ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот и мозоль натер.

— Быстро ты, — засмеялся Павлик. — Талант!

— И ничего смешного нет. У меня, может, кожа такая непривычная, тогда как?

— Тогда отдохнуть надо, — с явной насмешкой посоветовал Муха.

Игорь хотел ему тоже сказать что-нибудь ядовитое, но ничего не придумал и только хмуро буркнул:

— И отдохну.

Павлик и Муха работали долго.

А Игорь уселся на трухлявый пень, на вершине холма, поглядывал на них, отпуская порой остроумные, как ему казалось, замечания; за лопату он брался несколько раз, но почти тут же бросал ее снова.

Уже к вечеру труды ребят были вознаграждены: Муха выкопал несколько черепков с красивым узором, и почти сразу же Павлик нашел черную металлическую пластинку с какими-то непонятными фигурками, прикрепленными сверху. Находку разглядывали долго. Игорь хотел отковырять слой окаменелой земли, но Павлик не позволил.

— Отнесем домой, промоем, после и посмотрим.

Игорь обиделся (кроме того, он глубоко завидовал удаче ребят) и побрел к своему пню.

Это было в Атлантиде<br />(Приключенческая повесть) - i_006.jpg

На этот раз он не сел на него, а стал ударять каблуком по замшелому краю. Из овальных дырочек посыпались муравьи, закипели по всему пню.

А Игорь, почувствовав, что пень качается, бил по нему сильнее и сильнее. Наконец, от особенно резкого удара пень выскочил из земли, как гнилой зуб. Вот где было муравьев! Маленькие, рыжие, они с поразительной быстротой сновали во все стороны, волоча свои тощие куколки. Игорь даже удивился, как это еще недавно он сидел на таком пне, и они не искусали его. Потом он решил проверить, на какую глубину идет муравейник, и выбросил несколько лопат земли. Кажется, глубже муравьев не было. Тогда в последний раз он с силой всадил лопату в дно ямки.

И тут произошло непонятное — лопата вдруг легко провалилась в пустоту.

От неожиданности Игорь чуть не выпустил ее из рук. «Может быть, там змеиное гнездо?» — мелькнула мысль.

Но лопата уперлась во что-то твердое.

Игорь заглянул вниз. И тут ему показалось, что в глубине ямы что-то голубовато светится. Он далее тряхнул головой, сбрасывая это наваждение. Нет, странное фосфорическое свечение не прекращалось.

Он осторожно стал тыкать лопатой в яму. Да, в ней лежал какой-то предмет, это было несомненно!

— Павлик, Валя! — срывающимся голосом крикнул Игорь. — Скорей! Я что-то нашел! Несите скорее сюда лопаты!

Сначала ребята не хотели идти. Видимо, они обиделись на Игоря. Но в его голосе звучало такое волнение, что они не выдержали, подошли.

— Что там у тебя? — недовольно протянул Павлик.

Игорь молча кивнул на яму. Павлик деловито сунул туда свою лопату, пошевелил ею по сторонам, удивленно хмыкнул.

— А ну, хлопцы, копаем.

Лопаты с трех сторон врезались в землю. Очень мешали остатки пня, корни сгнили еще не полностью. Наконец, таинственное «что-то» было извлечено на землю.

И тут ребята невольно притихли. Такого предмета им еще никогда не приходилось видеть.

Это было в Атлантиде<br />(Приключенческая повесть) - i_007.jpg

Это был цилиндр, диаметром сантиметров тридцать и сантиметров десяти в высоту. По форме он напоминал точильный круг, который валялся у колхозной кузницы, только края у него плавно закруглялись. Изготовлен он был из какого-то незнакомого материала: металл не металл, пластмасса не пластмасса. Этот материал чуть-чуть поддавался, мягко пружинил под сильным нажимом, и в то же время, как выяснилось позже, нож не оставлял на нем даже царапины. Стенки были совершенно гладкими и имели приятный для глаза голубоватый цвет. Нет, это была не краска — голубизна переливалась, мерцала где-то в глубине, за стенками, и, казалось, там налита какая-то слабо светящаяся жидкость. А когда цилиндр перевернули, то мальчики увидели в самом центре его дна (или верха, если сначала он был положен неправильно) небольшой, с пятак, выпуклый кружок необычайного цвета — не то темно-фиолетового, не то черно-лилового. Весил загадочный цилиндр килограмма четыре-пять. Самым интересным было то, что на гладкой ровной поверхности не было и намека на какую-нибудь крышку. Цилиндр казался монолитным, совершенно сплошным, как камень, и в то же время ребята не сомневались, что он содержит что-то внутри.

