ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да-а, делишки, — озадаченно проговорил Крайнюк, поглядывая на дорогу.

Через десять минут пронесся товарняк. Вскоре бронепоезд пошел обратно. И вдруг они увидели, как к мосту подкатила мотодрезина. Из нее вышло шестеро солдат — пять автоматчиков, один пулеметчик. Все скрылись в кустарнике метрах в пятидесяти от затаившихся партизан. Дрезина простояла с минуту, затем двинулась обратно.

Крайнюк дал знак Славину отползать назад и сам ужом проскользнул за куст. Владимир пополз за ним.

Крайнюк сказал:

— Давай отойдем за поворот, пересечем дорогу и с той стороны посмотрим, где разместилась засада.

На другой стороне дороги разведчики быстро обнаружили немцев. Те как раз устанавливали пулемет, ломали ветки для подстилки.

— Ишь ты! Комфорт любят, гады, — проворчал Антон, — земля сухая, а они все равно веточки под брюхо.

Вскоре у Крайнюка созрел план. Он подал знак Славину уходить. Уже стемнело, когда они возвратились к своим.

В группе было тридцать человек, и Крайнюк решил немедленно провести инструктаж. Собрались на небольшой поляне. В темноте люди не видели друг друга, хотя и сидели рядом. Командир разбил отряд на три группы. Первые четыре человека должны были выйти к тому месту, где дорога проходила по ровному низкому участку.

— О вашей задаче я скажу чуть позже, — пояснил Крайнюк, обращаясь к первой группе. — Вторая группа, в составе девяти человек, отправится к высокой насыпи. Старшим назначаю Славина. Володя, ты хорошо запомнил то место?

— Конечно! Перед поворотом, за которым мостик и засада.

— Правильно. Все остальные идут со мной. План наших действий таков. Поскольку железнодорожное полотно охраняется бронепоездом, а мост — шестеркой немцев, вооруженных ручным пулеметом и автоматами, действовать начнем рано утром. Как только бронепоезд пройдет мост и скроется с глаз, часть моей группы, в ней будет десять человек, с тыла атакует засаду. Желательно обойтись без стрельбы или же, в крайнем случае, стрелять только с близкого расстояния, чтобы дело закончить через пару минут. После этого другая часть группы начнет минировать мост. Вы же, — Крайнюк обратился к Славину, — после того как пройдет бронепоезд, сразу же заминируете участок дороги на самом высоком месте и рванете ее, когда пойдет товарный состав. Состав, разумеется, сыграет под откос, а нам останется лишь поднять на воздух мост. Таким образом мы не дадим бронепоезду вернуться обратно. После этих взрывов наступает черед первой группы, которая перед этим пропустит товарняк и минирует в нескольких местах рельсы. Услышав наши взрывы, вы подрываете свои заряды.

Антон говорил не совсем четко, но партизаны поняли его замысел. Старшие группы договорились о взаимодействии, и Крайнюк назвал место встречи в лесу после выполнения задания.

— А теперь всем спать. Подъем в два часа ночи. До рассвета надо выйти на исходные позиции.

Наконец наступил час действия. Партизаны, как и было условлено, тремя группами двинулись к железной дороге. Лишь только забрезжил рассвет, как все заняли свои места. Первой должна была приступить к делу группа Крайнюка. Антон подвел десяток своих бойцов почти вплотную к засевшим в засаде солдатам. Через кусты он видел, что бодрствовал только один пулеметчик и один из автоматчиков, остальные, накрывшись плащ-палатками, спали тесной группой.

Крайнюк распорядился:

— Четверо должны бесшумно снять пулеметчика и автоматчика, остальные ликвидируют спящих гитлеровцев. Но пока нужно выждать, когда пройдет бронепоезд.

«А что, если бронепоезд сегодня не пойдет или, по крайней мере, задержится? Значит, проснутся остальные фрицы. Попробуй тогда обойтись без шума!» Он решил подождать еще полчаса, поскольку время терпело.

Начался томительный отсчет минут. Пулеметчик повернулся на бок, достал из кармана папиросу, накрылся плащ-накидкой, закурил. А рассвет брал свое. Но вот вдали послышался знакомый шум, он постепенно нарастал, и сомнений не было — идет поезд. Только какой? «А вдруг немцы пустили воинский эшелон, и мы провороним его? — с тревогой подумал Крайнюк. — Надо было Славина предупредить, чтобы подрывал».

