ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хозяйка пошла впереди, причитая:

— Такая была свинья, такая была свинья... чистенькая, гладенькая! Я же так за ней смотрела. — И вдруг она на полпути остановилась, как раз на середине двора, всем своим грузным телом повернулась к участковому и двинулась на него. — Но ты, Михаил Яковлевич, у меня теперь не отвертишься, как тогда, в сороковом! Ты должен найти мою свинью, а не найдешь, начальству твоему жалобу на десяти листах напишу.

— Так ты же, Анфиса, неграмотная, как же ты жалобу писать будешь? — пошутил капитан и пожалел. У хозяйки тут же высохли слезы, и она пошла в атаку.

— Ничего, дорогой Мишенька, я на тебя управу найду, сама поеду в район и расскажу, как ты хлеб казенный отрабатываешь. И скажу я тебе так: не найдешь свинью — свою отдашь! И точка на этом.

Хозяйка при этих словах даже притопнула, повернулась и пошла к сараю. Буравин, улыбаясь, пошел за ней. В душе он надеялся еще на то, что свинья сама убежал, но, глянув на дверь, понял, что здесь действительно преступление. На двери беспомощно болтался замок, вырванный вместе с дужкой из дверной коробки. Буравин вышел во двор и за углом, у стены сарая, увидел несколько следов, занесенных пургой. Он позвал хозяйку:

— Анфиса, это не твои следы?

— Нет, я туда не ходила. Я смотрела в огороде и за сараем, но не с этой стороны.

Буравин попытался определить хотя бы приблизительно размер обуви, но сделать это было трудно. Капитан не спеша двинулся к забору. Там его поджидал еще один неприятный сюрприз. В заборе, со стороны леса, было выломано четыре доски. На нижней жерди он обнаружил клок светлой жесткой шерсти.

Буравин вернулся к дому. Спросил у хозяйки:

— Собаки у тебя нет?

— Нет, не люблю я собак, только объедают они, лучше уж кабанчика держать.

— Какого цвета твоя свинья?

— Светлая, такая беленькая...

— Я поеду в лесу следы поищу, а заявление мы с тобой чуть позже составим.

Он прямо по рыхлому снегу, через поле направил коня к опушке. Буравин знал, что в лесу ветер немного меньше, и надеялся обнаружить следы похитителей. И на опушке он нашел-таки следы. Они принадлежали трем неизвестным. Следы вели в глубь тайги, и капитан, держа лошадь под уздцы, пошел рядом. Метров через триста он увидел припорошенный сверху, плотно утоптанный снег возле кустов. Лошадь беспокойно фыркнула. Буравин разгреб свежий покров снега и увидел кровь. «Так. Значит, здесь они и закололи свинью». Он еще раз обошел это место и заметил остатки следов полозьев. По размеру колеи определил, что это были санки. След еще просматривался на снегу, и участковый двинулся дальше. Через пятьсот метров он вышел на лесную дорогу. Здесь ветер был сильнее и следы замело.

В тревожном раздумье вернулся Буравин в село, написал от имени потерпевшей заявление и ткнул пальцем, где надо расписаться.

Вечером Буравин рассказал Славину и Симохе о результатах своей поездки. Славин спросил:

— Считаете, что это их работа?

— Да, больше некому такое сделать. Вокруг в тайге человека днем с огнем не сыщешь, ну, а местные красть не будут, за это я головой ручаюсь.

— Предположим, что воры Солох и Мельников, то как же объяснить, что следы в лесу принадлежат трем человекам. Значит, третьим мог быть только местный житель.

— Это вы, Владимир Михайлович, правильно заметили насчет третьего. Да, там был местный житель. Но я имел в виду честных сельчан и уверен, что с ними был кто-то из тех, кого мы держим под контролем.

— Что же получается, — заметил Симоха, — мы за ними следим, а они когда хотят, тогда уходят...

— Не удивляйся, Андрей, — перебил его Славин, — вьюжной ночью можно выйти из дома незаметно. Нам надо предпринимать более решительные меры. Ночью будем звонить Алтынину...

