ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава I ==========

Я долго не желал просыпаться: солнце только начинало пробиваться сквозь ярко-зелёные листья деревьев, тихо щебетали птицы, а какая-то назойливая ветка скреблась по окну. Нехотя я открыл глаза и посмотрел на часы – стрелки стояли на шести утра и неумолимо двигались к семи.

«И почему я вообще поднялся в такую рань? – Спросил я сам себя. – До завтрака ещё целых два часа, но раз уж проснулся – делать нечего».

Я встал с кровати, лениво потянувшись, кое-как заправил её и, вздохнув, начал одеваться. Вожатой в домике не оказалось.

«Странно, обычно она просыпается раньше и будит меня, но сегодня видимо, какой-то необычный день».

Я снова уселся на кровать и несколько минут смотрел в окно, события прошлой недели пролетели у меня перед глазами: прибытие в лагерь, карточный турнир, спортивная площадка, танцы, Шурик, земляника… Лена.

Восьмой день моего прибытия в этом лагере совсем развеял все надежды на возвращение в свой мир, но, признаюсь честно, сейчас мне меньше всего хотелось снова оказаться в моей затхлой квартире перед заляпанным экраном монитора.

Я схватил со стола зубную щётку, зубной порошок и направился к выходу из домика. На улице стояла тишина, солнце слегка ослепляло, а ненавязчивый утренний ветерок обдул лицо. Немного полюбовавшись видом, я направился прямиком к умывальникам.

Все пионеры ещё нежились в своих тёплых кроватях, один лишь Семён плёлся в такую рань. Семён вообще в последние время выделяется в лагере – берётся за всё, что бы ему не предложили. Нет, это как-то не в моём стиле.

«Что ж, хотя бы успею к завтраку не последним», – проскользнула оптимистичная мысль.

Вскоре я оказался у привычного умывальника, вода из него шла всё такая же холодная, но уже не столь непривычная. Когда я закончил гигиенические процедуры и привёл себя в порядок, мне в голову пришла мысль прогуляться до лодочной станции.

«И почему именно туда? – Вновь я обратился к себе. – Ни на площадь, ни на пляж, ни даже в лес, а именно туда?».

Но что-то неведомое тянуло меня, и я со спокойной душой двинулся к причалу. Снова прошёл мимо своего «дома», завернул на площадь Генды и вышел на нужную тропинку. Солнце палило нещадно, даже в летней пионерской форме, чувствуешь себя словно в тулупе.

Вытирая пот со лба, я преодолел расстояние от умывальников до причала.

Бьющиеся о пирс лодки, мягкий песок и маленькие камушки – тут всегда стояло какое-то умиротворение. Оглядев лодочную станцию, я затормозил взгляд на пирсе.

«Что же, чего-то подобного и стоило ожидать, я невольно усмехнулся», - на причале, свесив в воду ноги и держа в руках новую книжку, сидела Лена, она меня не замечала… возможно, не замечала. Я медленно, почти бесшумно, подкрался к ней и тронул за плечо; она вздрогнула и повернулась, но, увидев меня, смутилась и снова уставилась в книгу.

«Ну и пускай, я успел привыкнуть к такой реакции».

– Что, не спится? – Улыбнулся я.

– А? – Она оторвалась от книги и украдкой посмотрела на меня.

– Говорю: чего так рано проснулась?

– Не знаю, – коротко ответила она, продолжая смотреть в книгу. – А ты почему проснулся?

«Действительно? – Настало время смутиться мне. – А почему я проснулся?».

– Да вот, о тебе вспомнил и пробудился сразу, – я неумело отшутился от вопроса, но похоже этого было достаточно, чтобы она превратилась в ярко-красный помидор.

Несколько минут мы сидели молча, она продолжала читать книгу, изредка косясь на меня, а я таращился на воду и иногда переводил взгляд на Лену.

– Новая книга? – Молчание слегка затянулось. – «Мастер и Маргарита», – я прочитал название вслух. Книги читать не приходилось, но смотрел фильм, давно, правда, когда прогуливал пары и пытался чем-то занять свободное время, просиживая часы на пролёт у своего компа. – Нравится?

– Да… – Робко ответила она. – Но немного жутковато.

– Но не настолько жутко, как в старом лагере? – Я улыбнулся.

– И правда – не настолько, – она улыбнулась в ответ.

