ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вперед!

Они поднялись на ноги и, сжимая в руках лимонки, бросились к траншеям.

Купрейчик еще на инструктаже приказал, что, если они наткнутся на немцев в момент перехода через их окопы, действовать гранатами. Он рассчитывал на то, что оглушенные во время артналета немцы не сразу отличат взрывы гранат от снарядов.

Но гранаты не потребовались: и первую, и вторую линии обороны проскочили без задержки и сразу же растаяли в темноте. Вскоре перешли на шаг и, ориентируясь по компасу, двинулись в сторону деревни Шиловка. Купрейчик взглянул на часы: прошло всего двадцать минут с тех пор, как они покинули свои позиции.

Шли долго. Алексей все чаще с беспокойством поглядывал на часы: не проскочить бы мимо деревни. Но вот идущие впереди Губчик и Чеботов доложили: впереди деревня. Купрейчик приказал взять чуть левее, и вскоре под ногами зачавкало. Они оказались в болоте. Нашли погуще кустарник и остановились на отдых.

Купрейчик решил выждать до рассвета, а затем надежно укрыться.

Летние ночи коротки. На востоке заалела тоненькая полоска света. Она все ярче разгоралась и ширилась, и вскоре на землю пришло утро. Разведчики, разобравшись в обстановке, перебрались в другое место. Здесь было сыро, но безопаснее: густой кустарник и еще более заболоченные подходы. Купрейчик понимал, что ему надо заставить людей беречь силы, отдыхать. Поэтому поручил Луговцу и Покатову вести наблюдение, а остальным приказал спать. Разведчики положили под себя ветви, а затем плащ-палатки и легли.

Купрейчик лежал рядом с наблюдателями и разглядывал деревню. Он сразу же заметил, что охраняется она надежно.

Немцы, конечно, понимали, что наша разведка в поисках языка может появиться и здесь, хорошо продумали охрану. Парные часовые ходили по сторонам незримого квадрата, внутри которого — деревня. Идет патруль в одну сторону и находится в поле зрения другого патруля, идет в другую — видит его третий патруль. Незаметно не подберешься к такой охране, да и местность, окружающая деревню, пустынная и ровная: ни кустика, ни ямки, где можно спрятаться.

«Просидим в болоте, как кулики, и даже носа не высунем», — невесело подумал Купрейчик. Он уже окончательно решил, что языка в деревне не возьмешь. Оставался второй вариант — дорога. Она змейкой вилась по полю, ныряла с противоположной стороны в деревню и выходила недалеко от засевших в кустарнике разведчиков. Дорога дугой огибала болотце и уходила в сторону передовой. Ночью по ней было довольно оживленное движение, а теперь она словно вымерла. Немцы строго соблюдали маскировку. Их можно было понять. Не прошло еще и двух часов, как наступило утро, а разведчики видели в небе не менее десятка наших самолетов.

Солнце припекало все сильнее, и вскоре от испарения, потянувшегося от болота, стало душно. Разведчики проснулись и настороженно через ветви кустарника наблюдали за деревней. Опасность могла прийти в первую очередь оттуда.

Наступил полдень, разведчики продолжали наблюдение. Постепенно разморило и старшего лейтенанта. Он начал клевать носом, а потом незаметно для себя уснул.

Проснулся от резкого толчка в бок:

— Командир, посмотри.

Купрейчик узнал голос Луговца. Взглянул в сторону, куда тот показывал, и увидел, что вдоль дороги идут два немца. Они несли катушки, которые раскручивались, оставляя на земле змеевидные провода: связисты! Кто-кто, а разведчики знали, что связисты осведомленный народ. Они знают и месторасположение воинских частей, их приблизительную численность, фамилии командиров.

У Купрейчика сон как рукой сняло. Он внимательно следил за связистами, а в голове его засела только одна мысль: как их захватить. Связисты медленно двигались вдоль дороги, уходя все дальше и дальше.

Двигаться за ними было нельзя, сразу же засекут часовые, охранявшие деревню. Оставалось одно — запомнить, в каком направлении они идут, и надеяться, что до наступления темноты они не успеют вернуться. «Если будет именно так, — думал старший лейтенант, — то их можно будет подкараулить в темноте».

