ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Могут через МИД попробовать, — задумчиво предположил Константин. В отличие от малообразованного Степана он закончил филфак Университета и умел логически мыслить. — Пошлют ноту в Госдеп, чтоб ваши фамилии узнать. Мы ж все-таки не штатники, неприкосновенности у нас нет. Вроде по нашим законам жить должны…

— Да брось ты! — отмахнулся напарник. — Какие законы? Кто сильнее — тот и прав. С Америкой никто связываться не будет, это тебе не сраная Югославия… Они кого хошь купят. Хоть следачку, хоть министра.

— Нас они вроде тоже как купили, — с неожиданной злостью бросил Костя.

— Ну и плевать! На фиг мне такая страна, где приходится месяц за сто баксов корячиться? Если не два… Платили б нормально, я, может, еще бы подумал, на чью сторону встать. А так, — Степан смял пустую целлофановую обертку и вышвырнул комочек в окно, — пусть сами в своем дерьме варятся. Мне по фигу, кого охранять. Лишь бы платили.

— Так шел бы в охранное агентство.

— Шутишь? Там бывших мусоров и комитетчиков — не протолкнуться. Пробовал, знаю… Да и рискуют они по-черному. Стрелки, разборки. Мне это не надо. Я лучше тут, тихо мирно… Еще три года — и обещали вид на жительство предоставить. Так что я знаю, где мне работать… Эй, не забыл, что нам еще в «Бабилон» зарулить надо?

— Степа, — Константин выкрутил руль вправо, — я тебе уже сто раз говорил: не «Бабилон», а «Вавилон» …

* * *

Лезвие ножа натолкнулось на автоматный приклад и отлетело в сторону сверкающим пропеллером.

Владислав приземлился боком, перехватил «Калашников» поудобнее — и тут на него из куста вывалился здоровенный детина, занеся руку для удара.

Нащупывать спусковой крючок времени не было. Рокотов отпустил автомат, развернулся на корточках и ударил левой ногой. Носок сапога врезался под колено нападающему, и тот повалился ничком. Всей массой аккурат на Рокотова.

Биолог вывернулся из-под падающего тела, поймал шею противника в захват и оттолкнулся обеими ногами, увлекая того вслед за собой под обрыв.

Падение со склона продолжалось недолго: спустя секунду шейные позвонки человека в маскировочном комбинезоне не выдержали. Раздался характерный хруст, и противник обмяк. Биолог выставил ногу и затормозил.

Неизвестный, а вернее — тело неизвестного по инерции прокатилось еще несколько метров и застыло.

Рокотов мигом взлетел на гребень скалы. И вовремя — его попутчик, не разбирая дороги, мчался прямо к пропасти. В несколько прыжков биолог догнал больного и ударом ладони по затылку отправил в отключку. На медицинском языке такие действия называют «рауш наркозом».

Не останавливаясь, Влад подхватил автомат и вломился в кусты, готовый длинной очередью прошить любого, кто окажется на его пути. Но заросли встретили его звенящей тишиной и полным отсутствием подозрительного движения.

Нападавший был один.

Бросив взгляд на потерявшего сознание пациента психиатрической клиники, Рокотов спустился к трупу. «Так… Здоровый был мужчинка, однако. Метра под два. Но дурак, — биолог осмотрел тело и извлек из под него короткий пистолет пулемет. — „Хеклер-Кох“, модель МП-5. Штука распространенная, даже в кино почти в каждом фильме показывают. Полоснул бы по нам, и — пишите письма! А этот идиот решил со мной в ковбойцев поиграть. Или живым взять… Не выйдет, друг любезный, русские не сдаются! Ага, нашивочка УЧК. Понятно. Очень одинокий диверсант, шакалил в индивидуальном походе. Мечтал о славе… Что ж, отсвистался, соловушка шептарский. И машинку твою мы с собой заберем, очень она нам может пригодиться. Особливо с четырьмя полными магазинами. Так, пистолет… „Зиг-Зауер“, понимаешь. Ну, он нам без надобности… Так что патрончики — в одну сторону, а пестик — в пропасть. Вот и порешили! С тобой все. Извини, меня ждут…»

Влад ногой пнул тело, и оно скатилось под уклон, в густые заросли лопухов.

