ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Входная дверь была заперта на внутренний замок, ключи от которого фашисты, конечно, отобрали у матери. В темноте, да еще после такого погрома, искать свои и Женины вещи было бесполезно, и Володя решил дождаться рассвета. Он взял стул и задвинул одну ножку между входной дверью и ручкой. «Если и вздумают войти в квартиру, то пока сообразят, почему дверь не открывается, сигану из окна в огород и дам деру», — думал он, укрепляя как можно надежнее стул. Затем осторожно втащил лестницу в комнату, закрыл окно, чтобы немцы не заметили, если ночью вздумают осмотреть дом со стороны огорода.

Когда забрезжил рассвет и в квартире можно было кое-что рассмотреть, Владимир нашел в чулане старый отцовский рюкзак, бросил в него свою и сестрину одежду, открыл окно, выставил лестницу, быстро спустился на землю. Еще некоторое время ему пришлось потратить, чтобы затащить лестницу за сарай, замести все следы ночного посещения. Володя представил себе, как будут удивлены немцы, когда станут открывать квартиру. «Долго же им придется ломать головы, чтобы решить загадку: как могла оказаться запертой дверь изнутри, которую они сторожили днем и ночью», — Володя еле сдержался, чтобы не рассмеяться.

Возвратившись в соседский сад, парень выждал время, когда можно будет ходить по городу, и смело зашагал по улице: ведь у него в кармане — аусвайс.

А вечером, словно тени, проскользнули брат и сестра мимо вражеских засад. И опять, уже в который раз, Женя удивилась:

— Откуда ты знаешь, где немцы в засадах сидят?

— Мне уже приходилось здесь хаживать, — важно отвечал брат, а сам думал: «Куда идти дальше? Хорошо было тем, кого из города выводил. Их встречали, а нас никто не ждет».

К утру добрались до деревни Птичь, но не остановились, пошли дальше. К вечеру набрели на хутор. Попросились у хозяев, одиноких стариков, переночевать, спросили у них, где можно найти партизан. Хозяева ничего на это не ответили, они накормили брата с сестрой и постелили спать на сеновале. Старики знали, что сейчас многие люди ищут в лесу партизан. Среди них могут быть и провокаторы. Поэтому обижаться на стариков за недоверие было нельзя.

Утром на хутор заглянули партизаны. Их было четверо. Долго расспрашивали они брата и сестру, стараясь понять, что за люди перед ними. Им особенно подозрительным показалось то, что парень был обут в немецкие ботинки. Долго Володя убеждал партизан, что эту обувь мать выменяла за отцовский костюм.

Партизаны вполголоса поговорили еще о чем-то и наконец решили доставить Славиных в отряд. Привели, а надежды Владимира на то, что здесь найдется хоть один человек, который знает отца или слышал о нем, не оправдались. С ними долго беседовали командир отряда, комиссар и начальник штаба, по нескольку раз переспрашивали о ранее рассказанных событиях. Чувствовалось, что проверяют. Володя понимал, что иначе и быть не должно. Раз в отряд попали неизвестные, значит надо тщательно разобраться, не подослал ли их враг.

Прошло несколько дней. Славин шел через небольшую поляну к землянке, в которой поселилась Женя. Вдруг он увидел, как четверо партизан складывают у штабной землянки оружие. Владимир догадался, что они только что вернулись с задания, а оружие — их трофеи. «Счастливчики, — с завистью подумал парень. — Сколько оружия принесли! Видно, немало фрицев укокошили!» Славин подошел поближе и вдруг — замер: он узнал одного из тех семерых, которых в прошлом году вывел мимо немецких постов из города. Владимир так растерялся, что даже забыл его имя. А тот положил в общую кучу немецкий автомат, выпрямился, безразлично взглянул на парня, повернулся к своим товарищам. Только теперь Володя вспомнил:

— Сергей Миронович!

Мужчина обернулся.

— Сергей Миронович! Узнаете меня? Я — Володя. Помните, вашу группу из города выводил? Вы еще спрашивали, не хочу ли вместе с вами в лес, к партизанам.

Лицо мужчины посветлело. Он подошел, крепко обнял Славина.

— Вот так встреча! Как ты здесь оказался? Сказать честно, даже не думал, что увижу тебя в лесу! — Он отпустил из своих объятий парня. — Давно ты здесь?

