ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Славин пожал плечами, считая неуместным для себя поддерживать шутливый тон генерала. Ведь разговор шел о его непосредственном начальнике, которого Славин глубоко уважал, а его хмурый вид мысленно объяснял какой-нибудь неприятностью. Генерал снова обратился к Славину:

— Так не знаешь, отчего полковник зол?

— Нет, товарищ генерал.

— А я знаю. Он рассердился на весь белый свет, да заодно и на меня, за то, что одного из лучших его сотрудников хотим забрать на другую работу. Суди сам: разве прав он, когда становится на пути человека, идущего на повышение?

— Да не против я, товарищ генерал, — наконец заговорил Лисицын, — просто в последнее время слишком много у меня людей забрали. И ладно, если бы на повышение, а то просто переманивают в другие службы обещаниями да посулами: то квартиру быстрее получит, то объем работы при той же зарплате будет иметь меньший, то нервы реже себе трепать будет. Конечно, работа в уголовном розыске — не мед. Но нельзя же таким образом профессиональное ядро разрушать, ведь раскрывать преступление не каждому дано. Ну, а что касается Славина, то сам вижу, что пора его выдвигать: и трудом, и умом он это заслужил, да и мне приятно, что начальником милиции будет сыщик. Значит, и работа по раскрытию преступлений будет вестись на должном уровне.

Генерал взглянул на Славина:

— Понял, в чем дело?

Отвечать на этот вопрос было сложно. Славин понимал, что предложение о назначении на другую должность должно исходить непосредственно от начальника управления, и поэтому схитрил:

— Понял только то, что из-за меня разгорелся какой-то сыр-бор.

— Поясню. Мы решили тебя назначить начальником районного отдела. Как ты на это смотришь?

— Я солдат. Как прикажете, так и поступлю.

Лисицыну было действительно жаль расставаться с хорошим сотрудником, но он знал, что плохих сотрудников не выдвигают на повышение, и поэтому хмуро сказал:

— Соглашайся, Славин. Я же понимаю, что тебе расти надо. Может, дай бог, сменишь меня, старика, на этом месте. Я только рад буду.

Было ясно, что вопрос о его назначении решен, поэтому Славин не стал упираться и дал согласие. После этого он доложил генералу и полковнику о сообщении Мочалова. Генерал взволнованно воскликнул:

— Неужели зацепимся?

Начальник управления прошелся по кабинету, достал сигарету, помял ее в руках, но, задумавшись, не стал прикуривать, а стоял у окна и смотрел, как на землю падают редкие снежинки, потом повернулся к Славину:

— Ты назначаешься начальником райотдела, где работает Мочалов, тебе и карты в руки. Сдавай, Владимир Михайлович, дела и приступай к новой работе. Твоя кандидатура согласована с райкомом партии и исполкомом. Завтра повезу тебя представлять.

Славин вышел. Генерал, глядя на начальника уголовного розыска, сказал:

— Я специально поручил Славину проверить этот сигнал. Сам знаешь, что у него творится на душе. Ты же, Леонид Федорович, свяжись с Гродно да и Славину помоги.

— Есть, товарищ генерал. Я и сам бросился бы на это дело.

— Знаю, но нам с тобой надо понять Славина. Он же в мирное время потерял двух своих двоюродных братьев, и задержать убийцу — не только его обязанность, но и право.

58

НАЧАЛЬНИК РАЙОННОГО ОТДЕЛА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

МАЙОР МИЛИЦИИ СЛАВИН

Зима пришла ранняя, с сильными морозами и вьюгами. Иной раз Славину казалось, что он опять находится в Сибири. Ночами от сильных морозов громко стреляли деревья и даже дощатые заборы.

Хлопот у молодого начальника было много. Обстановка в районе, куда его недавно назначили, была в оперативном отношении тяжелой. Мочалову и Новикову, которым начальник отдела поручил розыск пропавшего квартиранта Ермоловой и его дружков, пока не везло. Они как сквозь землю провалились. Положение осложнялось еще и тем, что в районе почти ежедневно были происшествия, и Славину приходилось много внимания уделять текущим делам. Работников милиции беспокоили воры, а ночами на отдаленных от центра улицах города действовал опасный преступник. Он неожиданно появлялся перед прохожими одинокими женщинами и грабил их. Лицо его, по словам потерпевших, было закрыто маской, в руке — нож. Вот, пожалуй, и все, что было известно о нем работникам милиции. Грабитель уже совершил шесть нападений, и все шесть потерпевших даже одежду его называли по-разному.

