ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Славин, волнуясь, начал свой рассказ, но постепенно он освоился, чувствуя, как внимательно слушают присутствующие, стал говорить увереннее. Объяснил, почему он сначала пошел на риск и связал преступников, зачем их растащил подальше друг от друга, с какой целью у водителя забрал документы и почему четвертого преступника заставил сидеть прямо на лестнице с поднятыми руками.

Когда он закончил, Горчаков спросил:

— Ну как, товарищи, всем ясно? Нет вопросов? — Он повернулся к Подрезову: — И тебе, Алексей Станиславович, ясно?

— Так точно, товарищ майор. Я считаю, что за задержание таких «китов» Славин заслуживает поощрения.

— Наконец ты сегодня впервые разумную мысль высказал. А так как я предполагал, что ты скажешь об этом, то внес руководству соответствующее предложение...

38

СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ПОДРЕЗОВ

Старший лейтенант Подрезов был старше Славина на три года. Он был среднего роста, крепко сбитый, круглолицый, с большим мясистым носом и тяжелым квадратным подбородком. Смотрел он на собеседника карими глазами прямо и доброжелательно, время от времени поправляя густые вьющиеся черные волосы. В кабинете они сидели со Славиным вдвоем, ближе узнали друг друга, подружились. Подрезов был женат и любил рассказывать о своей дочери, которой недавно исполнился год.

Обстановка в зоне его обслуживания была очень сложной. Подрезов никак не мог зацепиться за нужную ниточку и раскрыть хотя бы одно убийство из двух, которые, как он сам угрюмо ворчал, «повисли на его шее».

Славину тоже было нелегко. Правда, убийств у него не было, однако его очень беспокоило нераскрытое преступление. Неизвестный напал на девушку на окраине города за день до приезда Славина в Минск. Это дело поручили ему. Прошло уже много времени, а приблизиться к раскрытию преступления лейтенант пока не смог.

Жители близлежащей деревни рассказывали, что они видели в лесу недалеко от того места, где была позже обнаружена Лазаркевич, парня и девушку. Приметы девушки и потерпевшей совпадают. Лазаркевич все еще находилась в тяжелом состоянии и разговаривать не могла. Было ясно, что девушка знает преступника. Об этом говорит и то, что преступник явно хотел ее убить и считал, что достиг своей цели. Девушка была прикрыта ветвями. И если бы не два офицера, которые случайно проходили в том месте и заметили ногу, торчавшую из-под ветвей, то наверняка она бы погибла.

Сейчас Славин ждал подругу Лазаркевич — Лебедко Анну, которая до этого целый месяц была в отпуске. Девушка явилась в точно назначенное время. Красная от смущения, она показала повестку и, глядя то на Славина, то на Подрезова, сказала:

— Я Лебедко Анна, меня вызвали вот по этой повестке.

Славин взял повестку и предложил девушке стул.

— Аня, вы слышали, что случилось с Ирой Лазаркевич?

— Да, мне вчера, когда я приехала в общежитие, девочки рассказали. Ужас какой-то. Я сразу же хотела в больницу к ней бежать, но меня предупредили, что она все еще без сознания. Скажите, жить-то она будет?

— Врачи говорят, что да. Но без глаза останется.

— Боже мой, бедняжка! А кто же ее так изуродовал?

— Пока не нашли. Но обязательно найдем. Думаю, что и вы поможете нам в этом.

— Я? Чем я могу помочь?

— Во-первых, я хочу, чтобы вы рассказали нам о ее знакомых — и ребятах и девушках.

— О ком я знаю, не утаю.

— Ну вот и хорошо. — И лейтенант принялся заполнять протокол допроса.

Допрос длился более двух часов.

Подрезов успел за это время допросить какого-то мужчину, а затем съездить на Болотную станцию, где ночью угнали грузовик, груженный молодой картошкой. А Славин не торопясь, подробно записывал все, что имело отношение к потерпевшей. Он старался как можно больше узнать о Лазаркевич, обращая внимание на приметы ребят. Его особенно заинтересовало то, что незадолго до случившегося Ирина несколько раз ходила на танцы в клуб строителей. Сама Лебедко туда не ходила, но утверждала, что Ирина была с двумя подружками — Томой Марушко и Леной Бородько. Владимир спросил:

— Аня, а замуж она не собиралась выходить?