Теперь следовало заняться оглушенным больным.

Рокотов осторожно перевернул пациента на спину и похлопал по щекам. Человек зашевелил губами, но глаз не открыл.

«Не слишком сильно я его? — испугался биолог. — Так и из здорового психа сделать можно…»

— Эй, приятель, просыпайся-ка…

Веки лежащего наконец поднялись, и бедолага уставился в небо бессмысленным взглядом. Удар по голове на пользу не пошел, он никак не мог сфокусировать зрение.

— Давай, попей водички, — Владислав поднес к губам убогого спутника горлышко фляги. — Поможет. С кем не бывает. Ну, споткнулся, упал…

Психически нездоровым нельзя напоминать о происшествии, их напугавшем. Иначе они впадут в реактивный психоз, из которого без лекарств не выйти. Поэтому-то Рокотов столкнул тело убитого в лопухи и поведал несчастному о его якобы падении.

Больной сделал несколько глотков, сел, помотал головой.

— Ну вот и славно, — Влад опять перешел на английский. — Пойдем?

Его попутчик поправил на плечах одеяло, пробулькал нечто жизнеутверждающее и поднялся на ноги.

— Молодец, — похвалил Рокотов. — Иди за мной и смотри под ноги…

Он пошел медленно, оглядываясь на ненормального через каждые двадцать-тридцать шагов. Тот весело топал следом, опустив глаза долу — указание Влада он воспринял буквально и теперь ставил ноги очень осторожно. Темп немного снизился, но биолог был готов идти до ближайшего населенного пункта в два раза дольше, лишь бы попутчик пребывал в целости и сохранности.

Отвлеченный важным делом больной притих и принимался булькать, только когда на пути попадался слишком большой камень…

* * *

Председателя Правительства Президент России принял в резиденции Горки-9. В последнее время их консультации проходили все реже и реже. Глава Государства всерьез надулся на премьера за то, что тот играл в свою собственную политическую игру и временно дистанцировался от решений кабинета министров. И даже больше: члены кремлевской Администрации уже не скрывали, что на роль преемника премьера подыскивается новый кандидат.

Президент поворочался в кресле и уставился на разложенные премьером бумаги.

— Ну, докладывайте, — мрачно пробубнил Глава Государства.

Внешне премьер был по домашнему мягок и округл, но в нем чувствовалось нечто чужеродное. Да и слишком самоуверенных подчиненных Президент тоже недолюбливал.

— Начну с Югославии, — премьер пододвинул к себе стакан с минеральной водой. — Как вы знаете, наши увещевания ощутимо на Запад не влияют. Бомбардировки не прекращаются, конца операции не видать. Мы попробовали задействовать свои рычаги во Франции, однако Париж неохотно проводит нашу инициативу,

— Сейчас там наша делегация, — напомнил Президент.

— Думаю, это мало что изменит, — Председатель Правительства не верил в возможности Главы президентской Администрации, если они не касались денежных махинаций и откровенного протекционизма. За время работы в спецслужбах у него появилась масса тому подтверждений. — Американцы всерьез настроены дожать Милошевича и создать на территории Косова свой протекторат. Албанцы организуют собственные полицейские части и фактически отделят край от Югославии. Все уверения НАТО о неделимости страны и признании послевоенных границ Европы — фикция. На практике повторяется хорватский вариант…

— Мы можем надавить? — спросил Президент, сведя брови к переносице. — Заявить протест в ООН, пообещать выйти из санкций?

— Можем, естественно. Но на решения США это никак не повлияет. — Премьер подумал, что сидящий перед ним пожилой человек ищет выход из ситуации, в которую сам методично загонял страну на протяжении последних семи лет. — И очень осложнит наше положение на кредитном рынке. Лондонский Клуб тут же заявит о взыскании долгов и через суд арестует счета Центробанка во всех европейских странах. Нам недвусмысленно заявили об этом, когда мы по пути из Белграда останавливались в Германии. Американцы всерьез рассматривают Косово как зону своих стратегических интересов и не намерены уступать ни на йоту…

25
{"b":"6072","o":1}