ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Часть 1 ==========

Каждый день моей прекрасной жизни начинался почти всегда одинаково — я просыпалась не намного позже восхода, потягивалась, садилась в постели, опираясь на подушки, и звонила в колокольчик. Тут же в комнату почти бесшумно проскальзывала служанка, кажется, Кали, ставила мне на бедра поднос с завтраком, раздергивала шторы и исчезала. И только знание и понимание цикличности всего сущего, наверное, позволяло мне находить счастье в этом однообразии. Превосходном стабильном однообразии.

Рядом с тарелкой блинов с творогом лежали два конверта. На верхнем стояла печать князя, который недавно на приеме обещался прийти. На нижний даже не нужно было смотреть — голубоватая прочная бумага, на которую имеет право лишь одна семья в королевстве. Хмыкнув, я небрежно отбросила корреспонденцию на разворошенные простыни. Потом принесут в кабинет.

Неторопливо позавтракав, я задумчиво поводила кончиком пальца по краешку стакана с теплым компотом, вспоминая, что запланировано на сегодня. Вздохнув, залпом выпила свой десерт и отставила поднос, откинула одеяло. Затопленный с вечера камин давно остыл, в спальне было приятно свежо. Обхватив себя руками, я подошла к высокому окну и улыбнулась, заметив на стекле у рам тонкую вязь морозных узоров. Я родилась зимой. Пусть я давно уже никак не отмечала день своего очередного появления на свет, зима для меня все равно вся какая-то праздничная.

Гладкий, отлично отполированный паркет холодил ноги, потом его сменил мрамор в ванной, но я люблю холод. В разумных пределах, разумеется. Умывшись, расчесавшись, я собрала волосы на затылке в пучок, как и всегда. Идеально выглаженная черная рубашка, черные брюки, как и всегда.

Босиком пройдясь по коридорам к кабинету, я ненадолго остановилась у портрета своего прошлого воплощения. Я была таким мощным, таким красивым мужчиной, а стала маленькой хрупкой девушкой. Воистину, реинкарнацию трудно понять в ее дурном чувстве юмора.

Тихий, полутемный кабинет встретил меня уютным потрескиванием дров в камине. Устроившись в своем кресле спиной к огню, я, как и всегда, нежно огладила блестящую столешницу из темного дерева. На левом краю стола высилась стопка из десятка писем, не столь важных, как те два. Закрыв ненадолго глаза, я откинулась на спинку, глубоко спокойно подышала.

Нужно приниматься за работу.

Открыв чернильницу, я приготовила железное перо. В тонкой большой тетради с твердой обложкой из черной кожи под сегодняшней датой значились всего трое посетителей. Взяв отточенный нож для бумаги, я вскрыла первое письмо.

Купец из недалекого портового города желал помолодеть на десять лет ради женитьбы на молодой капризной красавице. С тихой усмешкой покачав головой, я все же вписала его в свои планы на следующей неделе, как он и хотел. Вложив лист обратно в конверт, я подписала непосредственно на нем выбранную мной дату и время, чтобы секретарь отослал ответ и ничего не напутал.

В следующей записке, иначе не скажешь, богатый землевладелец желал узнать, сколько ему будет стоить омоложение на двадцать пять лет. Написав на конверте цену и указ ознакомить возможного клиента с правилами омоложения, я отложила и его.

Сын барона жаждал скорее повзрослеть, чтобы выйти из-под опеки родителей. Отказ, слишком молод вообще для моей магии.

Княгиня пограничного княжества хотела еще раз прибегнуть к моей магии. Они с супругом часто появляются у моих коллег, нужно посмотреть, сколько у них осталось от квоты на омоложение. Запись на начало следующего месяца.

Князь, ее муж. В следующую пятницу.

Записанный сегодня на полдень мануфактурист извещал, что дела загрызли его именно сегодня, и просил возможности прийти завтра в любое время. Я записала его на завтра на час дня.

Неделю назад прилюдно проклинавший темпоральный дар и магию в целом верховный жрец нового культа лебезил и умолял об услуге. Через две недели, пусть знает свое место.

Прославившийся благодаря удаче букмекер просил омоложения на всего-то пару лет, чтобы не терять хватку и скорость мышления. На завтра на три часа.

