ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Латники зачумлённого города»

Пролог

Михаил поднялся по гремящей металлической лестнице, которую сварили, когда реконструировали здание над убежищем. Очень уж нужен был отдельный вход в изолированную от дежурки комнату для докладов, на недоступном для большинства хищников втором этаже, минуя процедуру дезинфекции. Долго дёргал обросшую ржавчиной металлическую дверь. Оказавшись внутри, дружинник устало опустился на пластиковое сиденье. Снял тяжёлый шлем, и сквозь визор противогаза посмотрел на стоящего за толстым стеклопакетом старшего мастера, дежурящего сегодня в кабинете, где фиксировались отчёты поисковиков. Небольшая лампа освещала короткую стрижку выбеленных русых волос над высоким лбом, карие глаза с прищуром, крупный нос. Аккуратно подстриженные варяжские усы с проседью отбрасывали тень на квадратный подбородок. В далёком детстве он был для Михаила просто добрым великаном под два метра ростом, который пускал любопытную ребятню в мастерскую и рассказывал, а иногда и показывал, как делаются доспехи. Потом стал наставником для осваивающих тяжёлую экипировку подростков.

Из воспоминаний выдернуло движение за стеклом. Широкая мозолистая ладонь поднялась в приветствии. Михаил тяжело махнул закованной в металл рукой в ответном жесте.

– Как сходили? – чуть хрипловатый голос раздался из закреплённого на стене динамика.

– И хорошо, и плохо, старшой. Плохо то, что вскрыли единственный из доступных складов, во многих местах всё ещё держится вода, не подберёшься. Повсюду болота, дома в махалле1 затоплены. Кто-то там ползает, прыгает, смотреть не полезли, а в бинокль не разглядишь. Пару раз кто-то крупный высоко в небе пролетал, орёл, не орёл, фиг разберёшь. Шакалов видели, зверюги больше метра в холке, для острастки пару очередей дали, они к нам не сунулись. Некоторые дома выгорели, а какие-то заросли густо, и в зелени вообще непонятная чертовщина шевелится. Ну, а хорошо то, что на складе оказались продукты, с герметичными упаковками, по большей части крупы, консервы, есть кофе, сахар, мука. Выгребли всё годное в пищу, теперь в округе искать можно только мелочи. А для дальнего поиска нужен опорный пункт, где в случае чего отсидеться можно. Опасно там везде очень. И надо подбираться к дальним складам. Давать крюк через Чкалова – не имеет смысла, там не наш сектор поиска, своих сталкеров у них хватает. А нам надо в сторону Аэропорта продвигаться, по железке.

Рука Михаила легла на купол стального бацинета2, который он около пятнадцати лет назад с ликованием получил от стоящего перед ним кузнеца. До сих пор иногда накатывает восторг при взгляде на матово поблёскивающую титановую поверхность боевого шлема с тёмными смотровыми отверстиями в забрале. Мастеру этим летом пятьдесят три стукнуло, а всё тяжёлым молотом в кузнице машет. Хотя, чаще всё-таки на механическом работает, который педалью и несколькими рычагами с противовесами в действие приводится. Знатный получился подарок от технарей, сделанный Северу на сорокалетие. Именинник тогда так обрадовался, что едва ли не шестнадцать часов грохотал в мастерской, обкатывая инструмент. Хорошо, супруга у него любящая и строгая, пресекла это безобразие, когда за полночь перевалило. Было забавно смотреть, как эта невысокая женщина, ростом ниже ста шестидесяти сантиметров, подталкивает идущего впереди неё и что-то виновато бормочущего великана.

– Самодельных фильтров хватает только на четыре часа, материал темнеет прямо на глазах от пыли, дальше дышать через них рискованно, поэтому надолго задерживаться не стали. Да и мошкары там вдоль железки развелось… тьма, с травы поднимается тучами, только успевай с фильтра смахивать, чтобы воздух проходил. Если влезет в шланг – точно конец. Чует, зараза, каждый выдох.

– Хм. Пятнадцать лет взаперти сидели. Неудивительно, что мир стал другим. А касаемо опорного пункта… Нужен с тамбуром, с воздухоочистителем. Где такой найдёшь? Есть варианты?

