ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Черчиль – Коллинзу и Гриффитсу

21 марта 1922 г.

«Положение на границе, несомненно, становится все более и более опасным. Взрыв страстей мог бы оказаться гибельным, и даже продолжение существующего ныне напряжения рискует создать на границе укрепленную военную линию, что было бы до последней степени невыгодно для вас. По моему мнению, совершенно нельзя опасаться, что северяне устроят набег на территорию южан. Если набег совершится, то инициаторы его сами поставят себя в невыгодное положение, а британское правительство примет все зависящие от него меры. Я уверен, что вам нечего бояться в этом отношении. Даже если бы набег произошел, он причинил бы вред лишь людям, за него ответственным, подобно тому как набеги и похищения, организованные из Монагана, причинили вред южной Ирландии. Мне передают, что так называемая ирландская республиканская армия собирается по пограничной полосе во все больших и больших количествах. В этом нет никакой необходимости. Газеты сообщают, что войска Свободного государства расставлены в нескольких пунктах. Пожалуйста, сообщите точно, что происходит.

Само собой понятно, что одновременно с этим я посылаю самые энергичные представления сэру Джемсу Крэгу, чтобы предупредить провокационные выступления со стороны некоторых элементов».

13 апреля один экзальтированный фанатик, О'Конор, вместе с шайкой приверженцев и при содействии многих симпатизировавших ему лиц захватил дублинский суд. В этом внушительном и массивном здании он и его друзья провозгласили себя республиканским правительством всей Ирландии. Через 3 дня в Дублине было совершено покушение на Майкеля Коллинза. Он спасся, но в течение всего остального месяца убийства войск и полиции Свободного государства продолжались. К этому присоединилась еще общая стачка железнодорожников.

В такой тяжелой обстановке ирландское правительство и его слуги перешли к более решительным шагам; войска Свободного государства начали отвечать выстрелами на выстрелы, и даже этого слабого сопротивления было достаточно для того, чтобы напугать врагов ирландского правительства.

Черчиль – Коллинзу

12 апреля 1922 г.

«Мое общее впечатление таково, что в Ирландии происходит мобилизация общественного мнения в пользу вашего правительства и что нация окажет вам большую поддержку в защите занимаемой вами законной и справедливой позиции. В этом смысле я говорил в палате общин. Надеюсь, что пасха не обманет этих ожиданий.

Кабинет поручил мне послать вам формальное сообщение и изъявить его тревогу по поводу беспорядков в 26 графствах. Но вместо этого формального послания я обращаюсь к вам лично, как человек к человеку. Многие жители Ирландии пишут в Англию письма и рассказывают о запугиваниях, беспорядках, воровстве и грабежах. Не подлежит сомнению, что капитал уходит из вашей страны. Кредиты закрываются, железные дороги перестают функционировать, деловой мир охвачен тревогой. Богатство Ирландии все более и более уменьшается. Факты эти до некоторой степени окажут благотворное влияние, ибо они заставят все классы общества защищать свои собственные материальные интересы. В конце концов де-Валера, может быть, окажется воплощением не национального дела, а национальной катастрофы. Для нас, живущих здесь, трудно оценить обстановку, но очевидно, что правительство, как бы терпеливо оно ни было, должно в конце концов настоять на своих правах или погубить и уступить свое место какой-либо другой форме власти. Несомненно, наступит момент, когда вы сможете смело апеллировать не к отдельным кликам, сектам или партиям, а к ирландской нации в целом. Ирландцы имеют право ожидать от вас, что вы выведете их из тьмы. Вам представляется такая возможность, упущение которой история вам никогда не простит. Разве вы не должны собрать вокруг зарождающегося Свободного государства все те элементы Ирландии, которые искренно приветствуют договор и готовы подписать приложенную к нему декларацию совершенно независимо от своих прежних взглядов? Разве при такой тактике вы не найдете гораздо более могучих сил, чем те, какими вы располагаете в настоящее время? Разве вы не должны призвать к себе на помощь ваш «народ, рассеянный но всем странам»?[68] В Америке, в Австралии, в Канаде и Новой Зеландии имеются сотни ирландцев, горячо преданных благополучию и свободе своей родной страны, людей, которые прибудут на выборы и постараются, чтобы народ имел возможность свободно голосовать.

