ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Братцы, живем! — воскликнул один, и все склонились над сейфом. Пол был ниже того места, где стоял Славин. Туда вели три ступеньки. Владимир тихо спустился и сел на среднюю ступеньку. Теперь лампа стояла у его правой ноги. Он спокойно сказал:

— Кто сказал, что «живем»?

Мужчины замерли и, как по команде, повернулись к Славину, который направил в их сторону пистолет. Лейтенант увидел, как двое потянулись к карманам пиджаков. «Вооружены, наверное, сволочи!» — и скомандовал:

— Руки вверх! Любое движение, и я стреляю!

Те повиновались. Славин приказал:

— А теперь в угол, направо, марш!

Славин заставил их лечь на пол лицом вниз. Приказал вытянуть руки. После этого подошел к сейфу, взял топор, вернулся к своему месту, где недалеко лежала свернутая в кольцо веревка, отмотал кусок метров двенадцать и отрубил его, затем подготовил еще два таких же куска. Обращаясь к тому, который лежал справа и был физически слабее своих дружков, сказал:

— Стань на колени!

Тот выполнил команду. На стене выросла огромная тень человека, стоявшего на коленях с поднятыми руками.

— Предупреждаю, если кто-нибудь из вас пошевелится, — стреляю без промедления. А ты, — Славин обратился к стоящему на коленях, — сейчас возьмешь вот эту веревку и крепко свяжешь того, который лежит слева. — Владимир бросил кусок веревки.

— А если я не сделаю этого?

— Тогда я вгоню в твою башку пулю. Понял? Выполняй! — и, заметив, что тот колеблется, добавил: — Считаю до трех! Раз, два...

— Стой! Я сделаю, что ты хочешь! — сдался преступник. Он поднял с пола веревку и спросил:

— На ноги можно подняться?

— Вставай, но только не дури!

Славин был настороже и внимательно следил за всеми, особенно за тем, который стоял на ногах. Ему, чтобы достичь оперативника, конечно, времени нужно меньше, чем его друзьям, лежащим в неудобной позе на полу. Он спросил:

— Связывать только руки?

— Сначала руки. Я еще раз предупреждаю всех: любое движение без моего разрешения для вас — смерть! Ты, длинный, руки положи за спину, — приказал Славин и выждал, пока команда будет выполнена. Потом приказал стоящему: — А теперь вяжи!

Тот связал своему напарнику руки и выпрямился в ожидании нового приказа.

— Теперь веревкой обвяжи его шею.

— Как обвязать?

— Как ребенка пеленают, чего прикидываешься, будто не понимаешь?

Прошло еще несколько минут, и один преступник лежал связанный веревкой по рукам и ногам. Затем точно так же был связан и второй. После этого Славин приказал третьему лечь на пол, а сам подошел к связанным и проверил узлы. Связаны бандиты были плохо, но чтобы развязаться, им нужно было время.

Владимир подошел к третьему, приказал ему руки заложить за спину, голову повернуть влево, а сам стал справа от него. Наступил самый ответственный момент: надо было не дать преступнику воспользоваться тем, что в руках у Славина на мгновение не будет в руках оружия.

Лейтенант снял пиджак и бросил на пол, взял в левую руку веревку и, продолжая держать палец на спусковом крючке пистолета, сел на преступника. Тот только крякнул, но продолжал лежать молча. Владимир подсунул конец веревки под руки, затем засунул пистолет за брючный ремень, быстро связал руки бандиту. «Порядок!» — обрадовался Славин и сразу же начал «пеленать» неизвестного. Связал крепко, надежно. Этот уже не был опасен. Владимир принялся за второго, затем за третьего. Наконец все трое «упакованы». Обыскав их карманы, Славин нашел три пистолета. Самого тяжелого он оставил в помещении, а двух по очереди вытащил в коридор и положил одного недалеко от дверей, а другого в конце штольни. Связанные бандиты лежали так, что выход им не был виден. Славин приказал им не разговаривать, взял лампу и поставил ее на полу коридора, как раз на полпути между двумя преступниками. Если эти двое и попытаются подкатиться друг к другу, чтобы зубами развязать узлы, то горящая лампа не позволит им сблизиться. Славин тихонько направился к выходу. Выбрался уже знакомым путем из разрушенного дома и с минуту стоял, ослепленный висевшим на горизонте солнцем. Когда глаза привыкли к свету, он побежал к видневшейся вдали улице.

