ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

• АПЛ обесточилась, сработала аварийная защита реакторов, из-за срабатывания аварийной защиты автономного турбогенератора от коротких замыканий в основной силовой сети при взрыве и пожаре в 1-м отсеке и аварии аккумуляторной батареи. По той же причине в кормовых отсеках, на шинах АТГ и щитах не отключаемой нагрузки могли начаться пожары (об этом говорят найденные в кормовых отсеках размотанные шланги катушки ВПЛ)…

В течение этих роковых 135 секунд экипаж АПЛ оценивал повреждения, готовился к всплытию и, возможно, всплыл в надводное положение, готовил донесение об аварии, начинал борьбу с пожаром в аварийных помещениях… Времени не хватает…

Через 135 секунд после столкновения происходит второй взрыв – взрыв стеллажных торпед (торпедного боезапаса), по мощности эквивалентный 5-7 тоннам тротила.

Первые три-четыре отсека разрушаются полностью. Прочные межотсечные переборки носового блока разрушены (до 4-го отсека) и теряют герметичность (вероятно, до 5-го отсека включительно), носовая часть прочного корпуса раскалывается как орех.

Вероятно, от ударной волны, распространяющейся по корпусу (или от сотрясения корпуса при взрыве), мгновенно погибает командование АПЛ и часть экипажа, находившаяся в 1 – 5-м отсеках (приблизительно 94 человека)… Разрушенная, потерявшая плавучесть АПЛ с инерцией переднего хода падает со 110-метровой высоты на дно Баренцева моря.

Возможно, что при третьем ударе, потрясшем АПЛ (на этот раз о дно), уцелевшее при первых двух взрывах крупногабаритное оборудование (прежде всего реакторы и все навешанное на них оборудование: парогенераторы; блоки очистки воды первого контура и расхолаживания реакторов; компенсаторы объемов первого контура паропроизводительной установки; а также наиболее крупные механизмы и оборудование паротурбинной установки: главные турбозубчатые агрегаты с линиями валов; автономные турбогенераторы; пароэжекторные холодильные машины; ионообменные фильтры; баллоны системы воздуха высокого давления (ВВД) в междукорпусном пространстве и баллоны ГВД ППУ, многочисленные насосы различного назначения) смещается со штатных мест, на которых оно было смонтировано, загромождает проходы, превращает кормовые отсеки АПЛ в хаотическое нагромождение оборудования и искореженного металла.

Легкий корпус АПЛ деформируется от удара, и при этом выходит из строя система шлюзования аварийно-спасательного люка 9-го отсека.

Об объеме повреждений легкого корпуса свидетельствуют результаты обследования комингс-площадки аварийно-спасательного люка (АСЛ) 9-го отсека норвежскими водолазами в августе 2000 года. Эта толстая, монолитная стальная отливка, находящаяся на расстоянии около 130 метров от центра взрыва, в результате катастрофы получила повреждения (оказалась расколотой).

Все это подтверждает выводы о том, что легкий корпус АПЛ, даже в кормовой части, получил деформации (повреждения).

Второй взрыв и последующее падение на грунт уничтожают на АПЛ практически все первопричины, вызвавшие первый взрыв, равно как и последствия первого взрыва.

Личный состав кормовых отсеков, уцелевший в первые минуты катастрофы, оказывается замурованным в корпусе погибшего корабля, но не знает об этом…

При разрушениях такого масштаба никто не может оказать помощь подводникам, попавшим в беду. Как было показано выше, главная надежда на спасение – шлюзовое устройство АСЛ 9-го отсека – вышла из строя. Но никто из уцелевших на борту АПЛ подводников, ни спасатели СФ ещё не знают об истинных масштабах разрушений и повреждений (они будут установлены 20 августа норвежцами с «Seawаy Igl»)…

Из разрушенных паропроводов в машинные отделения турбинных отсеков поступают остатки пара.

Вероятно, большинство личного состава кормовых отсеков, находившегося в начальный период катастрофы, по боевому расписанию, в нижних помещениях турбинных отсеков, получило тяжелые тепловые и сочетанные травмы.

Безусловно, весь личный состав кормовых отсеков контужен от сотрясения при взрыве и ударе корабля о грунт.

