ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Представляю, что им довелось пережить, — задумчиво сказал Антон. — Ну, а как Петр Петрович? Небось, в полковниках уже ходит?

Опустив голову, Славин тихо сказал:

— Погиб он... во время проведения операции по обезвреживанию банды. Один из бандитов узнал его и успел выстрелить первым. Да ты этого гада должен помнить. Это дружок Мирейчика, тоже полицай — Юшевич.

— Что ты говоришь! Ох, как зря мы его тогда вместе с Гришкой не расстреляли.

— Его Петр Петрович искал. Даже уже вышел на след, а тот, гадина, банду сколотил, собрался со своими дружками на кассира завода и его охрану напасть и захватить деньги, предназначенные для зарплаты. А наши ребята брали их, как говорится, за секунду до выстрела. Ох, как жаль Петра! Перед моим вылетом сюда к нам после окончания офицерской школы милиции прибыл Ваня — его сын. Честно говоря, я рад, что он будет служить со мной.

Крайнюк рассказал, что он женат на грузинке, имеет двух детей. Поинтересовался:

— Володя, а ты сюда на отдых приехал?

— Какой там отдых, — улыбнулся Славин, — в командировку. — И Владимир Михайлович рассказал о цели своего приезда.

Крайнюк встал:

— Пошли к моему начальнику. Доложим, и я договорюсь, что буду тебе помогать.

Антон уговаривал Владимира остановиться у него дома, но Славин, не желая стеснять семью друга, настоял на своем и поселился в гостинице.

— Понимаешь, — успокаивал он огорченного Крайнюка, — я же море вижу впервые. В свободное время, даже ночью, интересно побыть у него. Зачем же стеснять супругу, детей!

После того как Славин был устроен в гостинице, они решили розыск Черта начать завтра с утра и направились к Крайнюку домой. Жил он высоко в горах, и когда друзья поднялись к его дому, Славин, глядя на развернувшуюся у их ног панораму города, восхищенно сказал:

— Ух ты! Красота-то какая, словно на самолете летишь! У меня голова закружилась от такой высоты.

В этот вечер в доме Крайнюков был настоящий праздник. Жена Антона — высокая черноглазая Кето, — слушая воспоминания друзей, улыбалась и подавала к столу все новые блюда.

Разошлись поздно. Антон проводил Славина до самой гостиницы. Владимир Михайлович распрощался с другом и, когда тот ушел, не заходя в гостиницу, направился к морю. Вдоль набережной шла аллея, которую украшали пальмы и кипарисы. Стояла тишина. Воздух был насыщен запахом цветов и моря. Луна отражалась в совершенно спокойном, казавшемся уснувшем море. Владимир Михайлович подумал, что все это похоже на чудесный, сказочный сон. Он сел на удобную деревянную скамью и задумался. Уже в который раз за этот вечер вспомнились боевые друзья, отец. И вдруг он неожиданно подумал о Купрейчике: «Интересно, как ему отдыхается? Он же в Сочи. Может, после того, как найду Черта, махнуть к Алексею? Вот удивился бы он!»

И вдруг неясная тревога появилась в душе Славина. Она росла, и Владимир Михайлович понял, что тревожное чувство связано с Купрейчиком. «И чего это я вдруг разволновался? Алексей же с Надей уже, наверное, в санатории. Может быть, сейчас тоже сидят на берегу моря и так же, как я, любуются им», — пытался Славин успокоить себя. Однако это ему не удавалось. Владимир Михайлович понял, что в эту ночь ему не уснуть. И причина тому — тревога за Алексея Васильевича.

52

ПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ КУПРЕЙЧИК

Преступники словно от удара кнута вздрогнули и ошарашенно смотрели на Купрейчика.

— Я — полковник милиции. Предупреждаю: любое неразрешенное мною движение или невыполнение приказа — и я стреляю.

Рыжеволосый, хрипло и удивленно, очевидно, обращаясь к своим дружкам, спросил:

— Откуда он взялся?

— Черт его знает! — ответил тот, который был в черной куртке. И повернулся к Купрейчику: — Послушай, начальник, мы не знаем, кто ты — полковник или просто фраер, но будь человеком, проваливай своей дорогой. Мы тебя не видели, ты — нас. Давай по-хорошему разойдемся.

— Молчать. Всем оставаться на своих местах!

Но мужчина в черной куртке продолжал:

— Зря ты кипятишься. Ты один, нас — трое. У тебя одностволочка, и ты даже не знаешь, заряжена она или нет, а у нас пушки похлеще. — И он, сделав вид, что хочет показать Купрейчику свою «пушку», потянулся к карману. Но Купрейчик повел в его сторону оружием и сказал:

— А ну, ты, умник, подними руки, а не то ты первый убедишься, что ружье заряжено.