Большое впечатление производит на меня мужество, с которым многие ирландцы посещали публичные митинги, желая выразить свои мнения, несмотря на всяческие запугивания. Я совершенно отчетливо ощущаю растущую национальную силу, которая стоит за вашей спиной и которая готова в должный момент поддержать вас.

Теперь я перейду к вашему требованию о расследовании некоторых преступлений, совершенных в Бельфасте после подписания соглашения. Я поговорю по этому поводу с сэром Джемсом Крэгом и извещу вас о результатах нашей беседы. До некоторой степени положение становится более спокойным как в Бельфасте, так и на границе. Несомненно, ольстерское правительство всеми силами старается утихомирить страсти. Освобождение полицейских, захваченных в Клонзе, которое, как я слышал, вы уже произвели, в большой мере поможет ольстерскому правительству в этом отношении.

Я рад, что вы договорились относительно свидания с де-Валера. Вы однако понимаете, что мы не можем делать каких бы то ни было дальнейших уступок. Мы подвергались большому риску, прилагали все усилия и выполняли все обязательства, налагаемые подписанным соглашением. Но это – конец всех наших уступок, и каждый из нас пустит в ход все свое влияние, чтобы бороться с лозунгом республики или какими бы то ни было изменениями основных положений трактата.

По моему мнению, крайне опасно допускать дальнейшую оттяжку выборов. Каждый новый день, на который затягивается существующая ныне обстановка общей неуверенности, приводит к все большему и большему обнищанию Ирландию. Никто не станет инвестировать капиталы или составлять производственные планы, пока над страной висит угроза гражданской войны или провозглашение республики, после чего должна возгореться война со всей Британской империей. Я надеюсь, что в конце мая или самое позднее в первую неделю июня вопрос будет передан на рассмотрение всего ирландского народа.

Мы имеем моральное право требовать, чтобы не затягивался до бесконечности ответ на вопрос о том, принято ли наше предложение или отвергнуто…»

Черчиль – Коллинзу

29 апреля 1922 г.

«Прошло уже 3 недели после моего последнего письма к вам, и не лишне будет вкратце обозреть события, происшедшие за это время. Во-первых, позвольте мне поздравить вас и Гриффитса по поводу того присутствия духа и личного мужества, которое вы все время обнаруживали, борясь с врагами свободы слова и „честной игры“. Я не сомневаюсь, что при данной обстановке присутствие сильных, смелых, романтически настроенных людей в ирландском временном правительстве и среди лидеров партии, отстаивающей трактат, окажется чрезвычайно ценным. По моему впечатлению, ирландское общественное мнение все больше и больше склоняется к Свободному государству, трактату и лицам, поддерживающим этот последний. Мне кажется, что очень многие люди постараются настоять на своих политических правах у избирательных урн. С этой точки зрения, оттяжка выборов не привела к таким дурным результатам, каких мы здесь ожидали. Вы не потеряли вашего влияния на общественное мнение, а скорее укрепили его. Эксцессы партии де-Валера и связанное с этим материальное расстройство и обнищание Ирландии привели к тому, что недовольство в значительной степени сосредоточилось не на правительстве, а на его противниках.

Я с большим интересом читаю в ирландских газетах превосходные речи, которые произносятся у вас, и слежу за мужественной борьбой ирландской прессы, отстаивающей основы социальной свободы.

Пасха прошла без катастроф. Ваши войска увеличиваются в числе и, по-видимому, выполняют свои обязательства и подчиняются своим офицерам.

В общем, по моему мнению, имеется много реальных оснований для надежд. Но я тем более изумляюсь тому резкому тону, который вы усвоили при переговорах с сэром Джемсом Крэгом. Я уверен, что он сделал серьезную попытку выполнять букву и дух соглашения и будет и в дальнейшем прилагать все усилия в этом направлении. Конечно, никто не мог ожидать, что все наладится сейчас же и что те ужасные страсти, которые разгорелись в Ирландии, сразу же перестанут порождать преступления, позорящие остров и его население. Естественно, у вас имеется много оснований жаловаться на сэра Крэга. Но и он прислал мне длинный список обид, причиненных южанами, а во время недавних беспорядков протестанты также понесли большие потери. В Бельфасте пропала масса ценных товаров, стоимость которых исчисляется миллионами, долги, причитающиеся Бельфасту, незаконно собирались и присваивались южанами, а бойкот, объявленный этими последними, проводится с еще большей силой, чем раньше. Я не рассчитывал на эти прискорбные события и думал, что ирландские лидеры севера и юга сочтут нужным встретиться, выяснят все положение, установят достигнутые результаты, отменят недочеты при выполнении соглашения и решат, какие новые меры следует предпринять для его осуществления.

