ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Преступное венчание
Неукротимый граф
Три принца и дочь олигарха
Шаг до трибунала
Патриотизм Путина. Как это понимать
Прекрасный подонок
Квантовый воин: сознание будущего
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Содержание  
A
A

В этих условиях Д. Р. Колесников пишет свою первую записку: «Отчаиваться не надо…» – и вторую… При этом вторая записка вполне может быть текстом телеграммы, которую надо будет отстучать кувалдой по таблице перестукивания (азбукой Морзе) с подходом поисковой группы.

Подводники были уверены, что их будут искать и найдут!

Текст телеграммы передан тому, кто будет стучать, например Р. Аряпову… Возможно, тот, кому было поручено стучать (Аряпов), записал телеграмму под диктовку Колесникова собственноручно.

Поражает мужество этих людей и справедливая уверенность Д. Р. Колесникова в том, что рано или поздно записку его найдут, прочтут и огласят…

В корпусе АПЛ начинает быстро снижаться температура воздуха. Температура морской воды на глубине – 2 градуса Цельсия.

Начинают погибать наиболее ослабевшие от полученных травм подводники. Тела погибших убирают подальше от проходов в бесчисленные «щели» между оборудованием (туда впоследствии не смогли проникнуть водолазы)…

Аварийные фонари разряжены. Отсеки АПЛ погружаются в полную темноту.

К моменту, когда АПЛ была объявлена аварийной (около 23.30 12 августа 2000 года. Время и дата из заявления И. Клебанова 19 ноября 2000 года. ОРТ), оставшийся в живых личный состав кормовых отсеков находился за пределами возможных психических и физиологических напряжений…

Но когда их нашел ОБК СФ (по сообщениям вице-адмирала М. Моцака 04.00 13 августа, 19 августа. РТР), они стучали…

Никто не имеет права обвинять этих мужественных людей в том, что текст записок недостаточно четок, а качество передаваемых ими стуков не было разборчивым.

Начнем с того, что для создания отчетливых стуков, а точнее, временных пауз между стуками нужно было знать правила связи: знак начала связи, знак паузы между словами, знак конца предложения, знак разборчивого приема (или не приема) информации, знак конца связи…

Задача передать на поверхность телеграмму значительного объема по таблице перестукивания под силу только хорошо подготовленным связистам. Связистов в корме не было – они погибли при втором взрыве в носовых отсеках.

Послание Колесникова было длинным, необходимо было «махать» кувалдой несколько часов подряд… Нужны были силы, чтобы бить кувалдой по переборке или по крышке люка, а их не было… Нужен был свет, чтобы видеть текст и таблицу перестукивания, а его (света), скорее всего, уже не было…

Вероятно, по названным причинам попытка отстучать текст «второй записки» не удалась. И тогда стали стучать то, что могли – «SOS – вода».

Не надо забывать, что прием-передача этих сообщений происходила на фоне вышеописанной какофонии кавитирующих корабельных систем, шумов, издаваемых более чем 20 кораблями, сгрудившимися у места катастрофы… Добавим к этим сложностям все сказанное ранее о распространении звука в море в летний период…

Объективно распознать сигналы личного состава было чрезвычайно трудно (13 августа 13.00. Контр-адмирал Верич. 19 ноября 2000 года. ОРТ.) Подошел спасательный отряд. Спущены на воду глубоководные спасательные аппараты «Приз» и «Бестер» (после 15 августа). Подводники в 9-м отсеке слышат их работу и попытки пристыковаться к комингс-площадке АСЛ.

Возможно, что подводники «Курска» делают вывод, что посадке на АПЛ мешает дифферент АПЛ на нос… Для обеспечения посадки спасательного аппарата Колесников и два его товарища снова перешли в 8-й отсек и вручную открыли клапана вентиляции кормовых цистерн главного балласта для спрямления дифферента АПЛ, а возможно, что АПЛ заполнилась водой сама.

Когда дифферент выровнялся и корма села на грунт, давление в кормовых отсеках возросло ещё на 1, 5 атмосферы (до 10, 5 атм). При таком давлении человек не может прожить без специальной гелиевой смеси более 3-4 часов. Начинается азотный наркоз…

Мне кажется, подводники погибли после того, как АПЛ полностью легла на грунт, от азотного отравления, при давлении близком к 10 кг/см2. Спасательные аппараты, как мы теперь знаем, пристыковаться не могли.

