ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Между мирами
Человек, упавший на Землю
Метро 2035. За ледяными облаками
Метро 2033: Спастись от себя
Любовь по-драконьи
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Список ненависти
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Сын лекаря. Переселение народов
A
A

— Видеонаблюдение?

— К сожалению, камера наблюдала только край этого квадрата. Спутник как раз выходил из за линии горизонта, так что интересующий нас участок был снят под углом всего шесть градусов, — на стол лег огромный увеличенный черно-белый фотоснимок. — Вот тут, — майор указал на мутное пятно вверху снимка.

— Очистить не пытались?

— Сейчас над этим работают. Фотографии поступили полчаса назад…

— Вас что то беспокоит? — Джексон поднял глаза на майора.

— Немного. Сигнал какой то странный… Его частота хоть и близка к стандартному диапазону, но не совсем вписывается в характеристики, относящиеся к зенитным комплексам. Излучение «грязное», мощность прыгает…

— А что с данными воздушной разведки?

— То же самое. Радиовсплеск и, судя по всему, ракетная атака с земли.

Британец вооружился лупой и несколько минут разглядывал карту.

— Ничего не понимаю. Там есть какие-нибудь подъездные пути?

— Нет, — майор почесал кончик носа. — Нагромождение камней, высота варьируется от трехсот до тысячи метров над уровнем моря. Ближайшее пригодное место для расположения мобильного комплекса ПВО в четырех с лишним километрах на северо-запад. Да и то чисто теоретически. Разведка засекла бы передвижение бронетехники. Это что-то другое…

— Переносные комплексы так не «фонят», — высказался дотоле молчавший специалист по обработке данных спутникового слежения.

— Это точно, — согласился майор.

— Может быть, мы имеем дело со стационарным укрепрайоном? — предположил генерал.

— Исключено, — возразил майор. — Наша агентура в Блажево даже о концентрации войск не докладывала. И потом — невозможно создать такой укрепрайон незаметно. А главное, бессмысленно. И со стратегической, и с тактической точки зрения этот квадрат не интересен ни нам, ни сербам. Голые скалы.

— И тем не менее «Торнадо» сбили именно здесь.

— Не обязательно, — покачал головой младший специалист.

— Объясните.

— У нас нет достоверных данных об использовании ракетного оружия. Мы предполагаем, что если самолет исчез, значит, его обязательно сбили… А я думаю иначе.

— И как же? — серьезно спросил Джексон.

— Самопроизвольное срабатывание одного из «Хармов». Похожий случай был на испытаниях в восемьдесят девятом. По не установленной причине включился активный режим радиолокационной головки самонаведения, РЛС ракеты выплеснула в эфир неконтролируемый радиосигнал и взорвалась прямо на пилоне. Тогда накрылся один из «Р-16». Возможно, здесь аналогичный случай.

Джексон с уважением поглядел на специалиста. Он ценил в подчиненных неординарный подход к решению проблем и всегда внимательно прислушивался к самым, казалось бы, невероятным версиям.

— Сколько вам понадобится времени, чтобы получить данные того испытания?

— Часа три. А вам придется связаться с командующим ВВС США — завизировать запрос у Кларка. — Специалист по национальности был бельгийцем и не имел доступа к архивам американской армии.

— Черт! — Джексон стукнул кулаком по столу. — На это уйдет полдня.

— Ничего не поделаешь, — специалист развел руками.

— Хорошо… Пилоты, скорее всего, погибли?

— Если произошел взрыв «Харма», то почти со стопроцентной вероятностью самолет разрушился в течение секунды. Катапульты не успели сработать, — сухо констатировал майор. — Все-таки шестьдесят килограммов октола…

— Ясно! — Джексон повернулся к выходу. — Продолжайте наблюдение еще сутки. Вдруг мы ошиблись…

* * *

Владислав внимательно изучил содержимое планшета летчика. Немец со свойственной нордической расе педантичностью сохранил полевые карты прошлых вылетов. Видимо, по окончании войны намереваясь развесить их в собственной гостиной, как напоминание об одержанных победах.

Думающему человеку карты могли рассказать многое. Однако не координаты пораженных немецким истребителем объектов заинтересовали Рокотова, а качество полиграфии плюс нанесенные на бумагу мельчайшие подробности местности — вплоть до ручейков, проселочных дорог и отдельно стоящих строений.