«Я не понимал её: с одной стороны – застенчивая и робкая, но с другой, иногда, будто бы по часам, она становится уверенной и даже настойчивой, – рассматривая её, задумался я. – И какая же Лена мне нравилась больше? Застенчивая и милая, или уверенная и прыткая?».

– У меня что-то на лице? – Лена провела ладонями по щекам.

– Нет, всё в порядке, идём завтракать?

– Но ведь ещё рано? – Она загнула уголок листка и наконец повернулась ко мне полностью.

– Ну, тогда может сходим на пляж?

– Зачем? – Она с недоумением посмотрела на меня.

«И правда, зачем?».

– Не хочешь? – Я немного призадумался. – Тогда, может, бадминтон?

– Пошли, – Она широко улыбнулась.

«Так вот, чего ты ждала! – Я мысленно засмеялся. – А всё же вы коварны, Елена, вытягиваете из меня то, что вам нужно».

Мы встали почти синхронно и направились в сторону спортивной площадки, утреннее солнце отбрасывало золотистые лучи на водную гладь, и они, отражаясь, слепили глаза, безоблачное чистое небо нависло над нами, словно следило за нашей жизнью, которая походила на малобюджетное шоу со мной в главной роли.

***

На спортплощадке, как и ожидалось, не было ни души: лишь мягкая и тёплая трава, пара турников, футбольные ворота, и волейбольная сетка.

Лена забежала в какое-то здание неподалёку, видать, там хранился весь инвентарь, ведь через минуту она выбежала с двумя ракетками и воланчиком.

– Готова? – Посмотрел я на неё и взял одну из ракеток.

– Не знаю? – Пожала она плечами. – А ты?

– Пионер всегда готов! – Неудачная, наверное, шутка.

Честь подать первый воланчик выпала Лене – она подбросила его, замахнулась, но в последний момент последовал промах, такие неудачи постоянно вызвали у неё расстройство – она опускала глаза и тяжело вздыхала.

– Может быть, ты? – Она протянула воланчик мне.

– Ну уж нет, – я покачал головой и подошёл к ней. – Раз уж решила научиться, то давай.

Я встал позади, взяв её за руку – кожа у неё была нагретой на солнце, но ладонь отдавала холодом. Подбросив волан левой рукой, и с трудом направляя Лену правой, попытался попасть по нему, девочка как будто специально противилась и не хотела попадать. В конце концов, воланчик ударился о сетку ракетки и отлетел вперёд на пару метров. Пионерка радостно заулыбалась и даже немного обмякла.

– Вот видишь, не всё так плохо!

Лена, видимо, осознала, что мы стоим вплотную друг к другу, а я буквально дышу ей в затылок; она высвободилась из моих полуобъятий и, повернувшись ко мне лицом, улыбнулась. Странно, но улыбка от Лены всегда была долгожданной, становясь каким-то событием.

– Спасибо, но ведь это ты по нему попал, – она пыталась посмотреть на меня, но выходило у неё не очень удачно.

– Неправда, мы вместе! – Мне почему-то очень хотелось, чтобы она взглянула на меня. – А если у нас получилось вместе, то и у тебя получится.

– Я попробую…

Через пару минут она вновь стояла с ракеткой и воланом, глубоко вдохнув, Лена подкинула его и, наконец-таки, попала; пускай попадание было и не особо точным, но воланчик пролетел далеко, и мне даже удалось его отбить, однако я приложил слишком много усилий. Он со свистом полетел в сторону Лены, та же в свою очередь начала пятиться, задрав голову к небу, одно неловкое движение и Лена уже лежала на земле.

– Ты не ушиблась? – Я на всех порах подбежал к ней.

– Всё в порядке, – она в очередной раз застенчиво улыбнулась, лёжа на земле и устремив взгляд на облака. – Не хочешь лечь рядом?

Видимо, поняв, что бадминтон не её вид спорта, она начала разглядывать облака. Вот эта белая куча водяного пара виделась ей, как кролик, а другая, как утка, вон та, самая большая, была похожа на бублик из нашей столовой. Лена что-то рассказывала мне, смеялась, снова указывала на облака и вновь смеялась.

– А ты что видишь? – Неожиданно спросила она.

Честно говоря, я задремал под её убаюкивающий голос, потому вопрос стал сравним для меня с ведром воды, вылитым на голову.

1
{"b":"606359","o":1}