Девушка улыбнулась и, снова покраснев, ответила:

— Все мы, девушки, замуж собираемся выходить, главное только — за кого? Насколько я знаю, у Иры никого на примете не было.

Наконец допрос был окончен. Славин дал прочитать протокол допроса, показал, в каких местах надо подписать, и отпустил девушку. Она вышла, а Владимир продолжал задумчиво смотреть на протокол.

Подрезов весело спросил:

— О чем, казак, зажурился? Не отчаивайся, будешь работать — раскроешь. Кстати, я вижу, у тебя талант сыщика от рождения, так что развивай его. У меня два «мокрых» дела, но все равно я их распутаю.

— Понимаешь, только что я узнал, что потерпевшая незадолго до нападения вместе с Бородько и Марушко ходила на танцы в клуб строителей. А когда я допрашивал Марушко, она мне об этом почему-то ничего не сказала.

— Может, ты не спрашивал об этом?

— Как не спрашивал? Можешь посмотреть, вот дело, здесь протокол ее допроса. Она там прямо заявляет, что никуда вечерами вместе с Лазаркевич не ходила, а на самом деле получается, что ходила, и не один раз. Придется встретиться с этими девчатами еще.

— Ну давай. А я пока картофельными делами займусь. Кстати, тебе не хочется вареной картошечки, молоденькой, с укропчиком?

— Иди ты! — Славин проглотил слюну, представив себе дымящийся молодой картофель на столе.

Вскоре Владимир вышел из отделения милиции и посмотрел на часы: шестнадцать двадцать. Он решил отыскать Марушко и разобраться: во-первых, почему она скрывала от него то, что она ходила с Лазаркевич на танцы, а во-вторых, выяснить, знакомилась ли там Ирина с кем-либо из парней.

Девушку он нашел на работе. Лейтенант ничего у нее не стал спрашивать, а предложил отпроситься и поехать с ним в отделение.

В кабинете он снова задал ей несколько вопросов о Лазаркевич, а затем сказал:

— Тамара, среди девчат ходят разговоры, что Лазаркевич несколько раз ходила куда-то на танцы. Вы не знаете, куда она ходила и с кем?

Славин специально так спросил. Ему было необходимо знать, насколько искренна была с ним эта белокурая, одетая в яркое, цветное платье девушка.

Марушко покраснела.

— Нет, не знаю и даже не слышала об этом.

— Странно, а мне сказали, что вы вместе с ней несколько раз были в клубе строителей.

Эти слова Владимир произнес неуверенно, вроде и сам сомневался в сказанном.

— Я никогда и никуда с ней не ходила и не знаю, кто вам это сказал.

— Значит, обманывают?

— Конечно, — пожала плечами девушка.

Ее поведение насторожило Славина. Несмотря на свой небольшой опыт, он уже знал, что бывает такое, когда человек скрывает не из злого умысла какое-либо обстоятельство, а потому что оно показывает его в невыгодном свете, или просто считает, что к делу не относится, но когда ему напоминают, то он сразу же говорит правду. А тут сидящая напротив девушка все отрицает. Что здесь? Ошибка Лебедко? Но девушка говорила искренне, в этом Славин не сомневался. Он понимал, что откладывать проверку на завтра нельзя, и, сделав вид, что у него сейчас есть какое-то неотложное дело, попросил Марушко подождать в отделении, а когда он освободится, то они продолжат беседу. Чтобы девушка не скучала, лейтенант предложил ей несколько старых журналов и пошутил:

— Товарищ старший лейтенант обязан следить, чтобы вы не скучали.

Подрезов улыбнулся:

— С удовольствием.

Славин вышел на улицу и поспешил к трамваю. Для него в эту минуту было самым главным найти Бородько, которая, по словам Лебедко, тоже вместе с Ириной и Тамарой ходила на танцы.

К счастью, девушка оказалась дома. Она удивилась, узнав, что к ней пришел работник милиции, но не спорила, когда он пригласил ее в отделение. По дороге они молчали. У входа Славин попросил Бородько немного подождать, а сам заглянул в свой кабинет, извинился перед Марушко, пообещав скоро вернуться, и многозначительно взглянул на Подрезова, что означало: «Посиди с ней».

45
{"b":"6065","o":1}