ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда боснийцы собрались полукругом возле автомобиля, Владислав из неподвижной фигуры превратился в веретено. Он крутанулся на одной ноге, оказался за спиной Алии, ухватил того за кадык и опрокинулся на спину, бросив перед собой шарик осколочной гранаты. Тело Алии служило ему щитом.

Боснийцы еще вскидывали автоматы, запоздало реагируя на размазанное движение незнакомца, когда маленькие стальные ромбики изрешетили их. Шестеро бандитов были убиты на месте.

Рокотов сбросил с себя бесчувственное тело Алии, контуженного ударной волной, и из положения лежа дал очередь по ногам караульного. Солдат заверещал, оседая на землю, и инстинктивно нажал на спусковой крючок автомата. Пули веером ушли в небо: по глупой киношной привычке боец держал оружие на плече стволом вверх.

Биолог добил его одиночным выстрелом в широко открытый рот.

Теперь следовало заняться сербами.

Попутно Влад проверил пульс у неподвижного «живого щита» и с удовлетворением отметил, что бандит живехонек. Рокотов перевернул его на живот и стянул руки ремнем.

Потом подошел к лежащим в пыли сербам и весело улыбнулся.

— Ну что, граждане, будем развязываться?

— Ты говоришь с акцентом, — сказал Платон, освобождаясь от веревки.

— И вы туда же, — устало отмахнулся Влад. — Кого ни встречу, все в один голос: «А ты, братец, не серб!» Будто сам не знаю…

Батюшка встал, отряхнулся и развел руки в стороны, став похожим на огромную летучую мышь.

Черная ряса колыхалась на ветру.

— Позволь поблагодарить тебя за спасение!

— Пустое, — Рокотов хлопнул священника по плечу. — Друг Бэтмена — мой друг… — Платон вытер глаза.

— Если б не ты…

— Ладно, — смутился Владислав, с опаской поглядывая на успокаивающих детей крестьян. — Вы только им скажите, чтобы не бросались ко мне всем скопом. А то задавите ненароком…

К спасителю подскочил Билан и сжал ему руку.

— Я… я…

Рокотов с трудом освободил ладонь и сделал шаг назад.

— Так, давайте официальную часть опустим. Все понятно, вашу благодарность я уже принял. У нас нет времени…

— Но я… но мы… — путался в словах Билан.

— Короче, Склифософский! — рявкнул Влад по-русски. Истерика спасенных сербов в его планы не входила. — Возьми себя в руки! Грузите детей в машину и валите отсюда! Ты меня понял?!

Глава 11. К ВОПРОСУ О ВКУСНЫХ И ЗДОРОВЫХ ЛЮДЯХ.

«Лэндровер» почти не пострадал. От взрыва разорвавшейся в пяти метрах от него гранаты лишь погнулись обе левые дверцы да крыло оказалось иссеченным осколками. Колеса и двигатель уцелели.

Влад с сожалением посмотрел на верного железного друга.

— Кто умеет управлять автомобилем?

— Я могу, — старый Зоран подошел к машине и заглянул внутрь. — У меня был такой же лет семь назад…

— Вот и славно, — Рокотов сделал приглашающий жест рукой. — Грузитесь и поезжайте.

— А как же вы?

— У меня еще здесь дела, — уклончиво ответил биолог.

— Я никуда не поеду! — заявил Билан. Владислав повернулся к молодому сербу.

— Это еще почему? Все поедут, и ты поедешь!

— Нет!

— Ну что мне с вами делать? — Рокотов развел руками. — Силой я заставить не могу… Делайте, что хотите. Все равно я собираюсь уходить.

— Я должен расквитаться вот с этим, — Билан кивнул на лежащего без сознания Алию. Зоран согласно склонил голову.

— Не пойдет, — отрезал Влад, — он мой. Я его вырубил, мне его и допрашивать. А вы его просто прирежете.

— Наш друг прав, — вмешался Платон. — Ему надо что-то выяснить у этого нелюдя. Мы не должны мешать.

— Но он хотел… — начал было Билан, однако Зоран бросил на сына столь свирепый взгляд, что тот тут же скис и добавил несмело: — Я могу хотя бы ему помочь?

— Хорошо, — Рокотову надоели пререкания. — Кто едет? Быстро решайте. У меня очень мало времени.

Зоран подошел к женщинам и детям.

