ЛитМир - Электронная Библиотека

– Гоша, Гошенька, родной мой! Ну как ты ее держишь? – Из-за кадра доносился слезный призыв режиссера. – Это же не бревно! Это же твоя любовь! Разве так любовь держат! Обхвати ее за бедра! Вот так! А теперь – за грудь! Теперь снова за бедра! Молодец! Так держать! Держать, я сказал, а не падать! И ритм, Гошенька, четче ритм! А ты, любовь, запрокинь голову! Тебя страсть одолевает, тебе хорошо!

– А ты сам попробуй! – В голосе юной актриски слышалось возмущение. – Что я тебе, циркачка? Скажи еще спасибо, что держусь из последних сил. Другая на моем месте давно навернулась бы с этой дурацкой койки!

– Реплики сохранены как режиссерская находка? – поинтересовалась Валентина.

– Возможно. – Анатолий внимательно смотрел на экран. – Но мне кажется, что все это затем вырезают и заменяют чем-нибудь вроде «Дас ист фантастишь!».

Валентина уже успела убедиться, что ей незнаком старательно изображавший страсть парнишка лет пятнадцати. С девушкой оказалось посложнее. Камера снимала преимущественно девичий профиль, а полностью лицо никак не удавалось рассмотреть. Зато татуировка в виде какого-то чудища на левом предплечье «актрисы» видна очень даже четко. В голове Валентины промелькнула на первый взгляд нелепая мысль. Чем больше она всматривалась в девичью фигурку с короткими огненно-рыжими волосами, тем больше находила знакомых черт.

– Стоп!! – Режиссер за кадром, видимо, потерял терпение. – Это даже не страсть! Это черт знает что! Такое я снимать отказываюсь! Пошли вон с кровати! Идите, выпейте пива, слопайте таблетку или еще чего. Может, хоть тогда немного расшевелитесь… А я себе заварю кофейку покрепче.

После этих слов изображение с экрана пропало. Однако тех нескольких мгновений, пока камера еще работала, Валентине хватило, чтобы как следует рассмотреть обернувшуюся на возглас режиссера девушку. Ее лицо покрывал толстый слой грима, но все же оно было узнаваемо.

– Ты кого-то узнала! – догадался Анатолий, бросив взгляд на Валентину.

– Это какая-то мистика! – полушепотом, словно самой себе, сказала Валентина. – В такое совпадение трудно поверить. Хотя…

– Кого узнала? Парня или девушку? – настаивал Панфилов.

– Надеюсь, в этом доме есть телефон, – вместо ответа пробормотала Валентина. – Мне нужно позвонить и сказать одному очень хорошему человеку, что милая беседа и чай с тортом сегодня отменяются. Вот только как объяснить причину?..

Погружение

Последний жим давался Алине с огромным трудом. Некогда сильные и цепкие руки слушались неохотно. Не приди на помощь тренер, тридцать килограмм железа обрушились бы на грудь девушки.

– Аля, радость моя! – выхватывая штангу из рук подопечной, взмолился Пал Палыч, инструктор фитнесс-клуба «Атлант». – Чем ты там, в своей деревне, занималась все лето? Хвосты коровам крутила?

– Примерно. – Девушка с трудом поднималась.

– А ну, шагом марш в душ! – строго приказал Пал Палыч, установив снаряд на стойку. – На сегодня с тебя хватит.

Постояв под освежающими струями воды минут десять-пятнадцать и тщательно смыв с себя последние капли усталости, Алина вышла в пустую раздевалку. Вынув из шкафчика свое любимое белоснежное махровое полотенце, она стала неспешно обтираться, одновременно рассматривая себя в зеркале на стене. Результаты осмотра сильно ее расстроили. Нет, с верхом все нормально: правильные черты лица, карие, чуточку раскосые глаза, изящная родинка над верхней губой, которая, как утверждали многие мужчины, придавала ее облику небольшую чертовщинку, средней длины светло-русые волосы, привычно собранные в косу, красивые плечи и грудь.

Зато внизу… Внизу все далеко не так идеально. О наличии нескольких лишних килограммов на теле Алина и так уже знала, постояв перед тренировкой на электронных весах. Но одно дело знать, а другое – видеть, где именно расположились эти самые килограммы. А расположились они в самых ответственных для девушки местах.