Вот и все. Криш скоро зайдет, заберет эти письма и понесет в архив, где напишет ответы и разложит все по алфавитному порядку в ящиках. Во всем должен быть порядок.

Без звука открылась дверь. Хорошо смазанные петли и ручки не скрипели. Не люблю посторонние звуки, особенно во время работы.

Забрав прочитанную почту, Криш положил на краешек стола письма от сильных мира сего и удалился. Тяжело вздохнув, я потерла ладонями лицо и взялась за письмо от князя.

Его светлость витиеватым языком потомственного дворянина сообщал, что принял решение из двух темпоральных магов столицы выбрать меня и может посетить мою обитель в пятницу, понедельник и четверг в любое время, какое мне будет удобно. Старый высокомерный ублюдок, что уж тут сказать, всю жизнь ему все под дудку плясали, теперь он хочет эту самую жизнь продлить. Что же, я бы с радостью избавилась от него пораньше, так что пусть приходит в пятницу ближе к вечеру, так и быть.

Письмо от короля я долго сверлила взглядом. Ничего хорошего там не написано, я уверена. Ну да и ладно, еще я буду от него скрываться!

Дарон в весьма фривольной манере просил поужинать с ним сегодня и забрать подарок на день рождения. Ну да, конечно, после того, как все цветы от него я начала превращать в прах, а ему самому грозилась отнимать по минуте от жизни за каждое загубленное растение, он теперь дарит подарки, которые как-то глупо уничтожать. И ведь всегда же, каждую зиму в разное время… Держит меня поблизости, якобы ему в любое время могут понадобиться мои услуги, а на деле лишь тешит свое эго и продолжает клинья подбивать.

Письмо вместе с выпендрежным конвертом отправилось в камин. Проигнорировать приглашение короля, конечно, я не могу, хотя ну уж очень хочется.

— Госпожа, — сторож, он же привратник просунул голову в приоткрытую дверь, — к вам пришли просить помощи.

Ну вот, снова благотворительность, да?

— Пусть войдут, — закинув ногу на ногу, я устроилась удобнее.

Передо мной предстали двое. Мужчина, явно не старый, но выглядящий таким, с ввалившимися щеками, нервно крутил в узловатых пальцах шапку. Одет был бедно, явно не совсем по нынешним морозам. И бледная темноглазая девчушка рядом с ним, худенькая, в куда более ладной одежде. Явно больна и давно, вот только я не лекарь.

— Я не могу лечить, — устало в который раз начала я, не успел он и рта раскрыть, — если я сделаю ее моложе, она будет все равно больна. Могу только сказать, к какому лекарю можно обратиться.

— Но как же так… — растерянно пробормотал мужчина. — Мы столько шли и вот так…

Ну, наверное, я слишком добрая. Уж точно добрее не обратных магов, которые торопятся прожить жизнь поскорее. С мыслями, что от меня не убудет, я написала записку лучшему в столице лекарю, чтобы счет за лечение девчушки прислал мне, достала из ящика стола пару золотых и положила на дальний от себя край стола. Уже видевший такое сторож подошел, взял деньги и небольшой билетик в долгую жизнь, передал потрясенно лопочущему благодарности крестьянину и вывел обоих. Сейчас он объяснит им дорогу, а дальше сами пусть как-нибудь уже.

Прикрыв глаза, я порадовалась, что попался благодарный человек. Бывает, начинают кричать, что я шарлатанка, что мне просто лень, что я алчная и хочу содрать с бедняков последние копейки. Таким и помогать не хочется.

До прихода первого клиента я спокойно читала книгу, не особенно зацикливаясь на прочитанном. Как я люблю такие тихие спокойные деньки, когда мало работы. Возмутительно редкие деньки. Хоть практику закрывай на год-другой, чтобы отдохнуть, но так все равно же не отстанут.

В одиннадцать часов Криш впустил молоденькую девушку, следом за ними проскользнула Кали с подносом. Налив гостье чай, передо мной служанка поставила большую кружку очень крепкого и сладкого кофе с молоком. Когда все посторонние испарились, баронесса тихонько взмолилась:

1
{"b":"606812","o":1}