Он шепотом сказал об этом Луговцу. Тот взглянул на часы:

— До вечера не менее трех часов. Твои слова, командир, да богу в уши!

— Лишь бы не фрицам, — улыбнулся Купрейчик.

А связисты уходили все дальше и дальше и наконец скрылись из вида.

Перед самыми сумерками по дороге в сторону передовой, поднимая клубы пыли, пронеслись два грузовика. Сидевшие в кузовах немцы настороженно поглядывали на небо — не появятся ли русские самолеты.

Купрейчик перевел бинокль влево, туда, где чернел лес. Конечно, немцы прячут свои войска там, но и те, что находятся в деревне, представляют большой интерес. Они специально не выгнали жителей, зная, что наша авиация не станет бомбить деревню, где находится мирное население. Разведчики уже успели разобраться, что немцы поселились в домах, а жителей загнали в сараи и не разрешают им выходить из деревни. «Как заложников людей держат», — со злостью подумал Купрейчик и снова, уже в которой раз, взглянул на часы — скоро ли сядет солнце. Затем — беспокойный взгляд в сторону, куда ушли связисты, — не возвращаются ли.

Наконец солнце спряталось за горизонт. Когда стемнело, со стороны леса послышался нарастающий рокот моторов.

«К передовой машины идут», — догадался Купрейчик, поднявшись на ноги, приказал:

— За мной!

Разведчики быстро пересекли дорогу. Каждый понимал, что пройдет некоторое время и дорога оживет. По ней потянутся войска, машины с боеприпасами, кухни с пищей для тех, кто находится на передовой, а это значит, что проскочить через дорогу будет во много раз труднее.

Купрейчик приказал, чтобы все искали провод. Двигались на четвереньках, ощупывая руками каждый сантиметр. В темноте немудрено пройти мимо тоненькой жилки провода.

Наконец, когда шум моторов усилился — это первые машины, подсвечивая себе узкими полосками света, прошли деревню и стали приближаться — послышалось восклицание Губчика:

— Есть, нашел!

Купрейчик нащупал провод и приказал Губчику и Саковичу держать его в руках.

А мимо одна за другой уже шли тяжело груженные машины. Разведчики, пригибаясь, двинулись вдоль провода. Они стремились отойти подальше от деревни.

Еще днем Купрейчик заметил, что провод связисты проложили как раз вдоль дороги, значит, если они появятся, то брать их придется на виду тех, кто движется по дороге.

«Надо сейчас перерезать провод, — думал Алексей, — немцы, обнаружив отсутствие связи, могут не подумать, что это — дело наших рук. Слишком мало времени прошло после наступления темноты. Да и связисты в поисках повреждения на линии будут чувствоваться себя в безопасности».

Старший лейтенант приказал Покатову:

— Сергей, отрежь-ка метров пяток.

Покатов с удовольствием исполнил приказание.

Купрейчик, понимая, что немцев будет не менее двух, отобрал в группу захвата восемь человек. Остальные должны были прикрывать отход своих товарищей.

Разведчики расположились вдоль провода и стали ждать.

Прошел час, второй, но никого не было. Купрейчик нервничал и на всякий случай обдумывал новый план, каким образом выполнить приказ и добыть языка.

Вдруг он почувствовал, как лежавший под ладонью провод пополз.

Идут! Он представил, как в этот момент его товарищи, находившиеся чуть ближе к немцам, отползают в сторону немного, чтобы дать немцам беспрепятственно приблизиться к группе захвата. Послышались негромкие голоса. Двое связистов, переговариваясь между собой, шли вдоль провода. Чтобы не потерять его и не пройти мимо повреждения, один из них держался за провод.

Купрейчик пропустил мимо себя первого немца, его должны будут снять Луговец и Сакович, и толкнул в бок Губчика. Это был сигнал к действию.

Связист, которого свалили на землю Купрейчик и Губчик, оказался очень сильным. Он чуть не сбросил с себя разведчиков и попытался закричать.

Алексей сунул ему в рот заранее приготовленный кляп и чуть сам не закричал от боли. Это фашист успел укусить его за палец.

55
{"b":"6064","o":1}