ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Всем известно, что война эта нам навязана, – говорил Ленин по поводу роли интервенции в гражданской войне, – все знают, что против нас пошли белогвардейцы на западе, на юге, на востоке только благодаря помощи Антанты, кидавшей миллионы направо и налево, причем громадные запасы снаряжения и военного имущества, оставшиеся от империалистской войны, были собраны передовыми странами и брошены на помощь белогварцейцам, ибо эти господа, миллионеры и миллиардеры, знают, что тут решается их судьба, что тут они погибнут, если не задавят немедленно нас».[9]

События повторяются.

Чем глубже становится мировой экономический кризис, перерастающий в кризис политический, с одной стороны, чем выше подъем социалистического строительства в Советском союзе – с другой, тем острее противоречие между империализмом и социализмом.

Основным противоречием империалистского мира остается противоречие между Англией и Америкой. Во всех уголках мира – в Азии и Африке, в Европе и Южной Америке – идет все усиливающаяся борьба за гегемонию между двумя мировыми разбойниками. Вокруг этого противоречия, как вокруг оси, располагаются все другие империалистские противоречия, все углубляясь и расширяясь и, в силу неравномерности развития капитализма, часто становятся даже острее основного противоречия, – таковы противоречия между Англией и Францией на современном этапе, между Америкой и Японией или Америкой и Францией.

Но бурное развитие социализма на ряду с все усиливающимся мировым кризисом перемещает центр тяжести. Центральным противоречием мира стало противоречие двух систем – империализма и социализма.

10 лет назад выход из этого противоречия империалистские хозяева искали в интервенции, в вооруженном свержении советской власти как крупнейшего фактора в революционизировании рабочих масс.

«…Большевистская опасность в настоящий момент очень велика. Большевизм расширяется. Он захватил Балтийские области и Польшу и как раз сегодня получены дурные известия об его успехах в Будапеште и Вене… Если большевизм, распространившись в Германии, перебросится через Австрию и Венгрию и достигнет Италии, то Европа окажется перед лицом огромной опасности».

Так говорил Клемансо на заседании премьеров пяти крупнейших империалистических держав – Англии, Америки, Франции, Италии и Японии, намечая пути и формы борьбы с советской республикой.[10]

Но интервенция явно проваливалась, и против большевистской опасности надо было искать новых средств.

«Обычно, чтобы остановить распространение эпидемии, – говорил 21 января 1919 г. на заседании премьеров итальянский министр Орландо, – устанавливают санитарный кордон. Если принять подобные же меры против распространения большевизма, он мог бы быть побежден, ибо изолировать его – значит победить».

Санитарный кордон, однако, уже давно сам стал рассадником большевизма: «санитарные» страны – Польша, Чехословакия – сами вот-вот загорятся революционным огнем.

И снова, по мере углубления мирового социального и экономического кризиса и одновременно бурного роста социализма в Советском Союзе, империалистский мир ищет выхода в войне и интервенции.

«Каждый раз, – говорил на XVI съезде т. Сталин, – когда капиталистические противоречия начинают обостряться, буржуазия обращает свои взоры в сторону СССР: нельзя ли разрешить то или иное противоречие капитализма или все противоречия, вместе взятые, за счет СССР, этой страны Советов, цитадели революции, революционизирующей одним своим существованием рабочий класс и колонии…

Отсюда тенденция к авантюристским наскокам на СССР и к интервенции, которая (тенденция) должна усилиться в связи с усиливающимся экономическим кризисом».

Обобщением этих тенденций являются мемуары организаторов интервенции, проверяющих свой старый опыт.

Опыт, однако, шутка обоюдоострая: проверяют его и по эту сторону границы.