— Бросьте-ка, ребята, эту штуку, — опасливо сказал Муха. — Вдруг это мина какая-нибудь. Еще взорвется…

— Мина! — передразнил Павлик. — Откуда у тебя тут мина возьмется? На это болото в жизни ни один солдат не заглядывал.

— А гражданская война? Тут же воевали с колчаковцами, — поспешил блеснуть своими познаниями Игорь. — А в этих местах партизан было много.

— Скажешь тоже! Чтобы у партизан мины были? Да мин тогда, наверное, вообще не было.

— А из наших, из деревенских, никто не мог закопать? — не унимался Муха.

Павлик хотел что-то сказать, но вдруг остановился, да так и замер с раскрытым ртом.

— … Постойте… — прошептал он, — ведь только сейчас на этом месте пень был! Это значит…

— Значит, что и дерева еще не было, а эта штука уже здесь лежала, — подхватил Игорь. — Вот это да!

— Сколько лет прошло! — удивился Муха.

— Да уж не один десяток. Ну и ну… Так что же это за коробка такая?

— Слушайте, — сказал Игорь. — А что, если здесь спрятаны какие-нибудь важные документы? Может быть, геологи были тут и закопали, когда заблудились? А под пень подкопались откуда-нибудь сбоку.

— Сказал! Во-первых, сюда можно только одной дорогой пройти — через деревню. Вот! А во-вторых, кому это понадобится сейчас закапывать документы? Верно, Павлик?

— Я вот что думаю, — сказал Павлик, — а вдруг это какой-нибудь космический снаряд? Прилетел он к нам на землю миллион лет назад, да так и лежит.

— Придумаешь! — пренебрежительно фыркнул Игорь. — Много ты в космических делах разбираешься! Чтобы такая коробочка прилетела с другой планеты?

Спорили долго. Высказывались самые невероятные предположения, но выяснить все равно ничего не могли.

— Ладно, — решил, наконец, Павлик, — отнесем ее завтра в деревню, там посмотрим. Иван Иванович сразу скажет, что это такое. Это наш учитель, слыхал? Все знает.

— Иван Иванович в город уехал, — сказал Муха. — Дня через три вернется.

— Ну и подождем!

— Да, подождем! — недовольно скривил губы Игорь. — А мне послезавтра уезжать!

— Куда?

— Домой. Совсем. Телеграмму получили, я же говорил.

— Ну, значит, напишем тебе, что там оказалось.

— Ага, напишете! Так я вам и оставлю его!

— А ты что, забрать в город его решил?

— Я же нашел!

— Подумаешь, нашел! Просто повезло. Провалял дурака весь день, два раза копнул — и нашел!

— А это кто как может!

— Ты брось это, — нахмурился Павлик. — Во-первых, земля тут колхозная. Значит, и все, что в ней находится, — тоже колхозное.

— Не колхозная, а государственная!

— Это все равно. Короче — штуку эту увезти мы не позволим. Пусть в нашем школьном музее будет.

— Эх, вы! Я же не для себя! Я ее ученым передам, они лучше разберутся, чем какой-то Иван Иванович!

— Ты нашего Ивана Ивановича не тронь! Он тоже ученый, все понимает. А коробку мы тебе не отдадим — и все!

— Отберете? — Игорь даже побледнел.

— А это как хочешь понимай!

Наступило молчание. Игорь бросал косые взгляды на своих недавних друзей, сердито сопел. Но спорить больше не стал — бесполезно. Сила все равно не на его стороне. Потом сказал, отвернувшись:

— Воображают тоже! А что вы в таких вещах понимаете, деревня!

Ребята возмутились.

— Да если б я знал, что ты такой, никогда бы говорить даже с тобой не стал, — почти закричал от обиды Павлик. — Рассуждаешь, как капиталист какой! Надо же сказать так: деревня!

— Крыса ты, а не парень! — неожиданно заявил Муха.

Игорь понимал, что сказал глупость, и хотел было уже извиниться, но после того, как Муха обозвал его крысой, он ответил новой грубостью.

3
{"b":"606511","o":1}