ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мы не исключаем этого, — согласился Славин.

— Знаете, вот мой вам совет. И поверьте, плохого совета вам не дам. Как-никак более тридцати лет я проработал в уголовном розыске и знаю почем фунт лиха. Так вот, я считаю, что если они и могли к кому-либо из жильцов нашего подъезда прийти, то только к Верке Астаховой. Живет она одна, на пятом этаже в сорок четвертой квартире, девица вертлявая, в позапрошлом году ребенка родила. Я у нее, помню, спросил: «Вера, а кто отец твоего Сережки?» А она засмеялась и, даже не покраснев, отвечает: «Дед, ты вопрос полегче задай. Я и сама хотела бы это знать». Работает она где-то в буфете, навар, наверное, имеет солидный, потому что живет в достатке, ни в чем не нуждается. Ребенка, когда идет на работу, к своим родителям отводит, которые недалеко отсюда живут, по улице Цнянской. У нее дома, кстати, часто разные типы появляются.

Когда вышли, в подъезде Славин предложил:

— Давай под видом проверки паспортов обойдем квартиры, об Астаховой с людьми осторожно поговорим, а потом и к ней зайдем?

И они начали спускаться на первый этаж. Но жильцы этих квартир мало что знали о тех, кто жил на верхних этажах. В одной из квартир они застали молодую женщину. Она открыла дверь с ребенком на руках и, увидев Квашу, улыбнулась:

— А, товарищ участковый! Входите, пожалуйста!

В чистой и аккуратной квартире они сели на предложенные стулья, и Кваша, пока женщина в соседней комнате укладывала ребенка в детскую кроватку, сказал Славину:

— Это Галина Максимовна Чайкова, работает бухгалтером в домоуправлении, я и забыл, что она здесь живет, теперь она на фамилии мужа, — он заглянул в список, который сам же составил, — Красина. Я поэтому и не обратил внимания на нее. Два года назад, когда она жила с родителями по улице Беломорской, их квартиру обворовали, и я нашел воров. Ей доверять можно, она серьезный человек.

Чайкова вошла в комнату и присела на краешек дивана.

— Что это вас привело к нам, уж не собирается ли какой-нибудь бандит ограбить нашу квартиру?

— Все может быть, все может быть, Галина Максимовна, — отшутился Кваша, но тут же серьезно спросил: — Галина Максимовна, есть ли в вашем подъезде люди, которые скандалят, мешают соседям жить или свою квартиру превратили в место посещения всякого сброда?

Женщина покачала головой:

— Нет, таких людей у нас в подъезде нет. Разве только Астахова, она на пятом этаже живет. Номер квартиры я не помню, но найти легко. Когда подниметесь на пятый этаж, слева — вторая дверь. Она — легкомысленная женщина. К ней часто приходят незнакомые мужчины. Я сейчас в декретном отпуске нахожусь и часто ее вижу, когда она возвращается из магазина. Она туда за водкой ходит.

Славин спросил:

— Пьет часто?

— Не то чтобы часто, она для своих гостей за водкой бегает.

— Никого не знаете из тех, кто приходит к ней?

— Нет, к счастью, — улыбнулась женщина.

— Вы в квартиру к ней никогда не ходили?

— Нет.

— Галина Максимовна, а с кем она дружит из соседей?

— Знаете, такого человека вряд ли вы здесь найдете. Все знают ее как женщину скорее распутную, чем скромную.

— Ну, а в квартиру к ней из соседей кто-нибудь заходит?

— Нет. Ее соседка — у них на площадке двери рядом расположены — мне в прошлом месяце жаловалась, что в квартире Астаховой постоянно шумят. Я ей тогда посоветовала к вам, товарищ Кваша, обратиться. Но она ответила, что неудобно как-то на соседей жаловаться. Вы с ней поговорите. Ее Варварой зовут. Она, может, и видела, кто приходит к Вере, потому что мне она говорила, что ходят туда не только вечером, но и днем. Когда только люди работают?

