ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Естественно, на людях Герхардт своих чувств не проявлял. За отсутствие политкорректности запросто можно было лишиться работы, а за антисемитизм так и вообще угодить в тюрьму. «Искупление вины» германского народа перед еврейским за преступления фашизма обернулось для немцев тем, что они боялись даже затрагивать эту тему — во избежание обвинений в неонацизме и скандалов в прессе.

Для Хенкеля итальянцы были такими же «недочеловеками», как евреи или славяне. Герхардт едва сдерживался, чтобы не размазать Серджио по стене ангара, и только совместное членство в НАТО и воспоминания о Бенито Муссолини, верном друге фюрера, останавливали его.

— Я вам еще раз говорю, что вторая ИНС[3] барахлит, — терпеливо втолковывал он откровенно зевающему технику. — На выходе с боевого курса монитор навигации начинает рябить.

— Я уже три раза проверял, — раздраженно отмахнулся итальянец, который на самом деле и не дотрагивался до электронных блоков.

Они — беседовали по-английски, стоя напротив друг друга на самом солнцепеке. Герхардту было жарко, но он решил не уходить, пока самолично не убедится, что Серджио не филонит и действительно занимается проверкой системы. Техник же втайне надеялся, что полуденное солнце изжарит настырного немца в темной куртке. В холодильнике его ждали бутылочка красного вина, сыр и зелень, которые он намеревался употребить незамедлительно. А немец стоял непреодолимой преградой между желудком итальянца и манящими деликатесами.

— Ладно, — наконец сдался механик, — посмотрю при вас. Больше ничего проверять не нужно?

— Пока нет. Если понадобится, я сообщу, — бесстрастно ответил Хенкель.

«Вот козлина то! — обозлился Серджио, поднимаясь по приставной лесенке в пилотскую кабину. — Креста на нем нет! Что он докопался до этой ИНС, если все равно есть дублирующая система?»

В кабине боевого самолета, рассчитанной на стационарно сидящих пилотов, техник запнулся о край кресла и зло пнул его ногой. Сиденье сдвинулось на полсантиметра, но этого хватило, чтобы разорвался провод, соединяющий подрывную шашку катапульты и бортовой компьютер «Спирит 3». Медная жила провода скрутилась петлей и улеглась на контакте правого переднего пиропатрона, замкнув цепь и заблокировав отстрел плексигласового фонаря кабины.

Серджио, бормоча под нос ругательства в адрес настырного Хенкеля, вытащил из гнезда блок ИНС «Р1М1010» и продемонстрировал его пилоту.

— Второй брать будем? — ехидно поинтересовался итальянец.

— Будем, — раздраженно выдохнул немец. — Давайте этот сюда и вынимайте второй…

У него появилось дурное предчувствие насчет предстоящего ночного вылета. Но отказаться от выполнения боевой задачи Герхардт не мог.

* * *

Своих бойцов Влад поднял ровно в восемь вечера. По его разумению, пятичасового сна вполне достаточно, чтобы получить заряд бодрости на всю ночь.

Раде, которому по графику выпало дежурство по кухне, сварил котелок крепчайшего кофе и раздал собравшимся возле импровизированного стола бойцам по кружке. К кофе полагался только сахар, никаких излишеств вроде сливок или бисквитов в отряде не было.

Обведя собравшихся взглядом, Рокотов взял слово.

— Итак, друзья мои, еще раз пробежимся по пунктам нашего плана. Я называю имя, названный кратко докладывает. Можно не вставать… И сигарету, если кто курит, откладывать тоже не обязательно. Драгослав!

— Сопровождаю Йована, Войслава и Стёвана до наблюдательного пункта. Занимаю позицию номер три. Блокирую подходы со стороны тропинки. При получении приказов «отбой» или «возврат» сопровождаю группу до лагеря.

— В чем разница этих приказов?

— «Отбой» означает, что операция переносится, «возврат» — что задача выполнена.

— Молодец. Войслав!

— Занимаю пост на наблюдательном пункте вместе с Драгославом, Йованом и Стеваном. Отвечаю за визуальное обнаружение объекта. Снаряжение готово.

— Хорошо. Йован!