Как сообщалось пресс-центром ВМФ 13, 14, 15 сентября, личный состав стуками подавал сигналы спасателям. (16 сентября РТР было сообщено, что стуки прекратились, дифферент АПЛ выпрямился…)

Вечная память и слава подводникам, погибшим на АПЛ «Курск» при исполнении своего воинского долга!

Слава спасателям-североморцам, сделавшим все возможное для спасения жизней погибающих товарищей!..

Еще раз повторю, что, по моему мнению, спасти уцелевший при взрывах и затоплении носовой части АПЛ личный состав кормовых отсеков, даже объединенными усилиями всех флотов мира с имеемыми у них спасательными средствами, было невозможно…

Даже после смерти подводников погибший корабль не хотел открывать тайн катастрофы… Как только вода, поверхность которой была покрыта маслом, достигла РДУ, в отсеке раздался взрыв и начался пожар. Пожар продолжался недолго и затих, когда кислород в отсеке окончательно выгорел. Однако его было достаточно для того, чтобы тела погибших, которые плавали по поверхности, сильно обгорели…

Все изложенное было бы абсолютно справедливым, если бы эта информация была оглашена устами председателя правительственной комиссии, которая, работая над изучением обстоятельств и причин катастрофы в течение четырех месяцев, не удосужилась обобщить и доложить народу, что же собственно удалось установить наверняка.

Наблюдаются явные нелогичности, непоследовательности и недосказанности, возникающие, к глубокому сожалению, в большинстве случаев с подачи самих же членов правительственной комиссии.

Необходимо отметить, что катастрофа АПЛ «Курск» – не первая катастрофа в истории отечественного подводного флота. Три предыдущие катастрофы (К-429 – 83-й год, К-219 – 86-й год, К-278 – 89-й год), по убеждению большей части специалистов, были «организованы» командованием различных степеней, а точнее, сложившейся в Вооруженных силах кадровой политикой, ущербной организацией эксплуатации кораблей и боевой подготовки экипажей.

Наличие целого ряда предшествующих морских катастроф, которых, по здравому разумению, можно было достаточно легко избежать, как никогда, требует от руководства страны говорить народу правду, так как трагедия с «Курском» требует восстановления доверия не только к флотскому командованию, но и к руководителям государства.

Неумение или боязнь говорить народу правду, а попросту полный провал в организации информационной кампании в освещении происходящих событий и деятельности правительственной комиссии, породили в обществе волну возмущения и протеста.

Тезисно напомню, что передавалось о событиях на море в средствах массовой информации. Сообщения:

• о том, что на АПЛ «Курск» в ходе учений СФ 12 августа случились «неполадки» и он лег на грунт (14 августа 10.55. Маяк) (АПЛ была обследована поисково-спасательным аппаратом 13 августа к 16.00);

• о том, что реакторы заглушены всеми штатными поглотителями (14 августа 10.55. Маяк);

• об установлении связи с экипажем подводной лодки, легшей на дно Баренцева моря (14 августа) и впоследствии (после 19 августа) отказ от факта связи с экипажем (стуков экипажа);

• сообщения о подаче на АПЛ электроэнергии, топлива и кислорода 15 августа;

• плавающие, притопленные иностранные спасательные буи в районе аварии (почему-то не поднятые кораблями);

• иностранная АПЛ, перемещающаяся по дну, дающая сигналы «SOS» и тональные сигналы, восстанавливающая свою непотопляемость и устраняющая полученные при столкновении повреждения под носом отряда противолодочных кораблей (последний раз 19 ноября. ОРТ; РТР – повторялось многократно) и т. д и т. п.

Основная часть дезинформации носит явно провокационный, демонстративно отвлекающий общественное мнение от основных проблем флота характер.

Самое поразительное, что в большей своей части она (дезинформация) абсурдна – то есть наглая ложь! Но этот яд облит был сладким сиропом надежды и заставил впоследствии ещё больше страдать родственников погибших моряков.

59
{"b":"6068","o":1}