ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

• в течение трех дней, с момента когда было объявлено об аварии, командованием не был подготовлен список личного состава вышедшего в море на АПК. И т. д. и т. п.

Все эти объявленные СМИ, озвученные пресс-службой ВМФ и командованием СФ «чудеса на водах» корректно будет классифицировать как состояние клинической смерти российской морской школы. Той самой школы, для создания которой Петр выписывал из-за границы «немцев» и на создание которой потратил 20 лет своей жизни. Петровской морской школы, которой было провозглашено правило – «в море – дома». За существование морской школы (или дееспособного флота) нашим народом были заплачены гигантские деньги и принесены огромные жертвы.

Здесь я должен пояснить сухопутному читателю, что такое морская школа.

Морская школа это система подготовки кадров флота (и флота в целом) к выполнению обязанностей по занимаемым должностям, связанная с управлением корабельным вооружением и техникой, собственно кораблями, соединениями и объединениями кораблей, флотами непосредственно в море. Она представляет конгломерат специальных знаний и практического опыта, вырабатываемых, получаемых в процессе плавания кораблей.

Никакие компьютеры и учебные кабинеты не в состоянии воспроизвести постоянно меняющуюся в море обстановку, привить навыки преодоления воздействия стихии и реального противодействия оказываемого флотами иностранных государств…

Основным принципом морской школы является непрерывность обучения всех категорий моряков для обеспечения преемственности. Срок службы морского офицера на кораблях ограничен 12 – 15 годами. За эти годы офицер должен пройти все этапы службы на основных корабельных должностях: как минимум командир боевой части, помощник или старший помощник командира корабля и, собственно, командир корабля. Для полноценного овладения обязанностями по занимаемой должности моряк современного корабля должен находиться в море 90-120 суток в год. В этом случае по истечении установленных сроков, при переводе с корабля «на берег» он сможет продолжить службу и полноценно служить как флагманский специалист штаба или как командир соединения, и так до командующего флотом включительно, или быть преподавателем во ВМУЗ или научным сотрудником в НИИ.

Но и для «береговых офицеров флота» – командиров и командующих соединениями, начальников штабов и офицеров штабов сил флота всех уровней, преподавателей, ученых – обязательным условием глубоких знаний и умения руководить действиями сил флота в море, в сложной обстановке, является постоянное нахождение кораблей флота в море.

Естественно, что поддержание морской школы современного флота – дело безумно дорогое, так как требует полноценного обеспечения и проведения своевременного судоремонта.

Морская школа Российского ВМФ выродилась через триста лет после её создания, за десять лет постоянной стоянки флота в базах, после обвального, бездумного сокращения флота в целом и корабельного состава в частности, после замалчивания и вымарывания опыта предыдущих катастроф.

В период катастрофы и спасательной операции в августе 2000 года штабы (а штабов на месте катастрофы было минимум три: штаб объединения надводных кораблей, штаб объединения подводных лодок, штаб АСС флота) показали полное неумение не только руководить подчиненными им силами, но, прежде всего, анализировать обстановку и обеспечивать командующего флотом достоверной информацией.

Моряки боевых кораблей продемонстрировали всему миру полную неспособность и неумение выполнять на море элементарные действия (например, поднять на борт притопленный буй или классифицировать контакт с подводной целью и следить за обнаруженной целью). Зато они (наши моряки) показали опасную привычку действовать в условиях постоянных отказов и сбоев по различным причинам – так как иначе нельзя объяснить их действия, а, точнее, бездействие при потере радиосвязи с «Курском» в течение 12 часов.

Полагаю, что при таком положении дел любые комплексные учения на флоте превращаются в опасную игру со смертью.

Положение дел настолько тревожно, что даже если через месяц-другой вдруг найдутся куски руля от «Лос-Анджелеса», с которым столкнулся «Курск», непринятие экстренных мер по устранению названных выше недостатков может привести нас к очередной катастрофе.