И. Минц

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Мировой кризис - churchill.jpg

Настоящим томом заканчивается та работа, которую я предпринял почти десять лет тому назад и которая должна была быть одним из вкладов современников в историю мировой войны. Как и в предыдущих томах, повествование о мировых событиях и обсуждение их сосредоточено вокруг моих личных переживаний. Этот метод оправдан интересами того читателя, который стремится создать свое собственное мнение на основании целого ряда подобных рассказов о событиях подлинных, поскольку рассказ ведется от имени одного из участников. Но такой метод означает, что удельный вес событий представляется в значительно измененном виде. Так, например, эпизоды и начинания, в которых я принимал личное участие или о которых я знал из первоисточника, естественно, слишком сильно выдвигаются на первый план. По мере возможности я рассказывал о событиях так, как я говорил или писал о них в то время. Читатель должен учесть это в тех местах, где я привожу подлинные документы. Я рассказываю о событиях так, как я сам наблюдал их. Но другие смотрели на них с другой точки зрения, и многое от меня ускользало.

Описывая события, о которых идет речь в настоящем томе, я к своему изумлению обнаружил, что очень многие важные события, в которых мне случилось лично участвовать, совершенно изгладились из моей памяти. В эти годы деловое напряжение было чрезвычайно велико, события следовали друг за другом непрерывно меняющимся потоком, весь мир был приведен в движение, и одни впечатления изглаживали другие. Только тогда, когда я перечитывал речи, письма и записи этого времени, в моем уме снова оживают эти напряженные и захватывающие годы. Я убежден, что в истории вряд ли найдется какой-либо другой период, более подробно описанный, более основательно забытый и менее понятый, чем те четыре года, которые следовали непосредственно за перемирием. Поэтому в настоящее время не лишне дать общую картину исторической сцены, хотя бы и с личной точки зрения, и проследить в лабиринте бесчисленных эпизодов единую и неумолимую связь причин и следствий.

Многие книги, написанные после войны, касались парижской мирной конференции, по поводу которой уже существует объемистая литература. В эти годы моя работа велась главным образом вне стен Парижа и Версаля, и мне приходилось непосредственно наблюдать те последствия, к которым приводили решения уполномоченных держав в Париже, а иногда и то, что их решения откладывались. Решения эти отзывались на интересах великих стран и миллионах людей. Об этих-то внешних последствиях и говорит главным образом настоящий том. К несчастью, по большей части он является летописью бедствий и трагедий. Я предоставляю судить самому читателю, насколько неизбежен был такой ход событий. Ни в один период моей общественной жизни, охватывающей ныне более четверти столетия, государственная деятельность не была столь трудна, как в эти послевоенные годы. События следовали друг за другом в беспорядке. Люди устали и с трудом находили общий язык. Сила государственной власти падала, материальное благополучие уменьшалось, проблема денег становилась все более беспокойной. С одной стороны, возникало множество трудных проблем, а с другой – все более уменьшались средства для их разрешения. Кроме того, приспособляться к новым условиям было далеко не легко. Люди не могли понять, каким образом победа, превзошедшая все ожидания, привела к слабости, недовольству, партийным раздорам и разочарованию, между тем как на самом деле все эти явления естественным образом сопутствовали процессу восстановления. Поэтому необходимо осторожно относиться к недостаткам и ошибкам лиц, стоявших тогда на вершине власти и занимавших более трудное положение, чем кто бы то ни было.

ГЛАВА I

ИСЧЕЗНУВШЕЕ ОЧАРОВАНИЕ

Четыре века настойчивости и последовательности. – Триумф. – Радость и разочарование. – Владыки мира. – Мечты в момент перемирия. – Свидание. – Россия. – Германии предоставляется удобный случай. – Новое оружие. – Новая знать. – Непредвиденная ситуация. – Внезапное потрясение. – Мир. – Исчезнувшее очарование.

вернуться

9

Ленин В. И. Сочинения. Изд. 2-е. Т. XXIV. С. 62.

вернуться

10

Bullit's mission to Russia. N. Y. 1920.

6
{"b":"6059","o":1}