Бандит подчинился и, злобно скрипнув зубами, снова поднял руки. Тогда заговорил длинный:

— Напрасно ты это делаешь, кореш. Пораскинь мозгами, что ты можешь сделать с нами один. Мы же можем броситься на тебя все вместе. Ну, прихлопнешь одного, а двое из тебя же решето сделают...

— Да мы же тебя, падлу, на кусочки рвать и без соли жрать будем, — добавил рыжий. — Послушай доброго совета, отваливай от нас. Если договоримся, чтобы шума не было, поделимся с тобой. Мы — народ честный. Если ты с нами по-человечески, то и мы — люди.

— Наговорились? — спокойно спросил Купрейчик. — Ну, а теперь слушайте меня. Во-первых, повторяю, вы будете делать все, что я прикажу. Во-вторых, сейчас всем лечь на землю лицом вниз. Мне тоже, как видите, терять нечего. Таких, как вы, я на своем веку и на фронте, и работая в уголовном розыске видел не раз, и пугать меня не стоит.

Бандиты молча исполнили приказ. Купрейчик думал, что делать дальше: «Заставить их достать из карманов пистолеты нельзя, успеют выстрелить. Самому тоже оружие у них не отобрать — наверняка набросятся на меня, как только приближусь к ним. Что же предпринять?» Алексей Васильевич взглянул на часы. С момента нападения на сберкассу прошло не более полутора часов, поэтому он решил, что надо тянуть время. Есть надежда, что милиция найдет его с этими типами здесь. В душе Алексей Васильевич понимал, что сотрудники милиции вряд ли смогут дотемна прибыть сюда. Но все же машину, на которой ехали бандиты, наверняка видели многие люди. «Бедная Надя, представляю ее состояние», — сочувственно думал он.

Длинный повернул лицо к Купрейчику:

— Послушай, начальник, неужели ты не понимаешь, что, как только стемнеет, на земле, а точнее, в ней придется лежать тебе, а не нам. Давай разойдемся по-хорошему. Бери сотню тысяч и вали отсюда. Нам не надо говорить, кто ты и откуда. Разойдемся полюбовно. Пойми, ты в безвыходном положении. Если протянешь дотемна, как бы ты ни смотрел, за нами уследить не сможешь.

Рыжеволосый, не отрывая лица от земли, добавил:

— Увидишь, мы сделаем так, чтобы твои же мильтоны посчитали тебя нашим подельником!

— Мы тебя убьем, — подал голос третий, — сунем в карман тысчонку-другую, посадим за руль — и доказывай, что ты не верблюд.

Купрейчик, казалось, не слушал их. Он понимал, что сейчас надо во что бы то ни стало задержать преступников, не дать им расползтись, как змеям, в разные стороны и утащить с собой деньги.

«Надо тянуть время — это сейчас самое главное и, пожалуй, единственный для меня выход».

Рыжий обратился к своим дружкам:

— Кореша, чего мы ждем? Давайте сейчас все в разные стороны — пусть стреляет!

— Слушай ты, рыжеволосый ублюдок! — спокойно, но твердо проговорил Купрейчик. — Если не перестанешь трепаться, то может так случиться, что эти твои слова будут последними!

Рыжий замолчал, а Купрейчику вспомнился один из его фронтовых эпизодов, когда он, подкрадываясь ночью к немецкому часовому, увидел, что тот вскочил и направил на него винтовку. Сколько потребовалось тогда ему, командиру взвода разведки, усилий, чтобы не броситься на немца, а заставить себя замереть в нескольких шагах от него. «Только это тогда и спасло меня, — подумал Алексей Васильевич, и его мысли снова вернулись к Наде. — Родная, представляю, что ты сейчас переживаешь!» Чтобы как-то отвлечься, он заставил себя думать о своих коллегах, которые сейчас наверняка делают все, чтобы найти его.

Купрейчик был прав. В этот момент сотни сотрудников, поднятые по тревоге, включились в работу. Опрашивались десятки людей, искали не только свидетелей преступления, но и тех, кто видел грузовик, на котором скрылись бандиты. Время неумолимо шло вперед, наступил вечер, и, как хорошо понимал Купрейчик, приближалась развязка. Нет, он не чувствовал себя обреченным. Сильный, хорошо тренированный, крепкий духом, он готовился к схватке с преступниками так же, как когда-то на фронте готовился к схватке с врагом.

66
{"b":"6065","o":1}