— Я еду вместе с ними. Батюшка, как вы?

— Тебе точно не нужна моя помощь, сын мой? — обратился Платон к Владу.

— Если только этот урод пожелает исповедаться, — хмыкнул биолог, вытаскивая из джипа свои вещи.

— Я тоже еду, — сказал священник. — Ему исповедь не поможет.

— А я останусь, — мрачно заявил Билан, глядя себе под ноги.

Зоран пожал плечами.

— Вы знаете, как ехать? — спросил Влад.

— Да, — кивнул старый фермер. — Через Трстеник к Лауше… Там пока наши. Милена, возьми детей…

— Топлива хватит, — заметил биолог. — В багажнике две запасные канистры по двадцать литров.

Зоран забрал два вражеских автомата, снял с одного из убитых подсумок и подал Владиславу руку.

— Мы так и не узнали, кто вы и откуда…

— Тигр, — представился Рокотов. Его, признаться, начало уже раздражать выбранное прозвище, однако менять его не следовало, чтобы самому не путаться. Кроме того, в будущем сие гордое имя может сослужить неплохую службу, если судьба вновь сведет его со спасенными им людьми. — А откуда я, неважно.

— Я понял, — значительно кивнул Зоран. — Русские нечастые гости в этих местах.

— Тьфу ты ну ты! — Влад смущенно потеребил нос. — У меня что, на лбу написано, откуда я родом?

— Догадаться несложно, — подал голос отец Платон. В рясе и с автоматом в руках священник смотрелся весьма импозантно. — По виду ты славянин, говоришь с небольшим акцентом, твердо произносишь согласные. Или словенец, или русский. Для словенца у тебя слишком правильный литературный язык. Значит, русский.

— Ну, русский, — вздохнул биолог. — Если узко смотреть. В душе же я пан славянин. Ладно, давайте прощаться. Счастливого пути…

Когда вездеход скрылся за лесом, Рокотов повернулся к Билану.

— Зачем ты остался? Только чур не врать.

— Хотел посмотреть, как ты его убьешь, — честно признался молодой серб.

— Э, до этого еще далеко, — усмехнулся Владислав. — Значит, так. Мы с тобой разыграем маленький спектакль. Вот что ты сделаешь…

* * *

Российский Президент с важным видом огласил перечень вопросов, грозно осмотрел сидящих по обе стороны стола министра обороны и министра иностранных дел и положил перед собой карандаш.

Первым взял, слово седовласый маршал. Вкратце обрисовав положение дел в воюющей Югославии, он поведал о разведданных, указывающих на возможную смычку интересов албанских и чеченских террористов. Косовары, получающие горы оружия от Запада, налаживают контакты с руководством независимой Ичкерии и ведут переговоры о поставке зенитно‑ракетных комплексов «Стингер».

Президент посмурнел.

— Это, понимаешь, не дело… Надо прекратить. Летом должна состояться моя встреча с чеченским президентом, и нам осложнения ни к чему. Задействуйте Федеральную Службу Безопасности и пограничников.

— Может не сработать, — мягко возразил маршал. — По нашим сведениям, вооружение поставляется через территорию Грузии. В Тбилиси организуют якобы караваны миротворческих организаций и через горы перебрасывают гуманитарную помощь в Чечню. Хочу обратить ваше внимание на тот факт, что грузинское правительство официально встречает первых лиц Чечни. На самом высоком уровне. И не позволяет российским органам вмешиваться в переговоры, даже если те идут вразрез с нашими договоренностями по Абхазии и другим вопросам.

— Что можно сделать кардинально? — поинтересовался Президент.

«Нашел у кого спрашивать…» — подумал министр иностранных дел. Глава оборонного ведомства России был родом из Ракетных Войск Стратегического Назначения и лучшим способом решения конфликта с другим государством считал термоядерный удар. Парочка ракет типа «Сатана» с боеголовками в пять мегатонн каждая — и на территории Грузии можно будет открытым способом добывать полезные ископаемые. Или за деньги демонстрировать туристам многокилометровые кратеры, покрытые блестящей пленкой спекшегося базальта.

— Надо перекрыть границу с нашей стороны, — нашелся маршал, с грустью отогнав мысль о красиво летящих ракетах. — Но для этого опять потребуется вводить войска на чеченскую территорию. Без пехоты и артиллерии мы горные хребты не перекроем.

41
{"b":"6072","o":1}