Полагаю также, что в такой обстановке у командования флота есть два пути чести:

1-й – признать перечисленную выше информацию злокозненным обманом народа, после чего уйти в отставку и далее под суд и в тюрьму;

2-й – определиться с тем, что необходимо сделать для реанимации морской школы, гласно потребовать необходимое обеспечение и приступить к устранению имеемых на флоте диспропорций и обучению личного состава флота всех категорий. В случае же, если требуемое обеспечение для поддержания боеготовности флота выделено не будет, – гласно подать в отставку.

2. Маневрирование перед вселенской катастрофой.

Еще одна сторона айсберга катастрофы АПК «Курск» – постоянная близость к катастрофе всеобщего, мирового масштаба, перед лицом которой весь род наш человеческий постоянно маневрирует.

А ну как, если бы наш 23 000-тонный «Курск» ткнулся бы своим носом в американскую АПЛ и попал бы не в перо руля, как можно предполагать в случае, если было столкновение, а в реакторный отсек? Что было бы с американской АПЛ, если бы в районе реактора (в 3-м отсеке) прозвучал взрыв 100 кг тротила? На какие бы площади распространилось радиоактивное заражение Мирового океана? И ели бы рыбу и другие морепродукты не только в Норвегии и Европе, но и на Атлантическом побережье США?! Ведь Гренландское течение возвращает туда все, что в Баренцево море нагнал Гольфстрим!

Вспоминается столкновение «Касатки» с «Батон Руж» (1992). «Батон Руж» после столкновения разобрали на лом, так как устранить полученные американской АПЛ повреждения оказалось невозможным! Что было бы с морепродуктами Атлантики (и теми, у которых они – морепродукты – заполняют треть обеденного стола) в случае, если бы реакторный отсек «Батон Руж» был разбит на месте столкновения?!

Вспоминается и столкновение «Борисоглебска» с «Грейлингом» (1994). Что было бы с миром, если бы нос «Грейлинга» ударил «Борисоглебск» на 30 метров ближе к корме, в ракетный отсек, в шахты РСМ-54, стоящие в два ряда по восемь? Кто может гарантировать последствия такого столкновения и определить суммарный тротиловый эквивалент возможного взрыва? При таком событии судьбы экипажей столкнувшихся АПЛ исчезают за малозначительностью. Тут надо подумать о всеобщей «ядерной зиме»!

Человечество, а точнее, Российское правительство, равно как и правительства всех стран, имеющих на вооружении атомные подводные лодки, обязаны были сделать выводы из этих, внешне незаметных событий. Куда там!..

Учения СФ в августе 2000 года. Опять в районе учений действуют иностранные АПЛ, ведущие разведку. Опять учения «идут по плану»…

Гибель «Курска» – последнее предупреждение от Создателя: «Люди! Примите срочные меры!»

Для того чтобы быть понятым, далее я должен сделать ещё одно маленькое отступление и дать необходимые пояснения.

АПЛ – оружие ядерного сдерживания и внезапного нападения.

После размещения на АПЛ межконтинентальных баллистических ракет (в США в 1961 году – «Джордж Вашингтон»; в СССР в 1967 году – «Ленинец») обеими сверхдержавами были приложены поистине титанические усилия для превращения этого вида вооружений в системы стратегического сдерживания противоборствующей стороны.

Современная атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) типа «Огайо» в состоянии поразить 144—240 целей на удалении 8000 – 11 000 км. При этом одной ракетой может быть поражено 6-10 целей, находящихся на площади до 2500 кв. км, с отклонением эпицентра взрыва от точки прицеливания менее 100 м. Таких ПЛАРБ у США 12. Аналоги имеются и в ВМФ РФ.

В настоящее время более 50 % ядерных боеголовок баллистических ракет размещено на АПЛ. Большая дальность стрельбы и высокая скрытность АПЛ позволяют им находиться вне зоны действий противолодочных сил противника и, таким образом, обеспечивают высокую защищенность транспортируемого АПЛ потенциального ракетного залпа.

63
{"b":"6068","o":1}