ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

• сформированы многомиллионные международные фонды по оказанию помощи родственникам погибших и подъему утопленного АПК.

На этом этапе рассуждений надо задать вопрос. А надо ли нам закапываться так мелко в «гайки и детали» произошедшего? Не посмотреть ли на проблему в целом, не пытаясь воссоздавать по искореженным обломкам чертежи разбитого корабля?

О чем говорит опыт расследований морских катастроф с АПЛ?

Посмотрим на зарубежный и отечественный опыт.

Когда в 1963 году погибла АПЛ «Трешер», а в 1969-м – АПЛ «Скорпион», не было и речи о подъеме этих кораблей с огромных глубин для расследования обстоятельств. Однако соответствующими комиссиями:

• был проведен анализ положения дел со строительством и эксплуатацией атомных подводных лодок;

• были разработаны наиболее вероятные гипотезы причин гибели обеих АПЛ, которые были восприняты американским обществом априори (не требовали дальнейших доказательств);

• были приняты меры, позволившие эксплуатировать атомные подводные флоты НАТО на протяжении последующих лет практически без потерь…

По оценкам американских специалистов, только стоимость эксплуатации систем обеспечения боеготовности атомной подводной лодки в течении пяти лет приблизительно равна стоимости постройки самой АПЛ.

Создавая АПЛ, страна, претендующая на обладание атомоходом, вынуждена создавать не только собственно саму подводную лодку (которая, как известно, – средоточие последних достижений научно-технической мысли), но и создавать весь комплекс сооружений и систем, обеспечивающих её полноценное функционирование. Иными словами, любая АПЛ – не что иное, как основная составляющая, но только часть комплекса морского оружия. Этот комплекс высокоэффективен и чрезвычайно дорогостоящ…

В России, как всегда, шли своим путем.

Создавая в большом количестве АПЛ, в СССР, а тем более в РФ, никогда не выделялось достаточных средств на поддержание их технической готовности и боеготовности в целом. Этих средств просто не было, деньги эти постоянно растаскивались враждующими между собой лоббистами различных систем вооружения в Министерстве обороны и правительстве.

Между собой боролись «танкисты», «летчики», «космонавты» и «моряки». Выдвигались тезисы: «Россия великая сухопутная держава, на море никогда серьезно не воевала и потому большой флот ей не нужен!»

В «верхах» шло постоянное проталкивание выгодных заказов на оружие. Об эффективности и достаточности имеемого вооружения мало кто думал. Никто не думал, что делать с горой оружия, после того как оно выслужит установленные сроки!

Необходимо признать, что наша страна никогда не имела четкой концепции обороны и, как результат, полноценных сбалансированных систем вооружения. Одновременно это совсем не значит, что страна не имела боеготовых и оснащенных современным оружием соединений и объединений в войсках и на флотах. Они, эти боеготовые соединения, безусловно, были и свою задачу по предотвращению новой мировой войны выполнили. Однако это означает, что народные деньги, выделяемые на оборону, в большинстве случаев бездарно разбазаривались.

В годы разгара Холодной войны (первая половина 80-х годов), когда АПЛ первой линии выполняли более чем по два выхода на боевую службу в год, максимальный достигнутый уровень технического обеспечения этих кораблей при проведении профилактических и ремонтно-восстановительных работ составлял около 40% от потребных норм…

Результатом подобной деятельности явились: тяжелая авария на К-429 (1983); катастрофа К-219 (1986); катастрофа К-278 (1989).

Причины катастроф К-219 и К-278 перекликаются с приказом главнокомандующего ВМФ 1983 года «О тяжелой аварии на К-429 и наказании виновных».

Потеряв с 1986 года три атомные подводные лодки, правительство и командование ВМФ продолжают уверять нас в «неизбежных на море случайностях».

Примечание. Я не разделяю в этих вопросах СССР и Российскую Федерацию, так как полагаю, что политики, кораблестроители и моряки СССР не улетели с развалом СССР на Луну. В СССР и в РФ это одни и те же люди. При этом к сегодняшнему дню в РФ сформировались касты, которые действуют обособленно, в кастовых интересах, приспосабливаясь к современным обстоятельствам.

