ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взгляды Ллойд-Джорджа находят должное отражение в следующей телеграмме:

Премьер-министр м-ру Филиппу Керр[47]

16 февраля 1919 г. 

«Повидайте Черчиля и скажите ему, что я согласен с текстом каблограммы, которую предположено послать большевикам. Что касается того плана, который предложен им в качестве альтернативы, то я надеюсь, что Черчиль не вовлечет нас ни в какие дорогостоящие операции, которые повлекли бы за собой большие затраты людьми или деньгами. Текст каблограммы, которую он мне прислал, дает известное основание для этого. Из его беседы со мной я понял, что все, что он намеревается предпринять – это послать опытных специалистов-добровольцев, желающих отправиться в Россию и готовых повезти с собой все то снаряжение, какое мы будем в состоянии им предоставить. Равным образом я понял, что наша добровольческая армия от этого не пострадает и что формирование добровольческого отряда будет совершаться не в таком масштабе, чтобы вызвать резкий протест в нашей стране, вовлекая нас в тяжелые расходы и препятствуя росту нашей собственной добровольческой армии.

Все это должно быть совершенно ясно всем другим державам до того, как будет достигнуто соглашение, так как иначе они будут или чересчур полагаться на нас или упрекать нас в том, что мы не сдержали своих обещаний. Основная мысль та, что надо помочь России спастись в том случае, если она этого хочет; если же она не воспользуется представляющимся для этого случаем, то это будет значить, что она или не хочет быть спасенной от большевизма, или что теперь уже слишком поздно. Может быть только одно оправдание вмешательству в дела России, а именно то, что Россия этого желает. Если это так, то в таком случае Колчак, Краснов и Деникин должны иметь возможность собрать вокруг себя гораздо большие силы, чем большевики. Эти войска мы могли бы снабдить снаряжением, а хорошо снаряженное войско, состоящее из людей, действительно готовых сражаться, скоро одержит победу над большевистской армией, состоящей из насильно завербованных солдат, особенно в том случае, если все население настроено против большевиков.

Если же, с другой стороны, Россия не идет за Красновым и его помощниками, то в таком случае мы нанесли бы оскорбление всем британским принципам свободы, если бы использовали иностранные армии для того, чтобы насильно организовать в России правительство, которого не желает русский народ».

Я ответил, что в согласии с его взглядами об ограниченном характере нашей помощи будет ясно заявлено. Но достигнуть какого-либо соглашения между державами оказалось невозможным. Если бы оба – Ллойд-Джордж и президент Вильсон – были в это время в Париже, то к тому или другому решению, быть может, все же удалось бы прийти.

М-р Черчиль премьер-министру 

Сегодня днем я предложил сформировать военную комиссию с целью установить, какие мероприятия необходимы для того, чтобы оказать помощь в России тем армиям, которые мы вызвали к жизни во время войны с Германией, и для того, чтобы защитить независимость лимитрофных государств.

Были высказаны опасения, что даже создание такой комиссии для анализа создавшегося военного положения может стать известным и вызвать волнение.

В силу этого Бальфур предложил, не создавая формально никакой комиссии, дать возможность военным властям столковаться друг с другом и вместо того, чтобы делать доклад конференции в ее полном составе, вручить в отдельности заседающим там своим представителям меморандум, в котором были бы суммированы результаты этих неофициальных бесед.

После того как Клемансо указал на всю странность того, что представители народов-победителей в великой войне боялись ныне обратиться к своим военным советникам в Версале с запросом на тему, которую все признавали крайне важной для всей Европы, все согласились на сделанное предложение.

Вот почему в один из дней ближайшего будущего вам предстоит получить документ, содержащий в себе различные мнения военных авторитетов, касающиеся России. Пока иных обязательств для вас не возникает.