Как я часто указывал, ваши противники – северяне и южане, оранжисты и зеленые, заинтересованы в том, чтобы до крайности обострить взаимоотношения между отдельными частями Ирландии. Они, несомненно, будут с радостью приветствовать каждый шаг и каждое событие, могущие вызвать открытую гражданскую войну между обоими правительствами. Ваши противники на севере надеются на установление республики на юге, ибо они полагают, что это приведет к гражданской войне, во время которой все силы Британской империи будут поддерживать их. Ваши противники на юге надеются использовать антагонизм по отношению к Ольстеру и таким образом вырвать власть из рук временного правительства или запутать временное правительство в столь трагические события, что оно падет под бременем своей ответственности. Злоумышленники из обоих лагерей боятся осуществления идеи объединенной Ирландии, ибо объединенная Ирландия нанесла бы фатальный и окончательный удар их разрушительным планам. Все это кажется мне совершенно ясным, и, по моему мнению, люди эти рассуждают правильно с точки зрения их тактических взглядов. Я не понимаю только, почему вы позволили втянуть себя в ссоры. Я знаю, что Крэг хочет вести себя по отношению к вам честно и прямо, и я не думаю, что вы найдете другого человека во всем севере. Меня изумляет и смущает, когда я вижу, что вы в ваших публичных выступлениях становитесь по отношению к нему на такую резкую и аггрессивную позицию. В данный момент эта резкая позиция по отношению к северу, может быть, и принесет вам некоторые политические выгоды, но все эти выгоды в конечном счете причинят вред ирландскому единству. Как бы ни провокационны были шаги противной стороны, я убежден, что в ваших интересах и интересах вашего дела необходимо проявлять по отношению к северу терпение и мягкость. Северяне – ваши соплеменники и требуют от вас по меньшей мере такого же осторожного и дипломатического обхождения, какое вы практикуете по отношению к южанам-экстремистам, бросающим вам прямой вызов. Кроме того, позиция северян чрезвычайно сильна и даже непреодолима, и в их руках ключи к ирландскому единству.

Когда вы охвачены возмущением по поводу какого-нибудь страшного эпизода, происшедшего в Бельфасте, то это чувство может дать вам некоторое представление о наших настроениях, когда мы читаем об убийстве беззащитных и безоружных ирландских полицейских или когда мы слышим, например, о резне протестантов в Корке и его окрестностях, о которой сообщают сегодняшние утренние газеты. Двадцать полицейских было убито и сорок ранено, и та же судьба постигла шесть или семь солдат; теперь мы слышим об убийстве восьми протестантов в том округе, который, согласно подписанному трактату, подлежит юрисдикции вашего правительства. Все эти люди находились под покровительством ирландской нации, которая, соблюдая договор, должна была оказать им полную защиту. Их кровь вопиет о правосудии, и убийство это не забудется до тех пор, пока не будет дано какого-либо удовлетворения. Поскольку я знаю, ни один человек не был ни арестован, ни наказан ни за одно из этих жестоких преступлений. А в то же время мы шаг за шагом выполняли договор, всячески старались помочь вашему правительству и не потеряли доверия к честности и добрым намерениям тех лиц, с которыми мы подписали договор. Не думайте, что глубокие чувства проявляются только по одну сторону пролива. Мы не такой народ, к которому можно было бы относиться с пренебрежением. Всякий, читавший историю Англии, ясно понимает, к каким серьезным последствиям могут привести эти события. Но государственные люди не должны поддаваться подобным чувствам, как бы глубоки и естественны они ни были, а должны насколько возможно стоять в стороне от этих опасных настроений и все время направлять корабль к той гавани, до которой они решили добраться.

Как только вы сочтете нужным повидаться с сэром Джемсом Крэгом, я постараюсь наладить это свидание. Когда я заговорил с ним об этом на прошлой неделе, он не проявлял особенного желания в этом смысле, но я знаю, что он искренно хочет мирного, честного и христианского разрешения вопроса».

вернуться

68

Коллинз употребил эту фразу относительно ирландской расы в одном из разговоров, состоявшемся за несколько недель до этого: «Мы – народ, рассеянный по всем странам».

87
{"b":"6059","o":1}