ЛитМир - Электронная Библиотека

Первую неделю Лутиков терпел и всё ждал, что скоро Елена Сергеевна выздоровеет. Но она никак не поправлялась. Юнька набрался смелости и у Борисы Ларисовны спросил, когда Елена Сергеевна вернётся. Но та не ответила. Она как раз Милку ругала: ей младшая сестра всю тетрадь изрисовала. И когда Лутиков спросил, все притихли. Получилось так, что ребята тоже по Елене Сергеевне тоскуют. Всех Бориса Ларисовна замучила. Даже Светка, у которой все прописи в смайликах и никаких младших сестёр и братьев нет, и та вздохнула.

А Бориса Ларисовна как будто обиделась. Замолчала и к своему столу отошла. А чего обижаться, понятно ведь, что она здесь не навсегда. Или… навсегда? Тут Юньке по-настоящему страшно стало. Что, если Елена Сергеевна до самого пятого класса не вернется? Так он и боялся уже вторую неделю.

Лутиков вздохнул в своём углу и посмотрел наверх. Ну ничего здесь не было интересного! Одни корешки книг. Юнька попробовал прочесть названия, но слова не складывались, всякая ерунда получалась. И тут он заметил между книг какой-то разноцветный хвостик. Ну, вроде закладки, только она не в книге лежала, а между томов и чуть-чуть свисала.

Фея Бориса Ларисовна - i_017.png

Лутиков приподнялся на цыпочки, ухватился за хвостик, потянул… И вытащил прозрачную флешку. Откуда только она взялась? Юнька хотел рассмотреть её получше, но вдруг нитяной хвостик выскользнул из колечка на конце футлярчика, и флешка упала на пол. Она и стукнулась-то совсем легонько, и Лутиков её сразу поднял, но Бориса Ларисовна услышала.

– Что там у тебя, Лутиков? – спросила она и нахмурилась.

Фея Бориса Ларисовна - i_018.png

Пришлось разжать кулак.

– Откуда у тебя флешка? Где ты её взял?

– На полке, – буркнул Юнька.

– Где-где? – удивилась Бориса Ларисовна. – Ну, не выдумывай!

– Она правда тут лежала! – оскорбился Лутиков. – Я хвостик увидел! – И он протянул Борисе Ларисовне цветной нитяной хвостик.

Учительница покрутила его в руке, а потом повернулась к классу:

– Ребята, чья это флешка?

– Где? Покажите! – оживились первоклассники и окружили Борису Ларисовну.

– Не, не моя, – сказал Серёжа Петров и с сожалением вернул флешку.

– Это Джамика! – уверенно заявил Митя Кулик.

– Не-ет, – возразил Юнька. – У него чуть-чуть голубая, как ледяная, а эта просто прозрачная!

Сам Джамик ни подтвердить, ни возразить не мог – его сегодня в школе не было.

– Аня! – позвала Милка Караваева. – Ну что ты там пишешь! Иди, посмотри, не твоя?

Аня, которая всё ещё на Лутикова сердилась, подошла, повертела флешку в руках и покачала головой.

– Это не наша флешка, – заключила она. – Лутиков вам врёт, что на шкафу нашёл, а вы верите! Небось в коридоре подобрал. – И гордо ушла за свою парту.

Юньке так и захотелось её снова треснуть! Он вообще не понимал, почему девочек бить нельзя, даже таких вредных. Чем таким они от мальчиков отличаются?! Рук у них две, ног тоже как положено. А что слабые – так это их мамы придумали, чтобы мальчишек разжалобить! Анька выше его на целую голову и на перемене маленькую Веронику по воздуху крутила, он сам видел! Как же, слабые они! Только и умеют, что ябедничать и насмехаться! Не-ет, Анька – это ж не девчонка, а сущее наказание!

– Садитесь-ка все! – строго сказала Бориса Ларисовна. – Иди на место, Лутиков. И не лезь к Ане!

– Нужна она мне! – буркнул Юнька и сел за свою парту.

– Сейчас посмотрим, что здесь, – проговорила Бориса Ларисовна и присела к компьютеру.

Конечно, о прописях тут же забыли. Всем хотелось узнать, что там, на флешке. Правда, снова встать и подойти к столу Борисы Ларисовны никто не осмелился. К счастью, интерактивная доска была включена. Все примолкли и на неё уставились.

