ЛитМир - Электронная Библиотека

Шимус Сандерленд

Сомертаунское приведение

Многие часто задумываются о том, что ждёт их после смерти. Кто-то толкует о Рае, кто-то боится Ада, некоторые. как нынче модно, искренне верят в реинкарнацию. Вариантов уйма, но мне выпал тот, что носит название "неприкаянная душа". Да-да, леди и джентльмены, вы сейчас разговариваете с приведением. Нет, я не буду греметь цепями и выть - это так пошло. С вашего позволения я просто поведаю свою историю.

Мне было двадцать пять лет от роду, когда моя жизнь совершенно внезапно оборвалась. Я расценил это, как очень досадное недоразумение: только представьте, выходишь довольный из паба в сторону дома, а через пять минут ты уже хладный труп! Мне, смею заметить, это совершенно не понравилось! Было столько идей и планов, а тут!..

Но стоит обо всём по порядку.

Вам нужно моё имя? Что ж. Куда ни плюнь, всюду либо Джек, либо Джордж, так что пускай буду Джеком. Озвучивать всю биографию смысла не вижу - я же мёртв. Холост, детей нет, работал - но и этого большой важности не представляет, лишь бы вашему любопытству не было скучно.

Куда важнее то, что произошло, когда я покинул стены родного паба. Да, потребуются некоторые детали, но раскрывать я их буду по мере поступления... наверно. Итак, во мне находилось четыре пинты и кружка кофе, когда я вывалился из темноватого зала в туман и двинулся в сторону дома. Маршрут привычный, неприятностей не намечалось. Повернув за очередной угол, я увидел двух джентльменов, обоим, наверно, было лет за сорок, и одеты на непривычный для нашего городка манер. Собственно, один из них меня и прикончил.

Как это произошло? Спросите что попроще. Я помню, что они о чём-то говорили, один другому что-то вручил, потом оба заметили меня... потом вспышка, я на лопатках, а те двое - поспешно покинули переулок. Я так и остался лежать, не чувствуя своего тела и не понимая, что произошло. Началась и закончилась ночь, наступило утро, город проснулся. Нашёл меня дворник и, потыкав метлой, сказал:

- Парень, поднимай задницу... парень?..

Его лицо побледнело, он трясущимися руками достал свисток и, что было сил, дунул.

- Что-то не так? - спросил я, однако дворник будто меня не слышал. Не менее странным мне показалось то, что я не почувствовал, как меня тыкали метлой.

Сбежались люди, закричала какая-то женщина, кто-то завопил "Это же Джек Такой-то!", появилась пара полисменов. У меня пощупали пульс (я только видел, но ничего не почувствовал), один из полисменов снял фуражку и сказал:

- Уже остыл... Носилки сюда!

- Что значит "остыл"? - спросил я, но меня снова не услышали.

Появились носилки, на них положили моё тело и понесли в сторону ближайшей докторской конторы, люди начал расходиться. Я же остался лежать на мостовой, пытаясь понять, что именно произошло за последние три минуты. Мучительно медленно до меня дошло то, что я умер... то есть, тело моё умерло, но по какой-то причине остальная, неосязаемая часть меня, осталась... жива? Мне показалось это не очень нормальным.

Потом мне стало страшно, не поверите, за мою бренную оболочку! Ведь её только что унесли чёрт знает куда от меня! Откуда я знаю, что с ней будут делать! Я поднялся на ноги... ох, мне очень сложно описать духодвижения, которые я тогда совершил, так что, с вашего позволения, я буду использовать общепринятые фразы. Тем более, что после беглого осмотра, я обратил внимание на то, что моя бестелесная оболочка была точной копией телесной на момент безвременной кончины. Разве что бледнее и туманней оригинала...

Когда я двинулся в сторону конторы, мне стало грустно. Прямо до боли грустно. Ведь моё тело осмотрят, запакуют в ящик и закопают на отметке в шесть футов ниже уровня поверхности ровно. И всё. Ни карьеры, ни мирских благ, ни прочих радостей жизни. Молчу о том, что о выпивке придётся забыть, а что уж о табаке говорить!.. А все эти родственники, друзья, просто хорошие знакомые - с ними можно распрощаться на веки вечные. Меня и так ни один из прохожих не удосужился заметить, так будет ли иначе с обозначенной группой лиц? Как показал опыт, нет. Вот так в один момент я оказался в полном абсолютном одиночестве. Вон там кто-то ноет о том, что ему одиноко от недостатка общения. Побыл бы он на моём месте - я бы от души посмеялся.

