ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Who is the chief?[18]

На косоваров следовало давить авторитетом США и не дать им опомниться. В принципе наличие здесь западного спецназовца не исключалось, мобильные группы из числа «зеленых беретов» регулярно заходили в Косово, и партизанам это было известно. А натовские миротворцы далеко не всегда сообщали своим партнерам о маршрутах спецгрупп.

— I repeat the question! Who is the chief?[19] — снова заорал Влад.

С борта судна, приблизившегося на десять метров, свесился лысый албанец. Второй катер держался в отдалении.

— I am the commendant of the river[20], — представился он, недоуменно разглядывая невесть откуда взявшегося в прогулочном катере американца.

Воистину: наглость — второе счастье!

Увидев, что их командир вступил в разговор с незнакомцем, косовары опустили оружие и приняли независимо гордый вид, позируя перед представителем «высшей расы». Ибо только от отношения к ним правительства США зависело, сколь долго они смогут пользоваться плодами «борьбы за свободу». Потому на американца следовало произвести самое благоприятное впечатление, дабы тот доложил наверх, что бойцы УЧК внешне соблюдают правила приличия и не палят в кого попало.

Рокотов вежливо улыбнулся и сдвинул левую руку за спину, нащупывая гранату. Его немного беспокоил второй катер. Впрочем, тот был еще слишком далеко.

— If you want you can be the guest of us![21] — осклабился лысый.

«Нет уж, уволь! С вами я гадить рядом не сяду, не то что в гости!»

— Thank you, another time![22] — громко заявил Влад, присматриваясь к пулемету. Ствол был направлен вверх, а пулеметчик оперся о поручни и прислушивался к разговору.

Но долго так продолжаться не могло.

«Пора!» — решился биолог. Большим пальцем он зацепил кольцо гранаты и с серьезным видом обратился к лысому.

— By the way… Can you tell me…[23]

Старший сосредоточился на понимании вопроса, вот-вот последующего на английском, и не сразу заметил вылетевший из за спины собеседника металлический цилиндр.

— Виват Сербия!!! — дико завопил Владислав, опрокидываясь на спину и хватая «Калашников».

Под свесом рубки шарахнул взрыв, своротивший пулемет набок к отправивший к праотцам всех стоящих на палубе. Рокотов влепил длинную очередь по капитанскому мостику, веером пуль опрокинул двоих уцелевших албанцев и втопил газ. Мотор он предусмотрительно не выключал.

На патрульном катере громыхнуло, из его чрева повалил густой жирно черный дым, и над надстройкой, иссеченной осколками гранаты, взвился огонь. Объятая пламенем фигура кинулась в воду.

Верная «Галина» прыгнула вперед, встав чуть ли не на попа, и понеслась вдоль берега. Сзади послышались очереди. Влад лихорадочно крутил штурвал, прикидывая, как ему справиться с оставшимся неприятелем. Через три мили по правому борту показались строения. Преследователи не отставали, но и не приближались.

Два катера пронеслись мимо пустого дока, миновали опоры взорванного моста и вылетели к пристаням небольшого городка.

«Аде, — сообразил биолог. — До развилки реки километров пять. Не дотяну…»

Пули преследователей ложились все кучнее. «Галина» уже получила два десятка пробоин, вода лизала ботинки ее капитана, но катер пока тянул исправно. Только чудом и постоянным рысканьем судна можно было объяснить то, что еще ни одна пуля не задела Владислава.

Но везение могло кончиться в любую секунду.

Рокотов заметил бегущих по причалу автоматчиков.

«Эх, была не была! Если они перекинутся хоть словом, мне кранты… А так есть шанс».

Рокотов закинул «калаш» за спину, оглянулся на догоняющую посудину и резко принял вправо. Когда штурвал провернулся до отказа, Влад всей тяжестью навалился на рулевую колонку и погнул металлический штырь, намертво фиксируя положение руля.

«Галина» дала крен в тридцать градусов, скрывая своим корпусом русского от глаз преследователей.

Почти вывалившись за борт, Влад ухватился за плексигласовый обтекатель. Катер, не снижая скорости, по дуге несся к причалу.

