ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Как вырастить гения
Путь журналиста
Предприниматели
Мне сказали прийти одной
Мой грешный герцог
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Сила притяжения
A
A

Теперь мы рассмотрели целый ряд вопросов, подлежавших компетенции мирной конференции и возбуждавших столько разговоров. Ни один из них, кроме вопроса о Лиге наций и о судьбе германских колоний, не касался существенных проблем. Остальные вопросы были исчерпаны в сравнительно короткое время. Очень многие с удивлением вспомнят, что когда-то вопросы эти сильно их волновали. Представители американского идеализма в настоящее время находятся в тесном контакте с испорченными британцами и европейцами. Нелепые идеи относительно германских платежей выражены в пунктах, которые никогда не будут приведены в исполнение и исполнению которых мешают другие пункты трактата. Военные преступники укрылись под защиту наиболее знаменитых воинов Германии, а голландцы никогда не выдадут кайзера Ллойд-Джорджу. Таким образом, множество препятствий и пошлостей убрано с дороги, и мы можем подойти к центральным проблемам, к расовым и территориальным вопросам, к вопросу о европейском равновесии и вопросу об образовании мирового государства. От того или иного разрешения этих вопросов зависит будущее, и нет на земле ни одной хижины, белые, коричневые, красные, черные или желтые обитатели которой не могли бы в один прекрасный день испытать на себе все последствия данного разрешения их и притом в очень неприятной для них форме.

Настроение во всех странах подымалось. Британское общественное мнение спрашивало, когда будет подписан мир, когда Германию заставят платить и что случилось с кайзером. Республиканская партия в Америке язвительно критиковала планы президента, направленные к исправлению человечества, и настойчиво требовала возвращения американских войск и уплаты по американским займам. Итальянцы настаивали на удовлетворении своих территориальных и колониальных притязаний, а Франция была преисполнена ярости и тревоги по поводу своей будущей безопасности. Нации побежденных стран были парализованы и боязливо ожидали момента, когда им объявят их судьбу.

Многие надеялись, что принятие британскими доминионами мандатного принципа и достигнутое относительно этого соглашение с президентом Вильсоном дадут возможность принять практические решения о границах и юридических полномочиях. Но президент Вильсон решил, что составление устава Лиги наций и его утверждение должны предшествовать всем решениям территориальных вопросов. Совет десяти хотел поскорее приняться за работу, встревоженный и растущим страхом и недовольством в представляемых им странах. В первых числах февраля разразился первый кризис мирной конференции. Ллойд-Джордж, выражавший в этом отношении мнение всех, заявил, что практических вопросов нельзя далее откладывать. Разве можно было создавать новый мировой орган, в то время как каждый дожидался ответов на неотложные вопросы? Перед делегатами лежит огромная задача, и они обязаны заключить мир. Именно для этого они и собрались здесь. Они не исполняли бы своего долга, если бы не добились скорого заключения мира. Было известно, что 14 февраля президент должен был возвратиться в США для выполнения важных конституционных обязанностей. Можно ли было рассчитывать, что удастся окончательно утвердить устав Лиги наций до этого срока? Тем не менее президент заявил своей аудитории, что к этому дню все должно быть кончено. Аудитория почувствовала облегчение, хотя и не вполне поверила ему. Однако обещание было выполнено. Комиссия, разрабатывавшая устав Лиги наций, вела свою работу головокружительным темпом, и благодаря ее усилиям, которым больше всего содействовала британская делегация, 14 февраля проект устава Лиги наций был предложен в окончательной форме на рассмотрение пленума конференции. После окончания военных действий прошло уже три месяца, а тем не менее не было достигнуто соглашения ни по одному из тех определенных и важнейших вопросов, от которых зависели умиротворение и восстановление Европы. Во многих областях победители уже не могли проводить в жизнь свои решения с той силой, с какой они могли это делать раньше. Измученные и беспомощные народы должны были заплатить за проволочки тяжелой ценой, ценой крови и лишений. Но, тем не менее, удалось создать величественную организацию, на которую все союзные государства изъявили свое предварительное, но решительное согласие. В составлении устава Лиги наций участвовало много людей. Филлимор, Роберт Сесиль, Сметс и Герст – таковы имена, навеки связывающие Британскую империю с образованием этого института. Благодаря спешке, с которой разрабатывался устав, неизбежно вкрался целый ряд ошибок и недостатков. Тем не менее здание было заложено на крепком основании, и на краеугольном камне этого здания, создававшегося добродетельными людьми всего мира, в том числе и более всего преданными и умелыми англичанами, навеки сохранится надпись: «Заложено воистину и заложено хорошо Вудро Вильсоном, президентом Соединенных Штатов Америки». Кто будет сомневаться в том, что на этой гранитной скале и вокруг нее вырастет со временем дворец, куда рано или поздно будут доверчиво обращаться «все люди всех стран» в полной уверенности, что все их запросы будут удовлетворены?