– М-да-а… Деревенское молочко, сметана, оладьи с ватрушками… вот они где! – вздохнула Алина, похлопав себя рукой по мягкому месту. – Серьезно придется поработать.

В этот момент в помещение шумно ввалились две ее приятельницы, Юля и Лена.

– Ой, Алька, какая ты загорелая! – воскликнула первая.

– И без единого белого пятнышка! – отметила вторая. – Где так изловчилась? На нудистском пляже?

– На нем…

– И где такой есть? – поинтересовалась Лена.

– В ста сорока километрах к югу, деревня Чупалейка. Жителей всего – я, моя бабушка Клава и еще три древние старушки. Хоть сутки напролет ходи в чем мать родила.

– Значит, ты на три месяца в деревне зависла?

– На два с половиной, – уточнила Алина. – Там здорово! Озеро, лес, а ягод и грибов – целое море.

– Клево! – кивнула Лена. – А вот мы с Юлькой все лето в городе парились.

Услышав это, Алина не стала спешить с утешениями. Юля и Лена принадлежали к той части продвинутой молодежи, в кругу которой словечко «парились» в зависимости от настроения могло означать что угодно. Сегодня, судя по веселому блеску в глазах собеседниц, слово имело положительное содержание. Суперское, как сказали бы сами девушки.

Юля и Лена не относились к числу близких подруг Алины. Но вот уже два года подряд, сколько длилось их знакомство, парочка девиц информировала ее обо всем, что, как они сами любили говорить, заводило жизнь. Из всех многочисленных друзей Юли и Лены только у Алины хватало терпения выслушивать их болтовню. И сегодняшний рассказ обещал стать сверхдолгим. Два с лишним месяца разлуки – это не шутка.

Подруг распирало от желания выговориться. Некоторое время ушло на выяснение, кто будет главным рассказчиком. По обыкновению, победила более напористая Лена.

– Ты даже не представляешь, сколько всего произошло за лето! – выпалила она. – Главная новость: мы больше не встречаемся с этими придурками, Эдиком и Ринатом. Они нас достали! У нас теперь классные парни, Гена и Вовчик.

Алина не удивилась. Все рассказы подружек походили один на другой: в них «классные парни» сменяли «придурков» с завидной регулярностью, в зависимости от сезона. Смену времен года Юля и Лена встречали в обществе новых кавалеров.

«Интересно, а куда подевался мой кавалер?» – Алина подумала об Антоне.

Она надеялась встретить возлюбленного здесь, в тренажерном зале, но Антон уже две недели его не посещал. Для человека, помешанного на спорте, это странно. Так же странно, как и то, что телефон в его квартире молчал.

– Алька, ты ни за что не угадаешь, чем наши парни занимаются! – Лена не прерывала рассказа ни на секунду. – Они – продюсеры. Прикинь! Самые настоящие. Гена с «Продвинутого радио», а Вовчик в шоу-бизнесе заправляет. Слышала группу «Девчонки без комплексов»? Так вот, это как раз Вовчика проект! Круто, да?

Последовал подробный рассказ: на чем ездят «классные парни» Гена и Вовчик, во что одеваются, в каких заведениях предпочитают тусоваться. Здесь Юля и Лена могли консультировать на самом высоком профессиональном уровне. В городе не существовало ни одного злачного места, не знакомого шустрым подружкам. Сегодня Алина услышала сразу четыре новых названия: «Батискаф», «Барракуда», «Импульс» и «Локи». По всей видимости, классные парни Гена и Вовчик знали толк в развлечениях и денег на них не жалели.

– Самое крутое местечко – это клуб «Локи», точно! – торопливо выкладывала изнывавшая от желания выговориться Юля. – Он открылся в начале лета. Такого безбашенного заведения в городе еще не было!

– Ну, Юль, вечно ты встрянешь! – фыркнула Лена. – Я стараюсь рассказывать обо всем по порядку!

– Нужно сначала о самом главном, а потом уже о всякой ерунде! – немедленно парировала Юля.

– Я так всегда и делаю! – огрызнулась Лена. – А вот ты меня постоянно перебиваешь и мешаешь сосредоточиться.

Подружки затеяли легкую перепалку. Алина же взглянула на часы, которые показывали девять вечера.

– Позже расскажете! Мне домой пора. Уже поздно, а еще дел полно.

4
{"b":"606796","o":1}