– Вариант есть, но потребует доработки, генератор туда понадобится, металл листовой, арматура. В общем, надо будет обсудить.

– Тогда, как помоетесь, созывай по комнатам отдыха всю старую гвардию и второй эшелон, чтобы в столовой собирались. Пора выходить в свет. И, Мишка, вы молодцы, что сходили и вернулись. И вдвойне молодцы, что без потерь. Первый шаг – он всегда трудный, но без него никак. Эта разведка нам была нужна, как воздух.

Михаил кивнул, нахлобучил шлем, подхватил прислоненные к стене полуторный меч и старенький автомат. На пороге постоял, вспоминая, всё ли сказал. Взгляд рассеяно пробежал по комнате, задерживаясь на секции пластиковых сидений, на массивной раме стекла, которое делило помещение на две части. По одну сторону многокамерного противоударного стеклопакета находилась маленькая лоджия переговорной, принадлежащая зараженному миру. По другую – кабинет дежурного, в котором Север сейчас склонился над столом, делая первые за минувшие пятнадцать лет пометки в журнале, где фиксировались выходы поисковиков. На этот раз о результатах их разведки. После случившейся Катастрофы лишний раз заходить в убежище было довольно долгим и муторным занятием, и дружинники докладывали о результатах походов через селекторную связь. Михаил счел важным сообщить информацию о грядущих проблемах сразу после возвращения из поиска. Сейчас же он возвращался к остальным бойцам, занятым перетаскиванием добычи из кузова грузовичка в камеру санитарной обработки. Часть их останутся снаружи, где предстояло ещё много работы.

За стенами бывших мастерских ташкентского клуба исторического фехтования и средневековой реконструкции продолжалось безумство, порождённое биологическим и химическим оружием двадцать лет назад. И в памяти снова всплывали события, начиная с первых дней после гибели города, когда Михаил Лесин был ещё нескладным худощавым мальчишкой. Сегодня он мог похвастать крепким тренированным телом, так, впрочем, и оставшимся жилистым, без грамма лишнего жира. Спасибо всё тому же старшему кузнецу, который гонял подростков, стараясь передать свой небогатый опыт владения мечом и топором подрастающей смене. Ещё раз взглянул на дежурного. Север застыл у стола, перебирая высокую стопку журналов с древними докладами, достал самый нижний и погрузился в чтение. Видимо, тоже вспоминает давно минувшие дни. Тихонько, словно мог помешать невольным шумом, Михаил вышел, плотно прикрыв за собой протяжно заскрипевшую стальную дверь.

Часть 1. Выживание

Глава 1. Бег наперегонки со смертью

 (20 лет назад, первые дни после Катастрофы, 2013 год)

  "И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; 

  и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли –

  умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными."

(Откровения Иоанна Богослова – 6.8)

Нам повезло, новое место для кузницы было просторным, на почти заброшенной заводской территории. Какое производство здесь было раньше – оставалось только гадать. Сейчас же в одном из стоящих квадратом цехов ютилась небольшая мастерская, занимающаяся кустарным изготовлением оконных решёток, а также оград и ворот. Да на цокольном этаже в пустующем административном здании, втиснутом между цехами, обосновалась фирма, монтирующая пластиковые и алюминиевые окна со стеклопакетами. Производственное предприятие, предоставляющее аренду, существовало лишь номинально. В его штате числились пожилой исполнительный директор, офисная работница и преклонных лет сторож, постоянно пьющий чай в фойе. Кабинет начальства занимал едва ли не половину первого этажа. Это с учетом крошечной приёмной, где сидела молоденькая девушка, совмещающая обязанности секретаря и бухгалтера.

вернуться

1

Махалля – название части города в некоторых странах с преимущественно мусульманским населением, застроенная частными и малоэтажными жилыми зданиями.

вернуться

2

Бацинет – вид купола боевого шлема 14 века, в виде полусферической каски с забралом-маской, а также с кольчужной или пластинчатой бармицей (защитой шеи, опускающейся на плечи).

1
{"b":"606244","o":1}