ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто встанет на место премьера?

— Есть две кандидатуры. Обе нас вполне устраивают. На них имеется компромат, так что сложностей не будет. Борис давно точит зуб на премьера, остается лишь подтолкнуть его.

— Разумно, — Президент потеребил нос. — Действуйте. Русские чрезмерно нагло ведут себя в вопросе Югославии, и холодный душ им не помешает. Насколько я помню, у нас еще подготовлены варианты с отмыванием денег?

— Совершенно верно, — помощник полистал блокнот. — Мы проплатили две фирмы в Швейцарии. Они готовы подтвердить, что открывали счета родственникам Бориса и проводили через них платежи. Одновременно с этим МВФ начнет тянуть с дальнейшими кредитами. В русской бюджетной политике столько дыр, что придираться можно до бесконечности…

— Ну что ж, на этом и порешим, — Президент уперся ладонями в колени и встал с дивана. — Подготовьте подробные записки, послезавтра обсудим эти проблемы более досконально…

Двигаясь по коридору к выходу, Мадлен вдруг вспомнила о переданном ей накануне запросе военной разведки России. Русские интересовались пилотом Джессом Коннором и связанном с ним русским. К перехваченному запросу прилагалась бумага, где исполнители просили ее дать санкцию на дальнейшую разработку темы.

Олбрайт пожевала губами и решила, что историю о сбитом летчике и русском биологе по фамилии Рокотов следует побыстрее забыть. Коннор мертв, а русский, как явствовало из отчета стрелка спасательного вертолета, получил в грудь порцию пуль из бортового «вулкана». Так что теперь он поведает о своей нелегкой судьбе разве что апостолу Петру.

Мадам не знала, что стрелок ошибся. Он действительно дал очередь по выскочившей из за камня фигуре, но это был албанский террорист, бросившийся на перехват Владиславу. И это тело косовара было рассечено надвое свинцовыми болванками. А через пятнадцать минут сообщить о результатах попадания было уже некому. Майор Ходжи погиб от взрыва гранаты на берегу Ибара.

Госсекретарь замедлила шаг и, достав сотовый телефон, приказала своему заместителю Строубу Тэлботу найти этот пресловутый запрос и отправить его в архив. А заодно напечатать распоряжение для ЦРУ, запрещающее разработку темы о пилоте и биологе.

В связи с гибелью объектов разработки.

* * *

Владислав прополз под вагоном и оказался в узком пространстве между двумя составами. От одной вагонной стенки до другой было не больше метра.

Рокотов выпрямился во весь рост и не спеша направился к складским помещениям. На сторонний взгляд он ничем не отличался от остальных албанпев, что крутились на станции, — униформа, эмблема на берете, автомат на плече. Обычный часовой, лениво бредущий вдоль составов.

Около девяти косовары завалились спать, наплевав на оставшееся на станции имущество. Платформы и крыши вагонов освещали редкие фонари, пандусы и ангары были пусты.

Влад взобрался на платформу и заглянул в ближайший незакрытый вагон. На полу были свалены мешки с фосфорными удобрениями, тонны на три. Половина мешков вспорота, словно косовары хотели убедиться, что больше ничего в них нет.

Удобрения солдатам были не нужны: заниматься сельским хозяйством они не собирались.

Зато нужны были биологу. Конечно, не по своему прямому назначению.

Он дошел до распахнутых ворот ангара, огляделся и проник внутрь.

У самого выезда стояло с десяток электрокаров. Чуть дальше на всю длину огромной металлической коробки десятиметровой высоты протянулись штабеля ящиков, рядами выстроились бочки, громоздились здоровенные коробки и гигантские катушки матово черного кабеля.

«Это я удачно зашел. Судя по всему, на центральный склад промышленных товаров. Ну, с погрузчиком то я управлюсь, еще на овощебазе навострился, — Влад погладил массивный борт электрокара. — „Кавасаки“, такой же, на каком я катался… А говорят, что вредно посылать студентов и молодых специалистов на овощебазы. Мол, каждый должен заниматься своим делом. Не верьте, товарищи! Очень даже полезно. Знание погрузочно-разгрузочной техники может ох как пригодиться… Тэк-с, где тут у них маслице?..»