Славин коротко сообщил о своих приключениях.

— И куда тебя определили?

— Да пока еще никуда. Все проверяют нас с сестрой.

— А что, сестра тоже здесь?

— Да, в этой землянке.

— А ну, погоди. Я сейчас! — Сергей Миронович быстрым шагом направился к штабной землянке.

Минут через пять он вернулся.

— Пошли к командиру!

Командир пригласил Владимира сесть на толстый чурбан и сказал:

— Вы не серчайте за такой прием. Сам понимаешь, время военное. Всякое может быть. Требовалась проверка. Но Сергей Миронович подтверждает. Так что вопросов больше нет. Тебя зачислим бойцом в наш отряд, а сестру направим на базу, к хозяйственникам. Там тоже лишняя пара рук пригодится.

К горлу Славина подкатил комок, от радости закружилась голова.

— Товарищ командир! О моих родителях ничего не слышали?

— Нет, хлопец. Пока ничего. Сейчас очень трудно разобраться. В городе обстановка сложная. Немцы хватают первого встречного. Тысячи людей расстреляны.

— Поэтому нам с тобой, — добавил Сергей Миронович, — надо крепче держать оружие в руках, чтобы помочь Красной Армии. Нужно, Володя, поскорее выбить этих сволочей из Белоруссии, из столицы нашей. Да и о помощи подпольщикам в городе не должны забывать. Видел, какие «гостинцы» добыл я с хлопцами? Кое-что перешлем и подпольщикам.

— Товарищ командир, а автомат мне дадут?

— Нет, дорогой. У нас таков порядок: воевать ты можешь с любым оружием, какое только душа пожелает, но сначала добудь его у врага. Сначала наши бойцы имели только охотничьи ружья. Один и сейчас не желает со своим дробовиком расставаться. Ты с ним еще познакомишься. Теперь, конечно, время другое. Есть у нас и автоматы, и пулеметы, и даже пушка. Хотелось бы иметь побольше мин. Но ничего, пока обходимся тем, что есть.

Славин и Сергей Миронович вышли из штабной землянки. Один из партизан, отдыхавших недалеко от сложенного трофейного оружия, крикнул:

— Ну как, Коротков? Выйдут командиры на нашу добычу посмотреть?

— Подождите, братцы, дайте с человеком поговорить, — ответил Сергей Миронович.

Коротков и Славин перешли поляну, остановились.

— Значит, вы тогда в этот отряд попали? — спросил Владимир.

— Да, братец, в этот.

— А где остальные люди из той группы?

— Двух уже нет. Погибли. Двух чехов помнишь? Командование вызвало на Большую землю. Они там нужнее. Остальные воюют в другом отряде. Вот таковы дела, Владимир. Жаль только, что наша встреча одновременно будет и расставанием. Отзывают меня в Москву.

— И что, в отряд больше не вернетесь?

— Не знаю, браток, не знаю, — Коротков неожиданно улыбнулся. — Впрочем, после нашей сегодняшней встречи я почему-то верю, что мы с тобой еще свидимся. Ну ладно, я пошел за операцию отчитываться. К вечеру зайду попрощаться, ночью самолет должен прилететь.

Сергей Миронович пошел к своим, а Славин направился к сестре.

Так начал Славин новую партизанскую жизнь. Прощание с Женей было грустным. Каждый думал об одном и том же: доведется ли встретиться вновь? Долго смотрел парень вслед сестренке, которая шла рядом с повозкой, где лежал раненый боец...

18

КОМАНДИР ВЗВОДА РАЗВЕДКИ

ЛЕЙТЕНАНТ КУПРЕЙЧИК

К концу 1942 года немцы вновь захватили стратегическую инициативу.

Полк, в котором служил Купрейчик, был измотан в боях, с передовой в тыл его пока не отводили. Линия обороны сильно растянулась. Командование полка беспокоилось, что противник прорвет оборону.

Купрейчику и его солдатам было особенно тяжело. Почти каждую ночь уходили в тыл врага группы разведчиков. Они добывали сведения о размещении и количестве немцев, старались узнать о их замыслах.

Уже давно прошло время, когда Купрейчик чувствовал себя новичком среди разведчиков. Теперь это был смелый и решительный командир. Разведчики любили и уважали его, считались с каждым его словом.

32
{"b":"6064","o":1}