На флешке оказался только один файл – видео. Пока Бориса Ларисовна его антивирусом проверяла, Юнька от нетерпения подпрыгивал. Надо же такой недоверчивой быть! Ребята тоже ждали, даже шептаться начали, забыли, что Бориса Ларисовна этого не любит.

Наконец учительница открыла файл, а там…

– Елена… Елена Сергеевна! – разом завопил первый «А».

На видео и правда была Елена Сергеевна. Она что-то говорила и улыбалась. Только слов не было слышно – так все кричали.

Фея Бориса Ларисовна - i_019.png

– Тихо! – завопил Юнька, но ребята не сразу успокоились – обрадовались очень. А когда замолчали наконец, ролик кончился.

– Ну вот! – рассердился Юнька. – Всё прокричали! – И на Борису Ларисовну посмотрел умоляюще. – Мы больше не будем кричать, правда-правда! Давайте ещё раз посмотрим!

И ребята со всех сторон начали просить:

– Бориса Ларисовна! Ой, Лариса Борисловна!

– Всё-всё-всё! – замахала руками Бориса Ларисовна. – Не могу это слышать! Неужели так трудно запомнить – Лариса! Борисовна! Вон звонок уже. Завтрак мы пропустить никак не можем. Сначала сходим в столовую. И чем быстрее вы всё съедите, тем раньше в класс вернёмся.

– У-у-у! – заныли ребята. – Давайте сначала посмотрим! Мы потом быстро поедим! Ну один разочек!

Но с Борисой Ларисовной спорить – пустое занятие. Она флешку выдернула, в карман положила и руки мыть пошла. Весь класс за ней потянулся.

Фея Бориса Ларисовна - i_020.png

Глава 4

В плену у фей

Фея Бориса Ларисовна - i_021.png

Юнька еле дождался, пока Лёвка свою булку дожуёт. Сам он с завтраком в одно мгновение справился. Показал Борисе Ларисовне пустую тарелку, отнёс её на стол для грязной посуды и пошёл компот допивать. А друг быстро есть не умел. Лёвкина бабушка любила повторять, что Лёвка обстоятельный. Лутиков точно не знал, что это значит, но подозревал, что «обстоятельный» и «копуша» – одно и то же. Он только не понимал, почему Лёвкина бабушка так этим гордится.

Наконец все ребята позавтракали. Даже Лёвка затолкал в рот оставшийся кусок булочки и пошёл посуду относить. Первый «А» чуть не подпрыгивал от нетерпения. А Бориса Ларисовна совсем не волновалась. Ну да, чего ей волноваться. Она Елену Сергеевну не знает и не любит.

В классе ребята быстро расселись по своим местам. Даже воду никто не пошёл пить. Лутиков подпрыгнул к выключателю, достал со второго раза и выключил свет. Марина Никулина жалюзи задвинула, и все уставились на экран. У Юньки даже в носу защипало, когда он снова увидел Елену Сергеевну. Та стояла среди сплошной зелени, как будто в тропическом лесу.

«Здравствуйте, мои дорогие! – сказала Елена Сергеевна. – Я так без вас скучаю!»

– И мы! – всхлипнула Милка Караваева.

На неё шикнули, а Елена Сергеевна кивнула:

«Я знаю, и вы соскучились. Но вернуться к вам пока не могу».

Фея Бориса Ларисовна - i_022.png

– Почему? – прошептал Лёвка.

Все горестно вздохнули. Елена Сергеевна не ответила.

«Не грустите, – улыбнулась она. – Время быстро пролетит. Главное, не ссорьтесь и учитесь хорошо. – Тут Елена Сергеевна почему-то оглянулась и добавила почти шёпотом: – Всё, ребята, я больше не могу говорить. Пока, мои хорошие!»

Экран погас.

Ребята некоторое время молчали, а потом загалдели так, что ничего невозможно было разобрать. Тогда Юнька поднял руку и крикнул:

– Тихо! – Все смолкли. Лутиков повернулся к Борисе Ларисовне и спросил: – А Елена Сергеевна правда в больнице? Почему там тогда деревья зелёные? Зима же!

Бориса Ларисовна растерялась, Юнька заметил! Правда, она сразу взяла себя в руки и спросила ехидно:

3
{"b":"606657","o":1}