ГЛАВА IX

НЕОКОНЧЕННАЯ ЗАДАЧА

«Большевизм грозит силой оружия утвердить свою власть среди той части населения, которая отказалась его признать и которая по нашему настоянию сорганизовалась. Если бы мы, после того как русские сослужили нам ту службу, какая нам была нужна для достижения наших целей, и после того как русские приняли на себя весь сопряженный с этим риск, сказали бы им: „Благодарим вас, мы вам крайне обязаны. Вы сделали то, что требовалось для достижения нашей цели, и больше вы нам уже не нужны. Пусть теперь большевики перегрызают вам горло“. Если бы, повторяю, мы это сказали, то мы поступили бы подло, мы поступили бы низко».[43]

«Если России суждено спастись, о чем я молю небеса, она должна быть спасена русскими. Только мужеством, храбростью и добродетелями самих русских может быть достигнуто возрождение этой когда-то могущественной нации, славной ветви европейской семьи народов. Мы можем оказать помощь русским войскам, призванным на поле сражения во время германской войны отчасти по нашей инициативе и теперь сражающимся против низкого варварства большевиков, можем, повторяю, оказать им помощь присылкой оружия, военного снаряжения, всякого рода оборудования, а также в области технического содействия помощь добровольную. Спасти Россию должно, однако, само русское войско. Сильными руками самого русского народа, повинующеюся голосу своего сердца, должна главным образом вестись борьба против большевизма».[44]

Обязательства, взятые на себя во время перемирия. – Меморандум лорда Бальфура от 29 ноября. – Сферы английской и французской интервенции. – Французы в Одессе. – В военном министерстве. – Принцевы острова и Парижская конференция. – Мои предложения. – Переписка с премьер-министром. – Миссия Буллитта. – Положение ухудшается. – Колчак. – Сибирская армия. – Пять великих держав обращаются к Колчаку с запросом. – Нота Колчаку. – Его ответ. – Решение великих держав оказать ему поддержку. – Слишком поздно.

Отъезд президента Вильсона и последовавший затем перерыв в парижских переговорах дают мне повод вернуться к изложению событий во внешнем мире, характерных для суровой действительности тех дней.

Перемирие и крах могущества Германии повлекли за собой полную переоценку ценностей в русском вопросе. Союзники вступали в Россию неохотно и рассматривали русский поход как необходимую военную операцию. Но война была кончена. Со стороны союзников потребовалось немало усилий для того, чтобы громадные запасы, имевшиеся в России, не достались германским войскам. Но этих войск больше уже не существовало. Союзники стремились спасти чехов, но чехи уже успели сами себя спасти. В силу этого все аргументы в пользу интервенции в России исчезли.

вернуться

43

Речь Ллойд-Джорджа в палате общин 16 апреля 1919 г.

вернуться

44

Речь Черчиля во дворце лорда-мэра Лондона (Manison House) 19 февраля 1919 г.

43
{"b":"6059","o":1}