ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Таинственный портал
Тарен-Странник
Рабы Microsoft
Эссенциализм. Путь к простоте
Только не разбивай сердце
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Черное пламя над Степью
Аромат желания
Палач
Содержание  
A
A

Ну, я сел себе на диван и хохочу, а тут ваши работники приезжают, взяли меня за шиворот и сюда привезли. А за что, я вас спрашиваю? Ну выпил — это факт! Но не бил же я их, не бил!

И Мартов, опустив голову, горестно замолчал. Славина душил смех, он не сдержался и захохотал. Успокоившись, подошел к Мартову и положил на его плечо руку.

— Иди домой, Леонид Степанович, только больше не рви на них одежду, хватит с них и этого. Ну, а что касается водки, то мой совет — отвыкай. Ты же шофер и хорошо должен знать, до чего может довести пьянка.

Мартов поднялся и, тихо сказав «спасибо», вышел из кабинета.

Приключение Мартова Славин своим друзьям и коллегам рассказывал как занимательный анекдот.

15

ДРАБУШ

На Комаровском рынке была обычная воскресная толчея. Кто-то что-то продавал, кто-то покупал, а кое-кто просто так, из праздного любопытства, толкался среди людей, приглядывался к товару, глазел на покупателей, заводил от нечего делать разговоры о погоде, о ценах.

Большая толпа собралась вокруг огромного автомобиля-самосвала. Это был один из автомобилей первой серии Минского автозавода. Люди с любопытством рассматривали новинку. Трогали свежевыкрашенные кабину и крылья, расспрашивали молодого водителя о мощности двигателя, скорости, грузоподъемности. Водитель, явно польщенный вниманием и уважением, отвечал солидно, негромко, заставляя людей напрягать слух. Немало людей толпилось и там, где была «барахолка». Здесь торговали чем угодно: от ржавых настенных, давно не работающих часов до резиновых сапог и вязаных кофт. Большое оживление было в конных рядах, где шла торговля и продуктами и скотом.

Молодого мужчину, одетого в черный ватник, брюки из «чертовой кожи», заправленные в кирзовые сапоги, и темную шапку, которая скрывала наголо стриженную голову, заинтересовала сцена, разыгравшаяся в конных рядах.

Пожилой мужчина в большом тулупе, совсем недавно подогретый вином, бутылка от которого валялась на чуть припорошенной снегом земле, стоял на телеге во весь рост и, опершись на согнутый кнут, кричал:

— А ну, подходи, продается свинья, если присмотреться, то не свинья, а королева, да и стоит недорого.

Проходящая вместе с мужем женщина озорно крикнула:

— А ты что делать будешь, если королеву продашь? — И, чувствуя одобрительную поддержку толпящихся вокруг людей, добавила: — Ты бы поменьше языком молол, а то я уверена, что если еще бутылку оприходуешь, так сам в такого же короля превратишься.

Вокруг захохотали. Мужчина гневно глянул на женщину и крикнул:

— Ну, ты, проваливай! Как я посмотрю, ты свою лошадь уже продала, а хвост вместо языка себе оставила.

Но женщина, видно, из боевых попалась, она повернулась и дерзко ответила:

— Не горюй, мужик, и тебе, когда продашь свинью, хвост останется.

Муж подтолкнул ее в спину:

— Ну ладно, хватит! Топай дальше!

Посрамленный мужчина на возу крикнул мужу:

— Ну и женку ты себе подобрал, язык как бритва.

— А что, тебе она не нравится? — разозлился муж.

— Кто, твоя жена? Нет, почему же, — он многозначительно оглядел фигуру женщины и ответил: — Нравится.

— Ну, тогда дарю! — великодушно махнул рукой муж и не оборачиваясь, под хохот толпы, пошел прочь от жены. Та быстро засеменила за ним.

— Ну, что ты, Степан, я же пошутила...

Мужчина в ватнике весело смеялся вместе со всеми. Но если бы наблюдательный человек следил за ним, то заметил бы, что мужчина неотступно следует за припадающим на правую ногу человеком средних лет. Даже когда он слушал перепалку между продавцом свиньи и бойкой на язык женщиной и смеялся, его глаза неотступно следили за хромым мужчиной.

Хромой тоже с интересом прислушивался к разговору, а затем, пробираясь через толпу, направился к выходу из базара. Мужчина последовал за ним. Он явно чего-то выжидал. Так оно и было в самом деле. Человек, который прихрамывал на правую ногу, был Драбуш, а шел за ним Купрейчик. Алексей внимательно искал глазами Мулера.