Меткая очередь пропорола моторный отсек, и двигатель зачихал. Но Влад успел соскочить в воду и теперь изо всех сил греб к берегу.

«Галина» зацепилась за крайнюю сваю, грохнула кормой о случайную шлюпку и развернулась, вздыбливая носом мутную воду. Ее заволокло дымом; албанцы с уцелевшего катера продолжали поливать суденышко свинцом.

Рокотов выбрался на берег и, бешено вращая глазами, с ходу зарычал на десяток молодых косоваров, держащих его на мушке:

— You are crazy! There are Serbians! They dressed your uniform![24]

Дивный заокеанский прононс и швейцарский пистолет пулемет опять сослужили биологу хорошую службу. Албанец с резкими чертами лица махнул рукой и что то рявкнул своим подчиненным. Те бросились вдоль причала, на ходу открывая шквальный огонь по своему же катеру. С катера, естественно, ответили, но конец дуэли положила зенитная установка, начавшая лупить прямой наводкой с берега. За две секунды катер превратился в щепы.

Командир отряда албанцев отдал Владиславу честь. Тот с достоинством ответил и по-английски поинтересовался, где рация.

Албанец, преданно глядя на Влада, развел руками.

«Ага, не понимает…»

— Вы есть говорить сербский? — с жутким акцентом спросил биолог.

— Да-да, конечно, — обрадовался косовар.

— Я понимать, что плохо говорить па язык врага, но мы понимать только так, — медленно произнес Рокотов. На ум пришли кадры из фильма о Великой Отечественной войне, где холеный немец подобным образом общался с советским разведчиком: «Ви есть партизан? Ми вас будем немножко вешать…» — Я имею долг говорить по радио. Undestand?[25]

— Вам нужна рация? — переспросил албанец, который все еще трясся от волнения после боя.

«Молодой еще, в строю недавно… Это плюс. Старых волков не видно. Но это не значит, что их здесь нет…»

— Йес, — кивнул Влад. — Вы имеете много человек?

— Пятнадцать бойцов, — отрапортовал албанец и замялся. — Но рации у нас нет…

«Это ваши трудности… Хуже, если бы была. А так — немного еще поживете…»

Рокотов интересовался рацией не случайно. Если б у албанцев имелось средство связи, следовало переходить к немедленному уничтожению боевиков — вне зависимости от их численного состава. И, возможно, героически погибнуть. Сдаваться в плен косоварам было никак нельзя. Особенно русскому.

А так у Влада появились неплохие шансы немного задурить им головы. Все равно никто не может проверить его слова и убедиться, что никакого американского спецназовца в этом районе не было и нет.

— Этот сербы есть диверсанты, — с важным видом сообщил биолог, указывая на обломки катера. — Я есть сотрудник специальная группа. Авиация, understand? Вот, — он показал на АК-47, — я взять этот винтовка у один из них.

Албанец с уважением посмотрел на храброго американца. Бой с сербским спецназом, гонявшим по реке на катере, был для него первым, как и для всех его бойцов. Их подразделение поставили на позицию только три дня назад, а до этого солдаты полгода торчали в тренировочном лагере на территории Албании. И сразу — такая удача! Спасенный американец, уничтоженная группа сербских диверсантов! Будет о чем порассказать дома.

— Вам надо обсохнуть, — предложил косовар и для наглядности подергал себя за лацканы формы, — одежда мокрая…

— Don't worry[26], — улыбнулся Влад. — Я иметь привычка.

вернуться

18

Кто старший? (Англ.)

вернуться

19

Я повторяю вопрос! Кто старший? (Англ.)

вернуться

20

Я командир реки (искаж. англ.)

вернуться

21

Если хотите, можете быть нашим гостем! (Искаж. англ.)

вернуться

22

Спасибо, в другой раз! (Англ.)

вернуться

23

Кстати… Не можете ли мне сказать… (Англ.)

вернуться

24

Вы с ума сошли! Там сербы! Они надели вашу форму! (Англ.)

вернуться

25

Понимаете? (Англ.)

вернуться

26

Не беспокойтесь (англ.)

31
{"b":"6072","o":1}