При этих обстоятельствах оставаться в Париже было для меня бесполезно, и поэтому 18-го числа я вернулся в Лондон. Я уверен, что предложенный мною план действий был и разумен и практически выполним. Единственный шанс на успех и спокойствие для русских националистов лежал в единстве союзников и в должном согласовании предпринимаемых ими мероприятий. Многого союзники дать им не могли, но это немногое они могли дать в такой форме, которая могла быть полезной.

Когда оба проекта – и предложение приехать для переговоров на Принцевы острова, и совместное обсуждение военных и дипломатических возможностей – кончились ничем, американцы, с согласия Ллойд-Джорджа, 22 февраля послали в Россию некоего Буллита. Через неделю или две он вернулся в Париж с предложениями советского правительства, готового идти на соглашение. Момент был для этого неподходящим: армии Колчака как раз в это время достигли в Сибири значительных успехов, а Бела Кун только что поднял коммунистический мятеж в Венгрии. Негодование французов и англичан против всякого соглашения с большевиками достигло своего предела, и советские предложения Буллиту, которые без сомнения были сами по себе лживы, вызвали всеобщее презрение.

Таким образом мы вновь уперлись в тупик.

Премьер-министр в ответ на многочисленные запросы военного министерства, ждавшего от него окончательного решения, какой политике надлежит следовать, ответил требованием дать ему точную смету расходов по различным предложенным мероприятиям.

М-р Черчиль премьер-министру

27 февраля 1919 г. 

Одновременно с сим посылаю вам сведения об английской помощи России. Как вы увидите, помощь эта значительна. В упрек можно поставить нам то, что эта помощь не является результатом определенной политики и что в то время, как эта помощь весьма ощутительно истощает наши ресурсы, цели ее не проводятся с достаточной силой, чтобы привести к определенным результатам. В основе всего предприятия не чувствуется достаточного желания «выиграть дело». По всем пунктам нам не хватает как раз того, что необходимо для достижения реального успеха. Отсутствие желания «выиграть дело» сообщается и нашим войскам, неблагоприятно воздействуя на их моральное состояние, и нашим русским союзникам, задерживая все их начинания, и нашим врагам, возбуждая их усилия.

Вы жаловались на военное министерство, не давшее вам нужных сведений; я должен указать по этому поводу, что военный кабинет давно уже сносится непосредственно с начальником штаба и другими военными властями, и военному кабинету так же хорошо известно, как и мне, как трудно получить от военных точные планы и сметы по русскому вопросу. Причина этого та, что все связанные с разрешением этого вопроса факторы неопределенны и военные соображения находятся постоянно в зависимости от политических решений, которые до сих пор не приняты окончательно. Так например по основному вопросу союзные державы в Париже не решили, желают ли они воевать с большевиками или заключить с ними мир. Державы остановились на полпути между этими двумя политическими линиями, испытывая одинаковое нерасположение к обеим…

Через две недели:

М-р Черчиль премьер-министру

14 марта 1919 г. 

Четыре месяца, которые прошли со дня подписания перемирия, оказались крайне тяжелыми для антибольшевистских войск. Это объясняется не тем, что силы большевиков все увеличиваются, хотя известное увеличение все же было, а отсутствием определенной политики со стороны союзников и какой бы то ни было действительной поддержки с их стороны тех военных операций, которые ведутся против большевиков в различных пунктах России.

Предложение о созыве конференции на Принцевых островах сыграло свою роль в том, что началось общее утомление и упадок духа. Тот факт, что германским войскам был дан приказ покинуть Украину без того, чтобы были приняты какие-либо меры, чтобы остановить продвижение большевиков, дал этим последним возможность быстро занять значительную часть этой богатой территории, полной новых запасов продовольствия, и в настоящее время большевики, заняв Херсон, подошли к самому Черному морю. В войсках Колчака наблюдаются признаки слабости и, как вам известно, многочисленные проявления большевизма наблюдались недавно позади сибирского фронта, причем в одном случае японцам пришлось претерпеть тяжелую борьбу.

вернуться

47

Личный секретарь премьера. – Ред.

47
{"b":"6059","o":1}