22

МАЙОР МИЛИЦИИ АЛТЫНИН

Майор Алтынин беспокоился за судьбу своих сотрудников. Они находились далеко от районного центра и должны были рассчитывать только на свои силы. Алтынин понимал, что если он направит в Становое дополнительные силы, то об этом наверняка станет известно преступникам и они просто-напросто уйдут из этих мест. Нахождение же бандитов там, где они сейчас были, хоть и представляло большую опасность, но намного облегчало задачу по поимке...

Размышляя над этим, Алтынин ежеминутно поглядывал на черный старинный телефон. Он ждал, когда его соединят с Кемерово. Наконец раздался резкий телефонный звонок.

Майор поднял трубку, услышал голос начальника управления и стал докладывать:

— Здравия желаю, товарищ полковник. Я решил побеспокоить вас по делу Солоха. Вчера ночью мне звонил Славин. Скорее всего беглецы там.

Алтынин рассказал и о краже свиньи, и о следах в лесу, которые обнаружил участковый уполномоченный Буравин.

Полковник молча, не перебивая, слушал. Алтынину даже показалось, что связь прервалась, и он тревожно спросил:

— Алло, вы меня слышите, товарищ полковник?

— Да, да, я слушаю. Что же вы предлагаете?

— Я хочу вас попросить усилить контроль за дорогами, выходящими из района, и дать мне дополнительно людей, чтобы блокировать участок тайги, где должны находиться преступники.

— В Становое, считаете, еще сотрудников не надо направлять?

— Я думаю, что не надо. Славину и Симохе пока удается находиться там неопознанными. Об их присутствии знает только небольшое количество активистов, отобранных для контроля за отцом Солоха и его родственниками.

— Хорошо, мы усилим контроль за дорогами и завтра же направим вам в помощь небольшой отряд сотрудников, хорошо ориентирующихся в тайге. Используйте их для поиска логова преступников. Меня беспокоит, что Славин и Симоха оторваны от отделения. Подумайте, может, недалеко от Станового организовать «стоянку лесорубов». Разместив там с десяток сотрудников, вы сможете оперативно вмешаться, если понадобится, да и связь надежную поддерживать со Славиным. Ну, как Славин, не рвется в Белоруссию?

— Наверняка рвется, товарищ полковник, но он человек сдержанный. У него же там мать, сестра. Мается он и судьбой отца... Парень еще молодой, а пережил сколько! Лично я перевел бы его в Белоруссию. Сам он проситься не будет. Ему нужна помощь, а точнее, ваша помощь, товарищ полковник.

— Хорошо, хорошо, я подумаю, но пока пусть работает.

23

ЛЕЙТЕНАНТ НОВИКОВ

На почте Новикову сказали, что надпись на газете «Мог.43» наверняка сделал почтальон.

Пожилой начальник почтового отделения хриплым простуженным голосом говорил:

— «Мог.» — это сокращенное название улицы, а цифра 43 обозначает номер дома. — Начальник почты потянулся за тоненькой папкой. — Здесь у меня перечень улиц города. Давайте посмотрим, какие улицы вам могут подойти.

Через несколько минут Новиков понял, что ему надо ехать на улицу Могилевскую. Он выяснил, какое почтовое отделение обслуживает эту улицу, и поехал туда.

Почтовое отделение размещалось в маленьком деревянном домике. Внутри было тесно, неуютно и холодно. Начальника на месте не оказалось. Молоденькая девушка, сидевшая за фанерной перегородкой, сказала, что в дом номер сорок три по улице Могилевской действительно доставляется газета «Советская Белоруссия». Подписчиком является Горбылевский Николай Стефанович.

— Где он работает? — спросил оперуполномоченный.

Девушка улыбнулась:

— Почта не милиция и такими сведениями не располагает.

— А лично о себе располагаете сведениями?

— Я? А что вас интересует?

— Ну, например, свободны вы сегодня вечером? — Новикову понравилась эта симпатичная девушка, и если бы Мочалов сейчас и услышал этот вопрос, то наверняка не осудил бы своего подчиненного. Новиков был холост, и его желание познакомиться с девушкой было естественным.

Девушка хотела что-то ответить, но вдруг перестала улыбаться и сделалась строгой и официальной. Лейтенант оглянулся и увидел, что в помещение вошел молодой человек. Он встал рядом с Новиковым и посмотрел на девушку:

25
{"b":"6065","o":1}