ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Было решено, что пленарная сессия конференции назначит особую комиссию для выработки конституции Лиги наций. Дискуссии в Совете десяти, где был установлен этот порядок занятий, весьма поучительны. Президент Вильсон, выступавший до тех пор в роли борца за интересы малых держав, понял, что нельзя будет ничего сделать, если в комиссию по выработке устава Лиги будет допущено большое число представителей мелких государств. Поэтому он высказался за образование возможно меньшей по численности комиссии, составленной из представителей держав, облеченных наибольшей ответственностью. В противоположность ему Клемансо и Ллойд-Джордж несколько иронически отстаивали притязания малых наций. Лига должна была быть их щитом и опорой. Как же можно было не допустить их в комиссию? Не лучше ли было бы дать им возможность заниматься полезной деятельностью, вместо того чтобы предоставлять им мрачно бродить по Парижу в ожидании решения Совета десяти? Все великие державы кроме США были чрезвычайно обеспокоены тем, что конференция не двигалась с места, ибо их представителям приходилось считаться с растущим нетерпением на их родине. В то время как главные вопросы оставались нерешенными, каждый пункт устава Лиги наций должен был тщательно обсуждаться. Они приходили в отчаяние и опасались, что главнейшие проблемы будут отложены на много недель или даже на много месяцев.

В конце концов была назначена очень хорошая комиссия, которая включила в свой состав представителей некоторых малых наций и в то же время не было слишком громоздка по своей численности. От Великобритании в нее были назначены два наиболее видных сторонника создания Лиги наций – лорд Роберт Сесиль и генерал Сметс[39]. Вильсон решил председательствовать сам, и великая задача стала энергично осуществляться.

В «Истории мирной конференции», вышедшей под редакцией д-ра Темперлей в издании Института внешней политики, возникновение Лиги наций объясняется тремя причинами. Во-первых, необходимо было организовать в какой-либо форме постоянный Совет наций, орган, ответственный за поддержание мира; во-вторых, необходимо было создать более прочные гарантии неприкосновенности малых народов, что ясно доказывала судьба Бельгии; в-третьих, созданию Лиги способствовала все более и более укреплявшаяся вера в выгоды экономического сотрудничества. К этому можно было бы добавить и другие причины, именно – то обстоятельство, что в течение более чем четырех лет двадцать миллионов человек сражались друг с другом и уничтожали друг друга, а теперь бойня эта приостановилась, и большинство людей думало, что она никогда более не повторится.

Некоторые утверждали, что Лига наций была американским изобретением, которое было силой и хитростью навязана несговорчивой Европе. Факты говорят другое. Идея эта возникла в большинстве цивилизованных стран в течение трех последних лет войны, и для пропагандирования ее образовался ряд обществ как в Америке, так и в Англии. Первым англичанином, изложившим свои взгляды на этот счет в письменной форме, был лорд Роберт Сесиль, Статья его была написана в конце 1916 г. Выдвинутые им положения, хотя и не развитые в полной мере, представляли собой в сущности черновой проект статей XV и XVI устава Лиги наций и явились основой работ учрежденного в 1917 г. комитета под председательством лорда Филлимора. Этот комитет выработал примерный устав Лиги и еще весной 1918 г. переслал его американскому правительству и правительству других стран. Летом 1918 г. президент Вильсон поручил полковнику Хаузу разработать проект Филлимора, и 16 июля Хауз познакомил президента со своими соображениями по этому поводу. Основное дополнение, внесенное Хаузом, сводилось к тому, что Лига должна гарантировать территориальную целостность и независимость всех входящих в нее государств, между тем как проект Филлимора ограничивался установлением гарантий для приведения в исполнение международных соглашений об арбитраже. Когда Вильсон лично пересматривал проект, он вычеркнул пункт, говоривший о создании международного суда, сделал многозначительное дополнение, то самое, на котором настаивал лорд Сесиль в своем первоначальном проекте, именно – дополнение о том, что нарушение мира должно быть наказано вооруженной силой.