Рокотов убил почти час на поиски емкостей с машинным маслом. Их оказалось всего три. Двухсотлитровые бочки, составленные на одном европоддоне. Биолог скрупулезно проверил уровень масла в каждой бочке, опуская в горловину длинную щепочку.

«Сойдет. Для моих целей суперкачество товара не трэба…»

Влад забрался на сиденье погрузчика, вывел его на середину ангара и подцепил клыками поддон. Левым маленьким рычажком подал на себя раму подъемника, и груз привалился к корпусу электрокара. Теперь можно не опасаться, что он свалится от тряски.

Биолог поднял поддон на двадцать сантиметров от пола, оставив себе достаточно места для обзора поверх бочек, и со скоростью пешехода покатил к грузовым платформам.

Он деловито вел японский электромобильчик, не опасаясь криков или выстрелов охраны. Во-первых, охраны не наблюдалось, а во-вторых, никто по своему палить не станет. Могут, естественно, остановить и поинтересоваться, какого черта он делает. Но на этот случай Влад придумал несколько фокусов. При его физической подготовке три-четыре косовара — не проблема. Не будут же они толпой за ним бегать, если и подойдут, то один-два человека — проверить, что он везет и куда. Издалека видно, что он свой, поэтому проверка будет формальной. Албанские сепаратисты, как и любые партизаны, трудолюбием и педантичностью не отличаются. Это Рокотов понял давно. Насмотрелся за время своих приключений. Грабить и насиловать — сколько угодно, а вот изо дня в день тащить скучную рутинную службу — тут уж «шлангизму» косоваров могли бы позавидовать даже российские милиционеры. На постах албанцы обычно спали или курили анашу, в своих лагерях разводили бардак, устраивая отхожие места чуть ли не у входа в палатки, оружие чистили от случая к случаю, на маршах тишину не соблюдали. Если б не авиация НАТО и не изобилие боеприпасов, регулярная и неплохо подготовленная югославская армия разгромила бы террористов за месяц. Конечно, и среди косоваров встречались хорошие бойцы, но на железнодорожной станции, как заметил Влад, таковых не было. Обычный сброд, банда насильников мародеров, набранная в Албании из крестьян и местного хулиганья.

Однако и расслабляться было опасно. Поэтому биолог краем глаза постоянно обшаривал окрестности.

До вагона с удобрениями удалось добраться без приключений.

Рокотов развернул электрокар и, осторожно введя поддон в двери, опустил клыки. Груз прочно встал на мешки.

Половина дела сделана. Влад слез с погрузчика, осмотрелся и полез в вагон.

Работать в одиночку было не очень удобно, но звать на помощь албанцев почему то не хотелось. Он снял крышки с бочек и опрокинул их на мешки с удобрениями. Вязкая жидкость с противным хлюпаньем полилась из горловин, впитываясь белесым крупнозернистым порошком. Шестьсот литров масла вытекло за десять минут. Когда все закончилось и из емкостей стала сочиться совсем уж дохлая струйка, он закатил пустое железо обратно на поддон и выбрался из вагона.

На платформе его ожидал сюрприз в виде двух молодых косоваров с автоматами на плечах, стоящих у погрузчика и тупо озирающих невесть откуда взявшийся здесь электрокар.

«Вот и двое из ларца, одинаковых с лица».

Влад приветливо улыбнулся, взобрался на погрузчик и, наклонив на себя массивную стальную раму, задним ходом съехал обратно на платформу.

Один из косоваров что-то дружелюбно спросил, показывая на вагон.

«Эх, братишка, знал бы ты, что я по-вашему не разумею…»

Немного подождав, албанец повторил вопрос.

Рокотов выключил двигатель, спрыгнул на землю, еще раз улыбнулся и замычал, тыча пальцем себе в грудь.

Патрульные недоуменно переглянулись.

Расчет Влада строился на том, что убогих, к коим относятся и немые, окружающие люди всерьез не воспринимают и относятся покровительственно. От инвалида никто не ждет, что из полубеспомощного существа он вдруг превратится в грозного, подготовленного бойца.

48
{"b":"6072","o":1}