• Идет упорное легендирование причин аварии на К-219. Появляются версии о взрыве ракеты в шахте в результате столкновения с АПЛ США «Огаста». А ведь причины гибели АПЛ доподлинно известны. Вся бортовая документация с борта погибающего корабля была выгружена. Практически весь экипаж АПЛ (то есть свидетели и участники катастрофы) дал показания. Комиссия Л.М.Зайкова определила причины и назвала имена истинных виновников катастрофы…

• Затушеваны и искажены причины гибели К-278 («Комсомолец»). Однако, очевидно, что АПЛ была погублена системой эксплуатации и боевой подготовки экипажей АПЛ, действующей в отечественном ВМФ.

Основной вывод, который нужно сделать, знакомясь с материалами комиссии Зайкова по гибели К-219 и достоверной информацией, предоставляемой Романовым (зам. генерального конструктора АПЛ – член Правительственной комиссии по расследованию причин гибели АПЛ К-278), прост: «Системы эксплуатации АПЛ, комплектования и боевой подготовки их экипажей не соответствуют уровню сложности собственно самих современных атомных подводных лодок и, как результат, не обеспечивают надежности их действия и безопасность применения».

Однако наша страна, а точнее, управляющие страной чиновники не сделали глобальных выводов из морских трагедий. Безусловно, во всех вопросах, связанных с поддержанием боеготовности (читаем – «безопасности эксплуатации») АПЛ, положение продолжало ухудшаться.

После горбачево-ельцинского разгрома отечественной экономики процент обеспеченности средствами на поддержание боеспособности флота снизился до смехотворных цифр…

Руководство страны и ВМФ продолжали делать вид, что ничего не происходит. Заказные борзописцы в середине 90-х годов наводнили страницы печати заявлениями о том, что аварийность на флоте, благодаря внедрению разработанного командованием ВМФ комплекса мероприятий, заметно снизилась!

Она, аварийность, не могла не снизиться – корабли постоянно стояли у причалов!

Находясь в этой «страусиной позиции», руководство страны и ВМФ пришли к гибели «Курска».

Что показала катастрофа «Курска»?

Должно сетовать, что Правительство РФ, образованная правительством комиссия по расследованию причин гибели АПК, командование ВМФ не хотят говорить народу правду о случившемся…

Можно говорить о 40 вопросах (минимум) по обстоятельствам катастрофы, на которые обществу не дано понятных, однозначных ответов…

Однако наличие этих вопросов (или отсутствие ответов на поставленные вопросы) не мешает произвести анализ ситуации, в котором оказалось российское общество.

1. Оценка положения дел в ВМФ России.

Оценку положения дел на флоте можно провести с достаточной точностью по переданной СМИ картине происходящего в дни катастрофы и операции по спасению экипажа «Курска». За основу анализа примем распространенную СМИ информацию о том, что:

• представители завода «Дагдизель» отправились в море на АПК «для обслуживания торпедной аккумуляторной батареи». Торпедный боезапас, как выяснилось позднее, с борта АПК выгружен не был;

• в районе учения постоянно находились минимум три иностранные подводные лодки;

• три сеанса связи (на которых «Курск» молчал) потребовалось командованию для того, чтобы принять решение о начале его поиска;

• в районе катастрофы обнаружены притопленные буи, иностранного производства. Обнаруженные буи не подняты на борт ни одним из кораблей;

• группа, состоящая более чем из 20 разнородных кораблей и судов, поставлена на якоря в районе катастрофы, при глубине моря 110—120 м;

• в районе катастрофы отрядом противолодочных кораблей на дне обнаружены две цели. Одна из них «Курск». Вторая цель не осмотрена, не классифицирована. Издавала механические стуки, перемещалась по дну, потом исчезла;

62
{"b":"6068","o":1}