Тем временем 16 декабря 1918 г. генерал Сметс разработал независимо от Вильсона свой собственный проект Лиги, где подробно говорилось об ее организации, предлагалось учредить не только совет Лиги, но и общее собрание наций и включались пункты об отмене всеобщей воинской повинности, ограничении вооружений и мандатной системе для отсталых территорий или государств, нуждающихся в опеке.

О роли самого Вильсона его летописец Бекер говорит следующее: «Во всем уставе Лиги нет ни одного пункта, ни одной идеи, которая исходила бы от президента. Он ограничивался главным образом ролью редактора или компилятора, который производит отбор, исключение или объединение проектов, поступавших к нему от других лиц».

Этим никоим образом не преуменьшается та важная роль, которую сыграл Вильсон. В свой проект он внес много ценных поправок, а также прибавил новую статью устава, которая должна была обеспечить для рабочих справедливое рабочее время и гуманные условия труда, и другую, ранее отсутствовавшую статью, которая требовала от новых государств предоставления равноправия национальным меньшинствам. Именно этот Проект американцы и представили 10 января 1919 г. на обсуждение мирной конференции; через десять дней британская делегация также представила окончательный вариант британских соображений по тому же поводу. Британский и американский проекты, которые в основном совпадали, были объединены сэром Сесилем Герстом от имени Великобритании и Гентером Миллером от имени США. В последних числах января и в февраля объединенный проект был рассмотрен комиссией по составлению устава Лиги, и в конце концов 14 февраля представлен на рассмотрение пленарной сессии конференции. Таким образом, Лига наций была воплощением англосаксонской идеи, порожденной моральным сознанием лиц, близких друг другу по темпераменту и живших по обе стороны Атлантического океана.

Президент Вильсон всей душой отдался этой великой идее, и когда будут забыты все тяжелые переживания этих дней и собственные ошибки президента, то образование и огромное значение этого нового международного общества будет прочно соединяться с воспоминаниями о нем. Британская делегация все время его поддерживала. Все либеральные элементы нашего острова отстаивали и продолжают отстаивать идею Лиги. Все прочие здравомыслящие люди также поняли, насколько выгодна такая Лига для широко разбросанных государственных образований Британской империи. Критические возражения возникали лишь у скептиков. Идея эта казалась слишком хорошей, чтобы ее можно было осуществить. Сможет ли Лига заменить собою национальное вооружение? Не окажется ли она в критическую минуту иллюзией, и не погибнут ли в какой-нибудь будущей катастрофе те, которые больше всего на нее надеялись? Эти критики считали более благоразумным сохранить в действии старые испытанные гарантии, пока не будет создано новых. Но поддержка, оказанная Великобританией вильсоновскому плану Лиги наций, была вполне искренней и носила положительный, а главное – практический характер. Без поддержки Великобритании президент Вильсон не мог бы добиться своего. Казалось вполне естественным, что более мелкие или более слабые государства будут с радостью приветствовать царство закона, охраняющего их от владычества или нападения других наций. Франция, Италия, а также и Япония весьма благожелательно относились к новому евангелию; они гораздо глубже погрязли в мрачной действительности, а потому с большим упрямством повторяли доводы британских скептиков. Но настоящая оппозиция Лиге наций пришла из США. Из всех традиций американского народа вытекала полная его изоляция от смут и антагонистических противоречий Старого света. Три тысячи миль водной поверхности в Атлантическом океане и семь тысяч миль в Тихом были достаточно основательными доводами против того, чтобы впутываться в дела столь отдаленных стран. Все доктрины, провозглашенные отцами американской федерации, начиная с Вашингтона и кончая Монроэ, заключали в себе принцип невмешательства. Науке потребуется, вероятно, еще пятьдесят лет развития, прежде чем океанские пространства потеряют политическое значение. В человеческой истории это недолгий период, но все же он намного превышает продолжительность парижской конференции в 1919 г. нашей эры.

вернуться

39

Бывший южноафриканский премьер. – Ред.

39
{"b":"6059","o":1}