На проезжей части улицы он остановился. «Скорее бы появилась какая-нибудь машина». И в это время показалась полуторка. Она быстро приближалась. «Только бы остановилась! Только бы остановилась!» — твердил про себя Славин. Но машина, нещадно дымя, пронеслась мимо. Лейтенант чуть не заплакал от досады. «А вдруг и следующая машина не остановится?» — обожгла его новая мысль. Владимир решил сделать завал. Бросился к развалинам и вытащил на дорогу три глыбы из скрепленного бетоном кирпича. Положил их на проезжей части так, чтобы заставить водителя если не остановиться, то хотя бы притормозить. И вот из-за поворота выскочила еще одна полуторка и стала быстро приближаться. Славин стоял слева у обочины и уже не голосовал, а рукой показывал на препятствие. Водитель сбросил газ, и машина начала медленно объезжать глыбы. Славин вскочил на подножку и, предъявив водителю удостоверение, приказал остановиться и потребовал документы. Взял протянутые водителем путевой лист и права, потом предложил:

— Выключите двигатель и идите со мной.

Водитель молча выполнил команду и, уже шагая рядом со странным работником милиции, спросил:

— А в чем дело? Куда вы меня ведете?

— Слушайте меня внимательно. В подвале разрушенного дома я задержал преступников. Мне срочно нужна помощь. Вы сейчас посмотрите, где я буду находиться, вернетесь к машине и поедете в отделение милиции, скажете там, что Славин — это моя фамилия — срочно просит помощи. Привезете их ко мне. Скажите, чтобы фонари прихватили. Документы я вам отдам, когда вернетесь. Если надо, сделаю отметку в вашем путевом листе о задержке.

Они подошли к тому месту, где Славину надо было спускаться вниз. Лейтенант сказал:

— Покажите им вот эту лестницу, а сейчас быстро езжайте и помните, что от вас зависит все.

Водитель, прыгая по кручам, побежал к машине.

Славин спустился вниз и, прежде чем шагнуть в темный коридор, закрыл глаза и немного постоял. Кто знает, может, преступникам удалось развязаться и теперь они затаились в темноте, чтобы напасть на своего врага. Достал пистолет, снял его с предохранителя и осторожно выглянул за угол. При тусклом свете керосиновой лампы увидел, что тот, который лежал ближе других к выходу, находился на месте. Владимир двинулся по коридору. Проверил, как держится веревка на первом, это был как раз тот, который вынужден был связывать своих дружков. Он спросил:

— И сколько мы будем лежать так?

— Сколько потребуется, столько и будете, — жестко ответил Славин, но после паузы, уже помягче, добавил: — Уже скоро.

— Слушай, а ты кто?

— Естественно, кто — сотрудник уголовного розыска. Славин моя фамилия. Не слыхал?

— Нет, что-то не слыхал о таком. Видишь ли, все времени не было газеты читать.

— Ничего. Теперь у тебя время для этого будет.

Второй был тоже связан надежно, и Славин, держа в левой руке лампу, а в правой пистолет, приблизился к входу, ведущему в помещение. Здесь его могла ожидать самая большая опасность. Если у кого-то из преступников были шансы развязаться, то больше всего у того, которого Славин оставил в помещении, где валялись обломки кирпичей, сейф с открытыми выступающими частями, о которые можно перетереть веревку. И если преступнику это удалось, то он сейчас с той стороны, у входа, должен стоять с ломом или топором в руках. От этой мысли Славин рукой, в которой был зажат пистолет, невольно почесал голову, как раз в том месте, где, по его расчету, может опуститься лом или топор. Постоял, подумал и шагнул в дверной проем. Громко спросил:

— Эй, ты, у стены, длинный, слышишь меня?

Из глубины помещения послышался глухой голос:

— Слышу.

Владимир спустился по трем ступенькам и, подсвечивая себе лампой, приблизился к преступнику. Осмотрел веревки и удовлетворенно выпрямился.

43
{"b":"6065","o":1}