При борьбе с пожаром в кормовых отсеках личным составом частично израсходованы объемы газовой смеси в индивидуальных аппаратах ИДА-59.

Сумки ИДА-59 с карабинами и брасовыми ремнями остались на местах хранения аппаратов, там, где личный состав включался в них при объявлении аварийной тревоги при первом взрыве. Костюмы СГП также остались на штатных местах хранения. После разрушений, образовавшихся внутри корабля, личный состав лишен возможности их отыскать и воспользоваться ими.

В помещениях АПЛ полная темнота, но переносные, аварийные фонари ещё работают.

Помещения кормовых отсеков загазованы. Повышенная концентрация угарного газа, возникшая при пожарах в момент первого взрыва, приводит к частичному отравлению личного состава.

Уцелевший, но травмированный и израненный за эти роковые минуты личный состав кормовых отсеков с 5-го бис по 9-й (23 человека) переходит в 9-й отсек к люку АСЛ. Возможно, что тяжелораненых вытащили с боевых постов и перенесли в 9-й отсек их товарищи. Эвакуация личного состава из 5-го бис, 7, 8-го отсеков в 9-й длилась больше двух часов.

В этот же период личным составом реакторного отсека (в случае, если ему удалось проникнуть в аппаратные выгородки – люки могли быть деформированы, а сами выгородки могли находиться под давлением или быть «запаренными») были вручную опущены на нижние концевики компенсирующие решетки обоих реакторов…

Люди собрались в 9-м отсеке. Оценена обстановка.

Через систему вентиляции, дифферентовочную систему, систему гидравлики, через трещины в переборках, поврежденные дейдвудные и переборочные сальники в кормовые отсеки поступает морская вода. Давление в отсеках медленно растет.

Слышны взрывы – это рвутся внутри корпуса цистерны вспомогательного балласта в заполняемых водой отсеках, прочность которых меньше забортного давления.

Морская вода заполняет бесчисленные искореженные трубопроводы систем, дросселируется в арматуре и при этом издает разнообразные кавитационные шумы, которые схожи с теми, что мы слышим в водопроводе при неисправных кранах. Разбитый корабль стонет, как издыхающий зверь.

Эта какофония звуков могла продолжаться несколько суток.

(Пеленга на звуки, исходящие от разрушающейся в глубине АПЛ, менялись, потому что корабли адмирала Попова не держали своего места на якорях. Глубина места в районе катастрофы – 110 м – больше, чем допустимая глубина места стоянки любого боевого корабля (менее 90 м); точность удержания места в открытом море – несколько километров. Корабли вместе с якорями таскало течением и… пеленга на звуки менялись!)

Уровень свободной поверхности жидкости в отсеках, за которым наблюдают подводники, неумолимо поднимается, и приостановить этот процесс заполнения корпуса водой (нарастания давления в отсеках), при имеемых разрушениях, имеемыми силами, невозможно.

Поверхность жидкости, поднимающейся из трюмов отсеков, покрыта маслом, поступившим из разрушенных баков гидравлики и масляных цистерн (расходных, запасной, цистерны «грязного» масла).

Растет процентное содержание СО2. Подводники вооружают аварийную регенерационную установку РДУ. Запасы регенерации воздуха (патронов В-64), имеемые в 9-м отсеке, рассчитаны на штатную численность личного состава – 3 человека. Они тают на глазах..

Установить соответствующий давлению в отсеке парциальный (процентный) газовый состав воздуха, из-за нарастания давления в отсеках, личный состав возможности не имеет.

Начать самостоятельный выход из затонувшей подводной лодки в таких условиях равноценно самоубийству. На требуемый режим декомпрессии (выполнение установленных задержек по глубинам при подъеме на поверхность) в аппаратах не хватит газовой смеси. Нарушить режим декомпрессии при выходе на поверхность – значит погибнуть от кессонной болезни, да и на поверхности моря ещё никого нет…

Попытка личного состава отдать кормовой аварийно-спасательный буй (АСБ) к успеху не привела. Вероятно, АСБ «закусило» при деформации легкого корпуса.

58
{"b":"6068","o":1}