Накануне Купрейчик предложил свой план Мочалову, и тот, подумав, сказал: «Рискованно, но смысл есть. Добро!» Днем Алексей побывал в парикмахерской и вечером предстал стриженным наголо перед женой. Надя всплеснула руками:

— Леша, что ты наделал? Посмотри в зеркало, на кого ты похож!

— А что, ничего парень получился, — бодрился он и, увидев в глазах Нади еле скрываемые искорки смеха, добавил: — Посмотрю, как моя жена будет любить такого.

— Жена-то тебя и такого любить будет, — засмеялась Надя, — но прошу тебя, не пугай сына. По крайней мере, Леша, перед сном ты к нему не подходи! — Она хотела сделать сердитое лицо, но это у нее не получилось, и Надя, расхохотавшись, обхватила мужа за шею...

И вот недалеко от выхода из базара появился Мулер. Это соответствовало плану, и капитан, обогнав Драбуша, на его глазах схватил Мулера за отворот пальто:

— А, попался, падла! Гони должок, или я из тебя его вместе с потрохами вытрясу.

Мулер тоже играл хорошо. Он сделал испуганные глаза и, словно желая позвать кого-либо на помощь, завертел головой. Драбуш тут же подскочил к ним и схватил за руку Купрейчика:

— А ну, отвали от старика! Чего прицепился?

Купрейчик повернулся к Драбушу и зло бросил:

— Ты, кореш, не вмешивайся! Здесь у нас свой, «дружеский» разговор идет, и я не переношу, когда появляется третий.

Левая рука Купрейчика угрожающе опустилась в карман брюк, но ее перехватил Мулер.

— Бросьте дурачиться, хлопцы! И сами не заметите, как в милиции окажетесь! Не видели разве, сколько на базаре мильтонов? Отойдем в сторону, разберемся. — Они вышли за ворота и стали в сторонке от дороги. Мулер повернулся к Купрейчику:

— Не обижайся, хлопец. Пойдем со мной, деньги у меня в ларьке, там и рассчитаемся. — Затем старик посмотрел на Драбуша: — Ты молодец, Миша, помог мне, спасибо. Понимаешь, встретились три дня назад с этим хлопцем здесь, на базаре, предложил мне купить у него кое-что. Я купил, но не хватило полторы тысячи рублей, и мы договорились, что к вечеру встретимся и я верну должок...

— Подожди, подожди, — перебил его Алексей и повернулся к Драбушу, словно призывая его быть судьей: — Понимаешь, он мне в залог часы оставил. Вот посмотри, — Купрейчик достал из кармана ватника карманные часы, — сказал, что они стоят прилично. Сам же на встречу не пришел, а когда я спросил у часового мастера, сколько они стоят, так тот хохотал надо мной и сказал, что это обыкновенная штамповка. Знаешь, кореш, какая обида взяла. Думаю, за что меня какой-то старикан в лапти обувает. Я прошел огни, воды и медные трубы, а тут на тебе, дед, который дышит на ладан, меня, как последнего фраера, с носом оставляет. Вот и начал я ходить сюда каждый день, его искать, и, как видишь, нашел.

— Ладно, парень, — миролюбиво проговорил Мулер, — пойдем ко мне в ларек, с меня бутылка, там и рассчитаемся.

После этого Мулер повернулся к Драбушу:

— Миша, пойдем с нами. Я хочу и тебя угостить.

По тону и выражению лица Мулера Драбуш понял, что тот боится остаться один на один с этим человеком. Оправдался и еще один расчет Купрейчика. Драбуш явно заинтересовался им: он не раз пытливо осматривал его и, конечно, обратил внимание и на стриженую голову и на его «зэковскую» одежду. Драбуш согласился и шагая рядом с Купрейчиком, спросил:

— Что, откинулся только?

Алексей настороженно взглянул на него:

— А тебе что до этого?

— Да ты не бойсь, я — свой. Сам не раз хлебал похлебку и хорошо знаю, что такое параша...

— Бывают и наши ихними, — хмуро бросил Алексей и шагнул в открытую Мулером дверь ларька.

Мулер сразу же закрыл на крючок дверь, зашел за прилавок и поставил на него бутылку водки:

— Вот, только закусить у меня нечем.

— Ничего, — успокоил Драбуш и, намекая на пиво, сказал: — Прицепом запьем.

Дальше все шло так же по плану. Купрейчик намекнул, что он бежал из мест заключения, Драбуш поверил и сам предложил помощь.

17
{"b":"6065","o":1}