномочия. Но на это потребовалось некоторое время. Премьер-министр был во Франции. Бонар Лоу, хотя и располагавший широкими полномочиями, все важные вопросы передавал на его усмотрение. Военный кабинет опасался предложить парламенту новый закон о принудительной воинской повинности в такой момент, когда только что закончилась война и избиратели проявляли резко отрицательное отношение к подобной идее. Канцлер казначейства боялся чрезмерных расходов, связанных с значительным повышением армейского жалования. Но церемониться было некогда. После совещания с генерал-адъютантом сэром Джорджем Макдоног, человеком блестящих дарований, я решил вместе с ним поехать в Париж 23 января и получить от премьер-министра согласие на предложенный план. 24 января мы пили утренний чай у Ллойд-Джорджа, вместе с ним поехали на Кэ д'Орсэ[16] на заседание мирной конференции и, вернувшись вместе с ним к завтраку, обсудили положение. Я поручил генерал-адъютанту составить вчерне два приказа по армии, содержащие в себе те решения, которые принял премьер-министр, и в 6 часов вечера передать их на мое рассмотрение. Одобрив текст приказов, я велел генерал-адъютанту с ночным поездом вернуться в Лондон и опубликовать приказы с такими дополнениями и инструкциями, какие могли оказаться необходимыми. Все это должно было быть безотлагательно исполнено. 29 января были изданы приказ по армии № 54 (о добавочном вознаграждении лицам, задержанным на военной службе) и приказ по армии № 55 (об оккупационной армии). Заглавие первого достаточно ясно определяет его содержание. Во втором сообщалось о решении правительства сохранить оккупационные армии, пока не будет реорганизована регулярная армия, и излагались правила, согласно которым демобилизовались или удерживались в рядах армии офицеры и прочие воинские чины. Одновременно с этим были изданы соответствующие королевские указы.

Я написал особое объяснение для армии, где положение освещалось понятным для солдат языком. Оно было опубликовано одновременно с приказом по армии. Оно касалось всей деятельности военного министерства по отношению к войскам в предстоявшем 1919 году.

ОККУПАЦИОННЫЕ АРМИИ

Объяснительная записка военного министра

1. 11 ноября, когда было подписано перемирие, в британской армии числилось 3,5 млн. офицеров и солдат, состоявших на жаловании и казенном довольствии. В течение двух следующих месяцев было демобилизовано или отпущено по домам более 0,75 млн. Принятая система демобилизации имела своей целью оживление национальной промышленности путем возвращения на родину военных чинов в порядке, соответствующем важности той или иной профессии. Несомненно, это наиболее благоразумный способ, и он будет применяться в значительном большинстве случаев. Но теперь наступил момент, когда необходимо уделить военным нуждам такое же внимание, как и нуждам промышленности.

2. Если мы не хотим лишиться плодов нашей победы и, не обращая внимания на наших союзников, бросить на ветер все то, что мы выиграли ценой столь больших усилий и жертв, мы должны принять меры к тому, чтобы в течение многих месяцев на неприятельской территории оставались оккупационные армии. Эти армии должны быть достаточно сильны, чтобы заставить немцев, турок и прочих принять поставленные союзниками справедливые условия мира, и мы должны позаботиться об этом вместе с Францией, Америкой и Италией. Чем лучше будут обучены и дисциплинированы эти армии, тем меньше потребуется людей, чтобы выполнить возложенную на них задачу. Поэтому для успешного завершения войны мы должны создать сильную, крепкую, хорошо дисциплинированную и довольную своим положением армию, которая поддержала бы высокую репутацию британских войск и обеспечила такие условия мира, чтобы наши враги не вырвали у нас хитростью то, что мы выиграли по праву. Эта армия будет гораздо меньше теперешней. Она составит приблизительно одну четверть того состава, который мы использовали во время войны.

3. Наши главнокомандующие, хорошо знающие желания маршала Фоша, утверждают, что по их мнению потребуется не более 900 тыс. чел. всех рангов и видов оружия для охраны наших интересов в этот переходный период. Поэтому, когда будет организована эта новая армия, и даже до ее окончательной организации, на родину будет отпущено более 2,5 млн. человек, задержанных на военной службе после окончания военных действий. Они будут перевозиться с такой быстротой, какую могут развить в перевозке их поезда и суда и как скоро им может быть выплачено следуемое им жалованье. Другими словами, из 3,5 млн. чел. предполагается удержать 900 тыс., а остальных распустить в возможно более короткое время.

4. Но из кого выбрать эти 900 тыс. чел., которые должны остаться и докончить работу? Когда люди назначены к демобилизации, то их очевидно нужно отправлять на родину в таком порядке, который обеспечил бы более быстрое налаживание нашей промышленности, ибо в противном случае они лишатся тех средств к жизни, которые давала им армия, лишатся пайков и семейных пособий и очутятся на положении безработных. Но при удержании солдат на службе в оккупационной армии нельзя руководиться только производственными соображениями. Людей надо отбирать по такому принципу, который соответствовал бы чувству права и справедливости. Продолжительность службы, возраст и ранения – вот что главным образом должно давать человеку право на увольнение. Поэтому новая армия в первую очередь будет составляться из тех, кто не вступал в ряды армии до 1 января 1916 г., кому не более 37 лет от роду и у кого имеется не более двух ранений. Оставаться никоим образом не должны люди наиболее старшего возраста, люди, раньше всех взятые на службу, люди, которые больше всех выстрадали на войне.