Вскоре они были уже на пятом этаже. Постучали в дверь сорок третьей квартиры. Открыла средних лет женщина. На голове у нее были бигуди. Она пригласила сотрудников милиции пройти в квартиру, а сама, извинившись, исчезла в соседней комнате. Сотрудники милиции прошли в большую светлую комнату и сели у стола. Кваша достал список жильцов и молча показал Славину на цифру сорок три, где указывалось, что в ней проживает семья из трех человек. Хозяйка квартиры Сапожникова Варвара Николаевна. Владимир кивком головы поблагодарил участкового, и тот спрятал бумагу в карман кителя. Сапожникова появилась перед гостями через несколько минут. Голову она повязала ярким шелковым платком.

Славин решил быть с ней откровенным:

— Варвара Николаевна, мы хотим с вами поговорить о вашей соседке Астаховой. Скажите, у нее часто собираются компании?

Женщина немного смутилась и замялась, не зная, что сказать.

— Варвара Николаевна, речь идет не просто о поведении Астаховой, а о раскрытии опасного преступления. Поэтому мы просим вас быть с нами откровенной.

— Хорошо. Я и не хотела вас вводить в заблуждение. Мне просто как-то неловко говорить о соседке. Но раз такое дело, то я понимаю... Ну что вам о ней сказать? Смазливая бабенка, благодаря только одной своей внешности могла бы устроить как следует свою жизнь. Но она пошла по другому пути. Постоянные пьянки, разные кавалеры. Черт знает что дома творится. Вы знаете, бывают дни, что даже за этой толстой стеной невозможно усидеть. Гам, крики, такая отборная ругань доносится...

— Вы видели в лицо кого-либо из ее знакомых?

— Видела, и не раз. Вы знаете, большинство пьянчуги, но иногда бывают хлопцы видные, аккуратные и хорошо одетые...

Славин достал фотографии трех рисунков, которые несколько дней назад сделала Сваткова.

— Посмотрите на эти рисунки, не встречали ли вы похожих среди ее гостей?

Женщина взяла нарисованные портреты и внимательно просмотрела их. Положила обратно на стол:

— Нет, не припомню. Правда, вот этот, — она взяла лист бумаги, где был изображен Жора, — похож на одного из тех, которого я пару раз встречала на лестнице и один раз у входа. Аккуратный, симпатичный, культурный вроде. Помню, как однажды я выходила из подъезда, а он как раз входил, остановился у дверей, выждал, пока я прошла. Даже улыбнулся дружелюбно.

— Не помните, шрама у него на лице не было?

— Нет, да и неудобно как-то лицо незнакомого человека разглядывать.

— А как он был одет?

Женщина задумалась, а затем неуверенно ответила:

— Тогда, когда я встретила его у входа, он был одет... по-моему, в пальто, да, точно, в черное кожаное пальто.

Славин и Кваша радостно переглянулись.

Кваша спросил:

— Варвара Николаевна, вы говорите, что тогда был он в кожаном пальто, а в другие дни как он был одет?

— Я его встречала в костюме, но какого именно цвета, я не могу сказать, не обратила внимания.

— Он один был?

— В подъезде два или три раза я его видела с каким-то парнем, а вот когда встретила возле подъезда, он был один.

— А как выглядел его друг?

— Не помню.

— Последний раз когда вы его видели?

— Недели две назад.

Сотрудники милиции поблагодарили хозяйку, вышли на лестничную площадку и начали советоваться: заходить или не заходить к Астаховой. Их беспокоило одно: как бы появление сотрудников милиции не насторожило Астахову. Но и время не терпело.

— Ладно, — решил Владимир, — пошли к ней. Начнем с проверки документов, затем ты как участковый уполномоченный поинтересуешься, кто к ней приходит и так далее. Короче говоря, прощупаем, чем она дышит, а затем будем думать, что делать дальше.

Кваша решительно постучал в дверь сорок четвертой квартиры. За дверью — тишина.

— Стучи опять, — вполголоса сказал Славин.

Кваша еще раз постучал кулаком в дверь.

— Кто там? — послышался женский голос.

— Свои, откройте! — потребовал Кваша.

Щелкнул замок, дверь с легким скрипом открылась. На пороге стояла молодая женщина. На вид ей можно было дать лет двадцать пять. Даже в простеньком домашнем халатике она выглядела привлекательной. Длинные светлые волосы были собраны в узел на затылке. Большие зеленые глаза сначала смотрели спокойно и как-то безразлично, а когда женщина рассмотрела на Кваше милицейскую форму, в них появились тревога и растерянность.

52
{"b":"6065","o":1}