В этот момент немец-автоматчик что-то сказал своему товарищу и пошел к железнодорожному полотну. Из-за поворота не торопясь выполз бронепоезд. Автоматчик помахал рукой немцу, высунувшемуся из окошка бронированного паровоза. Тот тоже ответил ему взмахом руки, и автоматчик зашагал на прежнее свое место. Бронепоезд пересек мост и, чуть увеличив скорость, скрылся.

Крайнюк представил, как эта махина сейчас остановится на запасном пути, пропустит идущий следом поезд, а затем тронется обратно, угрожая лесу своими пушками и пулеметами. Когда автоматчик вернулся на место и, растянувшись на земле, начал смотреть в сторону дороги, Антон подал условный сигнал. Бойцы бросились вперед. Все было кончено мгновенно, только пулеметчик успел вскрикнуть.

Антон скатился с косогора, бросился к мосту. Тут же подбежали остальные бойцы из его группы.

Заминировали в двух местах мост и ждали подхода тех, кто собирал трофеи и документы уничтоженных гитлеровцев. Вот и они. Быстро протянули провод к кустарнику, залегли. Только успел командир распределить между партизанами груз, а его оказалось немало, как с той стороны, откуда пришел бронепоезд, показался тяжелый состав. Он мчался на большой скорости. «Ну, Володя, не подкачай!» — мысленно воскликнул Крайнюк.

А Славин в этот момент лежал рядом с партизаном, который должен был крутануть ручку магнето, напряженно прислушивался к шуму приближающегося поезда. Состав тянули два паровоза.

«Наверняка технику везут», — подумал Славин. И в самом деле на платформах стояли танки, накрытые брезентом. Кроме того, к составу было прицеплено около десятка цистерн с горючим.

Владимир хорошо знал, что магнето держит в руках опытный подрывник. Тем не менее, на какое-то мгновение ему показалось, что паровозы успели проскочить роковую точку и никакого взрыва не произойдет. И вдруг под передними колесами головного локомотива взметнулось пламя, невероятной силы грохот потряс местность. Паровозы, а за ними платформы вместе с грузом на огромной скорости, переворачиваясь, понеслись под откос. Дальше Славин не глядел. Он вскочил на ноги, махнул бойцам рукой, и все ринулись в глубь леса. Сзади слышались оглушительные взрывы, языки пламени жадно пожирали драгоценный груз, который так и не попал на фронт. Славин даже не слышал, как слева, где находился Антон со своей группой, и справа, в расположении первой группы, грохотали новые взрывы. Владимир, сначала углубившись в лес, принял чуть левее, чтобы быстрее встретиться с остальными подрывниками. И это было его ошибкой, так как к взорванному мосту подошел бронепоезд и сразу же открыл бешеный огонь по лесу. На партизан обрушился шквал артиллерийского и пулеметного огня, но самую большую неприятность причинил шестиствольный миномет. С ним Славин познакомился впервые. Мины редко достигали земли. Они, ударяясь о верхушки деревьев и крупные ветви, взрывались вверху. Это был первый случай, когда фашисты применили в таких условиях шестиствольный миномет. Кругом рвались мины и снаряды, визжали крупнокалиберные пули — был настоящий ад, в котором очень трудно было сохранять хладнокровие и выдержку. Владимир нырнул в первую же попавшуюся воронку и всем телом прижался к земле, еще дымящейся от взрыва.

Да, в этот момент Славин по-настоящему познал, что такое страх. Сколько усилий пришлось потратить, чтобы удержаться в воронке и переждать, пока успокоится огненный шквал!

А немцы, очевидно, решили, что в этом квадрате никого живого не осталось, и перекинули огонь в глубь леса. Партизаны, оглохшие и присыпанные землей, начали выползать из своих укрытий и, кое-как отряхнувшись, побежали дальше. Славин потерял счет времени. Он уже не мог ориентироваться и просто старался не отставать от опытных товарищей.

Наконец им удалось уйти из зоны огня, и они смогли немного перевести дух. Группа Славина не досчиталась четырех бойцов, троих не хватало и в группе Крайнюка. После краткого совещания решили как можно быстрее идти к намеченному месту встречи всей группы.

57
{"b":"6064","o":1}