5. Мы принимаем поэтому эти общие правила к руководству. По максимальным подсчетам, мы получим таким образом около 1,3 млн. чел. Из них и будет образована армия в 900 тыс. чел. Если, что весьма вероятно, мы найдем, что указанные категории, при учете всех наиболее важных исключительных случаев, дадут нам больше людей, чем требуется, то мы сократим их число до 900 тыс., понизив возраст оставляемых в армии сначала до 36, потом до 35 лет, затем отпустив на родину людей с двумя ранениями и наконец понизив возраст оставляемых до 34 лет.

Спустя некоторое время, нам уже не нужно будет держать наготове такую большую армию, и мы сможем постепенно сокращать ее, отпуская людей соответственно их возрасту. Когда же цели войны будут окончательно осуществлены, дивизии, остававшиеся на неприятельской территории до самого конца, будут возвращены на родину, как боевые единицы, и будут направлены в те главные города Великобритании, с которыми они территориально связаны.

В состав оккупационных армий будут приниматься добровольцы сроком на один год из числа людей, имеющих право на увольнение, если они пригодны в физическом и иных отношениях; за границу будут также посылаться молодые солдаты, служащие ныне на родине, чтобы и они в свою очередь выполнили свой долг. Все это облегчит положение более старых людей и даст возможность еще больше понизить возрастной предел и отправить домой более пожилых. В частности, для охраны подступов к Рейну будут посланы 69 батальонов молодых солдат 18-летнего возраста и старше, находящихся ныне в Великобритании. Это даст возможность возвратиться на родину соответствующему числу людей, достаточно пожилых, чтобы быть их отцами, а молодые солдаты смогут повидать занимаемые нами германские провинции и те поля сражений, на которых британская армия стяжала себе бессмертную славу.

6. С 1 февраля начнется формирование новых оккупационных армии, и можно надеяться, что через три месяца они будут окончательно организованы. Тогда образуется две категории солдат: те, кто входит в состав оккупационных армий, и те, кто подлежит демобилизации. Все возможное будет сделано для того, чтобы отослать домой или вообще распустить те 2,5 млн. человек, которые больше не требуются. Но они должны дока терпеливо дожидаться своей очереди и образцово выполнять свои обязанности. Всякий из назначенных к увольнению людей, провинившийся в том или ином нарушении субординации, независимо от прочих наказаний будет поставлен в самом конце списка. Быстро перевезти эти массы людей на родину возможно только в том случае, если каждый строжайшим образом исполнит свой долг. Правительство однако признает, что служба в оккупационных армиях является чрезвычайным, вызванным необходимостью требованием со стороны государства, которое приходится выполнять определенным категориям его граждан. Поэтому вознаграждение оккупационных армий будет значительно увеличено, и каждый военнослужащий будет получать наградные, считая со дня зачисления его в оккупационный корпус, в дополнение к тому, что полагается ему с 1 февраля.

… … …

9. Оккупационными армиями будут считаться:

• Армия, находящаяся в Великобритании.

• Рейнская армия.

• Армия на Среднем Востоке.

• Отряд на Дальнем Севере.

• Гарнизоны в британских колониях и Индии.

… … …

12. Приведенные выше правила представляются наилучшими, какие можно установить для 1919 года. Но за этот год мы должны перестроить старую британскую регулярную армию таким образом, чтобы обеспечить добровольно набранные гарнизоны в Индии, Египте, крепостях Средиземного моря и в других пунктах за пределами Англии.

Мы надеемся, что прилив добровольцев в регулярную армию усилится, как только основная масса людей, записавшихся в армию в первый период войны, вернется к вольной штатской жизни и будет иметь возможность осмотреться вокруг себя. От успешного создания этой армии зависит теперь смена территориальных батальонов, находящихся в Индии, и различных армейских частей, посланных на отдаленные театры военных действий. Поэтому будут приложены все усилия для того, чтобы ускорить образование новой армии как путем набора добровольцев, так и путем подписания контрактов на сверхсрочную службу.

13. В данный момент нет необходимости определять условия, на которых будет создаваться армия национальной обороны в послевоенное время; ибо имеются другие, более настоятельные вопросы, которые следует разрешить в первую очередь.

14. Настоящим мы доводим до сведения армии и всего народа весь план военного министерства. С помощью этого плана министерство наймется разрешить трудности создавшегося положения и охранить британские интересы; план этот был согласован со всеми заинтересованными ведомствами и департаментами. В тех его пунктах, которые требуют согласия парламента, таковое будет испрошено незамедлительно. Военнослужащие всех чинов и категорий должны согласно и энергично работать для его выполнения и таким образом обеспечить наши общие интересы и конечную победу нашего дела.

вернуться

15

Непереводимая игра слов: «Get on or get out Geddes». – Ред.

вернуться

16

Набережная Сены в Париже, где помещается французское министерство иностранных дел. – Ред.

17
{"b":"6059","o":1}