"Интересно, — взгляд Влада обратился к юго-западу провинции Косово, где располагался горный массив Шар-Планина, — что это за область, обведенная розовым карандашиком? И почему летчик написал возле нее «Ahtung»? Ахтунг, как я понимаю, это внимание… Внимание к чему? Населенных пунктов тут нет. Да и маршруты проложены таким образом, чтобы не пересекать именно этот район. Кстати, а какую он занимает площадь? Так-так-так, примерно тридцать на двадцать километров… Сербов там точно нет, этот квадрат расположен на стыке границ Албании и Македонии. Почему же истребители его обходят? Приказ? На фига?»

Благодаря профессии, которая требует максимального внимания к разного рода мелочам, Рокотов сразу зацепился взглядом за штрихованное пятно на карте и вот уже два часа мучился вопросами. Другой, может быть, и плюнул бы на непонятную летную карту, но только не Владислав.

«Итак, горный район. Высоты — от километра до двух с половиной… Солидно! Дорог нет, деревень нет, одни скалы. Неувязочка… Но что-то там есть, печенкой чую, а что? Ладно, когда-нибудь узнаем… А пока братву поднимать пора. Цигель-цигель, ай лю-лю! Руссо партизане — облико морале! Работы до задницы, а уже почти четыре…»

Влад упаковал карты обратно в планшет и растолкал мирно спящего Срджана.

— Подъем! Труба зовет. Иди буди остальных…

— Какая труба? — спросонья не сообразил серб.

— Фановая, — ехидно заявил Рокотов. — Давай поднимайся, соня. Видишь, командир уже на ногах…

С кружками дымящегося кофе бойцы уселись вокруг плоского ящика, на котором Влад развернул карту.

— Все готовы? Отлично. Действуем, как договорились. — Биолог вооружился тонким прутиком и начал водить им по отмеченным карандашом точкам. — Драгослав, Стеван, Войслав и Раде занимают позицию вот тут, на изгибе ущелья. Задача — раннее обнаружение целей и охрана наших тылов сзади. Все ясно?

— Все, — ответил за всех Стеван.

— Дальше. Джуро, Драгутин и Мирко — тут и тут, за камнями. Берете четыре гранатомета. Веселии и Йован! Как попьете кофе, отправляйтесь проверить тросы. Потом выволакиваете труп пилота и кладете его сюда… Протащить надо метров сто. Усадите труп возле какого нибудь камня. Всем помнить: возможно спутниковое слежение, поэтому передвигаться скрытно. К месту, где лежит покойник, не приближаться! Веселии, на тебе передатчик. Как только разместите труп, ты нажмешь эту клавишу, положишь прибор на комбинезон летчика и вместе с Йованом делаешь ноги. Понятно?

— Угу, — Веселии кивнул. — Мертвец небось уже завонял…

— Возьми противогаз, если такой нежный, — отрезал Джуро.

— Обязательно, — Веселии глотнул кофе. — Куда нам дальше?

— Вот сюда, — Рокотов ткнул прутиком в край карты. — Занимаете господствующую высоту. Мы с Срджаном расположимся тут. — Влад посмотрел на часы: — Сейчас шестнадцать двадцать. Ориентировочное время прибытия спасателей — с нуля часов до трех ночи. Лететь им около двух часов, пока то, се… С двадцати двух — рации на постоянном приеме, все находятся на позициях. Аккумуляторы заряжены?

— Под завязку, — Войслав отставил кружку. — Проверено.

— Ну, что я могу сказать… За удачу!

Аварийный передатчик пилота заработал в семнадцать часов сорок две минуты по Белграду. Видимо, пилот отлежался световой день где-нибудь в пещере, а когда наступили сумерки, выбрался наружу и теперь дожидался спасателей.

В семнадцать сорок девять об этом было доложено генералу Джексону. К сожалению, из-за низкой облачности, спустившейся над этим районом, контролировать местность со спутника оказалось невозможным. Впрочем, точка, откуда шел сигнал, была определена с погрешностью всего в десять метров.

Судя по крупномасштабной электронной карте, летчик находился в конце извилистого ущелья, в трех с половиной километрах от места, где, по расчетам оперативного штаба, упал «Торнадо». Один пилот спасся или оба — предстояло выяснить спасателям.

12
{"b":"6072","o":1}