— Работаю «слухачом». — Худощавый парень с длинными белесыми волосами выкинул окурок. Из команды он видел хуже всех, его зрение было около минус шестнадцати. Но природа, в качестве компенсации, наделила парня уникальным слухом. Йован слышал шепот в десятках метров от себя, а звук самолета — за несколько километров. Причем по шуму Йован мог определить даже тип летательного аппарата, что Влад не преминул проверить три дня назад — серб услышал «Торнадо» за две минуты до его появления над горной вершиной. — Держусь Драгослава. Без сопровождения с поста не ухожу, даже в туалет.

— Правильно, — кивнул Владислав, — а то еще в пропасть сверзишься… Стеван!

— Отвечаю за рацию и служу вторым номером визуального обнаружения. Аппаратура проверена, работает как часы. Старший группы — Драгослав.

— Отлично. Наблюдатели задачу знают. Раде!

— Нахожусь в лагере на постоянной связи с ноля часов. Вместе с Джуро отвечаю за подключение ложных радаров. С двадцати двух до двадцати трех тридцати провожу проверку систем.

— Хорошо. Джуро!

— Ну, я, это… Сижу с Радиком, когда он прикажет — подключаю клеммы аккумуляторов. До этого вместе с ним обхожу электрические линии…

— Все верно. Драгутин!

— Располагаюсь на посту номер один. При получении информации от Стёвана привожу «Иглу» в боевое положение. Стреляю только после твоего подтверждения и при наличии визуального контакта с целью.

— Ты полькорталон принять не забыл?

Рокотов помнил, что Драгутин астматик. Задыхающийся в приступе стрелок мог нарушить весь ход операции.

— Уже принял. В час ночи приму еще две таблетки…

— Смотри у меня! — Владислав погрозил пальцем. — Коматозный герой нам ни к чему, так что будь любезен свое лекарство сожрать… Мирко!

— Стою вторым номером у Драгутина, веду наблюдение с помощью бинокля. Заодно проконтролирую, чтоб он таблетки съел.

— Это правильно. Доверяй, но проверяй… Веселии!

— Занимаю позицию в тылу лагеря. При получении сигнала о попадании начинаю обход территории с востока на запад. При контакте с «объектами» постараюсь взять одного живого…

— На рожон не лезь! — предупредил Рокотов. — Если не получится живого, то и труп сойдет.

— Ясно. О начале поиска докладываю Раде по рации…

— Угу… Срджан!

— Вместе с тобой нахожусь на посту номер два. Обеспечиваю связь и визуальное наблюдение.

— Правильно. Ну что, все задачу знают на пять баллов. Надеюсь, что сегодня нам повезет… Помните — стрелять только по моему приказу. — Влад встал и поднял кружку. — Ну, как говорил один генерал из фильма, который вы, к сожалению, не видели, — за победу!

Бойцы привстали и торжественно стукнулись жестяными кружками. Крестовый поход против авиации НАТО начался.

Глава 2. ТУРБОРЕАЛИЗМ.

Погода, будто по заказу, стояла прекрасная. На небе ни облачка, почти полная луна заливала серебристым светом вершины гор. На фоне россыпи ярких звезд не то что самолет, птицу можно было разглядеть с расстояния в километр.

— Бог на нашей стороне, — констатировал Влад, поудобнее пристраиваясь у скального обломка.

— Он всегда на нашей, — тихо ответил Срджан, — только мы не часто это понимаем… Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша[4].

— Кучеряво, — оценил Рокотов. — Слушай, а ты никогда не задумывался о карьере проповедника? — Срджан открыл термос и разлил кофе по кружкам.

— Не а… Чтобы пойти по церковной стезе, надо иметь особенный склад души. Как у владыки Павлия, нашего митрополита. Мне это не по силам. Я уж лучше образование после войны продолжу, больше пользы принесу людям.

— Логично, — кивнул Владислав. — Химики всегда в цене. А я вот пока не знаю, чем займусь. Правда, мне еще нужно до дома добраться… Что в свете последних событий становится все более и более проблематично.

вернуться

3

Инерциальная Навигационная Система

вернуться

4

Библия, Новый Завет, Первое послание Иоанна, глава 5, стих 4

4
{"b":"6072","o":1}