Владимир Михайлович приказал дежурным о каждом таком случае сообщать ему лично в любое время.

Вот и сейчас, стоя на сильном морозе, он дожидался машины из райотдела и думал: «Даже время он выбирает разное. Сегодня вышел на „промысел“ ровно в два. На прошлой неделе — в половине первого, тридцатого ноября — в двадцать три часа...»

Преступник, как волк, появлялся неожиданно, совершал ограбление и исчезал, с тем чтобы через несколько дней, а порой и недель, объявиться снова, но обязательно в другое время. Оперативные группы милиции сбились с ног в поисках.

Подошла машина. Славин поздоровался с водителем и поторопил его. Машина резво понеслась вперед. А вьюга разыгралась не на шутку, в бешеной снежной круговерти чуть просматривались электрические фонари. Славин даже удивлялся, как водитель видит сейчас дорогу и умудряется держать скорость под шестьдесят. Вскоре машина резко взвизгнула тормозами и остановилась у входа в райотдел милиции. Майор, втянув голову в плечи, поспешил в помещение. Дежурный — седоволосый, с отекшим от бессонницы лицом капитан — спокойно и быстро доложил:

— В два часа двенадцать минут дежурный по управлению соединил меня с женщиной, звонившей по ноль-два. Назвалась она Игнатенковой Полиной Астаховной и сообщила, что ее ограбил какой-то мужчина.

— Ваши меры?

— Направил к месту происшествия оперативную группу, с ней поехали эксперт научно-технического отдела и инструктор с собакой. По радио сориентировал патрульные машины и наши оперативные группы, работающие по розыску этого преступника, после доклада о происшествии вам, по вашему указанию, приказал совместно с потерпевшей прочесать близлежащие улицы и попросил управление блокировать патрульными машинами весь наш район.

— Собака взяла след?

— Так точно. Привела к стоянке такси, где след был утерян. Считаю, что преступник воспользовался такси.

— Где находится потерпевшая?

— Сейчас ее привезут сюда.

— Направьте по одному сотруднику в таксопарки, пусть побеседуют с водителями, когда те будут прибывать в гараж. Как только привезут потерпевшую, доставьте ее ко мне в кабинет, подготовьте телефонограмму во все райотделы, ГАИ, милицию на железнодорожном транспорте, медвытрезвители и спецприемник, сориентируйте всех сотрудников, находящихся сейчас на службе, и сторожей вневедомственной охраны.

Славин, выйдя из дежурной части, по широкой лестнице поднялся на второй этаж. Прежде чем открыть дверь, взглянул на часы: два часа пятьдесят две минуты. С момента нападения прошло около часа. «Если действительно он сел в такси, — размышлял Славин, войдя в кабинет и снимая пальто, — он сейчас далеко от места происшествия. Похоже, что опять ушел!»

Тихо звякнул телефон прямой связи с дежурным. Тот доложил, что потерпевшую уже доставили в отдел и повели к нему. Славин пригладил рукой торчавшие после сна жесткие, отливающие синевой волосы, положил перед собой маленький блокнот и стал ждать.

В кабинет в сопровождении старшего лейтенанта вошла женщина. Лицо бледное, чуть припухшее от слез. На голове белый пуховый платок, на плечах — большой мужской полушубок.

Славин пригласил сесть, спросил:

— Какая у вас была сумка?

— Коричневая... средних размеров, с двумя ручками, закрывается на молнию.

— Что в ней было?

— Мое водительское удостоверение, деньги в сумме сорока пяти рублей, щетка для волос... кое-какая косметика: помада, пудра. Там еще были маленькие ножницы... зеркальце круглое, носовой платок и ключи от квартиры... вот, пожалуй, и все.

Майор специально спросил сначала о сумке. Он хотел, чтобы женщина немного успокоилась. А когда она справилась с волнением, Славин задал следующий вопрос:

79
{"b":"6065","o":1}