Нет, я честно пытался войти в контакт с людьми, но реакции не было никакой! Более того, прикасаться к ним тоже не выходило - пальцы мои сквозь них буквально проскакивали. С предметами - да, что-то я даже мог брать в руки, но использование подручных средств для привлечения к себе внимания закончилось потасовкой у овощной лавки...

Понаблюдал за собственным вскрытием. Внутри я сам себе не понравился, особенно та кучка ошмётков, которая когда-то была моим сердцем. Врач так и сказал, что скончался я от этого малоприятного изменения "целостности сердечной мышцы". Да и внешне я начал претерпевать изменения, от которых захотелось закурить. Пошарив по карманам, я обнаружил на привычном месте трубку и табак. Что ж, так я выяснил, что хотя бы с куревом проблем не будет, да и с курением как таковым тоже - моего дыма никто не замечал. А табака в кисете, как мне показалось, меньше не стало...

На отпевании было скучно. Желание и способность спать я потерял, но там, среди витражей и сводов, я чуть снова её не обрёл. Когда гроб со мной несли на кладбище, пошёл дождь. Мне-то было всё равно, а остальные знатно подмокли, что не могло меня не позабавить. Гроб опустили в могилу, священник что-то пробурчал, родственники и друзья кинули по пригоршне земли и разошлись. К вечеру подвыпивший кладбищенский сторож соизволил закончить закапывать мою могилу. К ночи дождь перестал. Всё.

Я сел на надгробие и, закурив, задумался. С момента моей скоропостижной кончины прошло дня три, и я успел выяснить, что:

а) я не могу проходить сквозь стены, что разнится с устоявшимся стереотипом;

б) я могу брать и перемещать предметы, но не все, так как смотри пункт "в";

в) я не могу контактировать с людьми и чем-либо, с чем контактируют они - я просто проскакивал насквозь;

г) света я не боюсь;

д) табак, действительно, не кончался.

Это, конечно же, были бесценные сведения, но они никак не скрашивали общей картины. На задумках и планах теперь стоял жирный крест, нужно было понять, как быть дальше? Времени на раздумья у меня было хоть отбавляй, однако, всё сводилось к тому, чтобы поселиться рядом с местом, где меня убили, и досаждать местным грохотом и непроизвольным перемещением тех или иных вещей. Наверно, это можно было назвать весёлым времяпрепровождением, но не уделять ли на это целую вечность! С другой стороны, наличие неограниченного времени открывало такие горизонты! Я смог бы путешествовать, куда захочу и научиться играть на концертине!..

Спустя пару дней меня посетила идея найти в городе ещё пару призраков и спросить совета у них. Серьёзно, может, город наш и мелковат, всего в тысячу человек, но должен же тут обить ещё один неупокоенный дух! Искать я начал с кладбища и, обойдя его за пару ночей чуть более, чем полностью, совершенно в поисках не преуспел. Погоревав по этому поводу, я направился к своей могиле, решив следующим днём продолжить поиски уже в городе.

Оказавшись в той части кладбища, где я обитал, я почувствовал, что там находится кто-то посторонний. Ах, да, забыл сказать, что я начал чувствовать приход кого-либо на кладбище, особенно, ближе к ночи. Появление людей у меня каких-либо эмоций не вызывало, но в этот раз я почувствовал какую-то тревогу. Я поспешил к своей могиле и обнаружил возле неё человека с фонарём.

Подойдя ближе, я выяснил, что передо мной была девушка в плаще с длинными фалдами и в широкополой шляпе. На ней, так же, были ботфорты и длинные перчатки, и весь её вид был каким-то... потрёпанным. Не удивлюсь, если всё то, что было на ней одето, было старше её самой. Последними мазками к образу были обрезанные пальцы перчаток и совершенно нерасчёсанные светлые волосы. Но, всё бы ничего, в её руках я увидел лопату и кирку. Поставив фонарь на соседнее надгробье, она посмотрела по сторонам и занесла лопату над местом моего упокоения...

1
{"b":"607091","o":1}