ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тише, коллега, сюда могут зайти. А насчет вашего вопроса… Думаю, они не понимают. Те, кто заварил всю эту кашу, считают себя неприкосновенными. Живыми богами на земле. Им позволено все, а остальные должны молчать.

— Но мы обязаны как-то повлиять…

— Об этом я тоже подумал. И вот что решил, коллега, — Фишборн заговорщицки наклонился к профессору. — В ФБР или Администрацию обращаться бессмысленно. Мы с вами погибнем в автокатастрофе по дороге из Вашингтона. Газеты тоже не поверят, у нас нет твердых доказательств… Остается наш с вами профессионализм. Я предлагаю следующее. Это, — он поднял вверх миниатюрную пробирку с белой пылью, — осадок с химической посуды. Тут огромное число элементов, разрушающих протеиновые цепочки. Я специально подбирал состав, чтобы все было естественно. Якобы нарушение технологии очистки… Вы добавляете порошок в партию и устраиваете скандал. Мол, продукт никуда не годен по вине исполнителя. Руководство вынуждено будет начать разбирательство. Образец мне в лабораторию отправят. Я, со своей стороны, «потеряю» портфель с документами. Как раз через неделю мне надо ехать в Вашингтон, у одного моего друга юбилей, там то эта неприятность я произойдет. Некто, обнаруживший мой портфель, отправит часть документов одному очень скандальному журналисту. Тот, естественно, мимо сенсации пройти не может…

— А у вас не будет неприятностей?

— О чем вы? Результаты анализов не являются секретом, я их провожу по сотне в месяц и таскаю распечатки где угодно. Это не запрещено. Ну вот, слушайте дальше. Единственным отличием от стандартных анализов будет приписка внизу листа — так, мол, и так, данное вещество, похоже, вырабатывалось с нарушением гуманитарных норм. Журналисты тут же подключат экспертов, те перепроверят результаты анализа и установят, что он подлинный. Обратятся ко мне, а я их отошлю к Кригмайеру. Вот тут старой сволочи конец и настанет… Как вам мой план?

— Хороший план, — Брукхеймер повертел в руках пробирку. — Сегодня же я все сделаю. И да поможет нам Бог!

* * *

В доме не было даже прислуги.

За пять минут Владислав обошел оба строения, заглянул во все шкафы и под все кровати, проверил три туалета и две ванные, внимательно прислушиваясь к звукам снаружи.

Тишина. Никого. А ведь перелезая через стену, а потом забираясь в дом сквозь открытое на первом этаже окно, он был готов встретиться с тремя-четырьмя охранниками, парочкой слуг и толпой домочадцев.

Нижний этаж был залит светом, электричество поступало от дизельного генератора, но Анте солярку не экономил — оставил включенными с десяток люстр и укатил по своим делам.

Рокотов обследовал и гараж.

Хозяин дома питал страсть к французским автомобилям. В до блеска выметенном помещении стояли «ситроен ХМ», «рено сафран» и новенькое купе «пежо 406». На стенах висели фотографии, где владелец автопарка был запечатлен возле своих железных друзей. Снимки оказались биологу весьма полезными — он узнал, как выглядит Анте, и понял, что в город тот убыл на вишневом «пежо 605».

Хорват, без сомнения, страдал нарциссизмом. На всех фотографиях он не просто облокачивался на свой автомобиль, а намеренно позировал, замирая в героико-монументальных позах.

«Чучело, — решил Влад. — Небось всю жизнь о такой жизни мечтал. Вот и дорвался, придурок. Накупил себе пепелацев, набил дом барахлом и жирует. На „пежо“ раскатывает, гаденыш, а тут солидный человек, вроде меня, на женственной сопе по Косову прыгает… Ну ничего, будет тебе и кофе, и какава с чаем…»

Помимо страсти к блестящим хромом машинам, Анте был неравнодушен и к оружию. Стены трех гостиных были увешаны коврами с десятками роскошных клинков и стволов, в шкафчике на кухне биолог обнаружил целую оружейную пирамиду — две М-16А, пистолет пулемет Томпсона, четыре снайперские винтовки и гору обойм к ним.

Но более ценная находка ждала его наверху, в кабинете. Два «Хеклер-Коха» модели МР5А6 со встроенными глушителями и солидный запас парабеллумовских патронов к ним.

"Вот это в тему! — обрадовался Рокотов. — Для войны под землей лучше не придумать. И тихо, и рикошета нет. С «калашом» по тоннелям особенно не побегаешь… Берем.

Владислав скинул сапоги и переобулся в найденную в шкафу пару черных кроссовок «Рибок». Спортивные тапки пришлись впору. Все равно обувь следовало сменить на более удобную и бесшумную. Шнурованные десантные ботинки хороши для дальнего перехода, а не для тайных операций. Ведь биолог уже вышел на финальный этап.

В стену кабинета был вмурован сейф.

Рокотов осмотрел цифровой замок, но не притронулся к нему даже пальцем, решив дождаться хозяина и поспрошать, что там внутри. План допроса родился, когда он первый раз обследовал комнату за комнатой.

Незваный гость самым внимательным образом обшарил кабинет и улыбнулся своим мыслям. Анте считал себя очень хитрым.

Влад прошел на кухню, впервые за почти две недели сварил себе огромную чашку кофе, взял коробку с печеньем и уселся за портьерой в кресле на темной веранде. Перекусив, он принялся захваченным в гараже напильником стачивать кончики патронов к пистолетам пулеметам, превращая обычные пули в экспансивные, разваливающиеся на куски при попадании в тело жертвы.

Отсюда подъездная дорога просматривалась отлично, над воротами болтался фонарь, и биолог не боялся пропустить хозяина.

Тот вернулся только к полуночи.

Рокотов давно закончил свои слесарно-оружейные дела и пил уже вторую бадью ароматной «арабики». Он заранее удостоверился, что хозяин курит, и не опасался, что Анте учует остаточный запах кофе.

Хорват неторопливо загнал «пежо» — в гараж и, потягиваясь, вошел в дом.

День у него сложился удачно. Как у любого рачительного хозяина, бизнес, налаженный от "А" до "Я", не требовал постоянного участия. Подчиненные справлялись сами, Анте лишь по часу в день контролировал наиболее важные вопросы. Травка шла в Европу морским путем, женщин продавали в Хорватию и Боснию небольшими партиями, оружие тащили через границу горными тропами, гуманитарную помощь распределяли согласно заранее оговоренным планам. Все работает как часы, каждый занят своим делом. Хозяину остается лишь приглядывать, чтобы служащие не наглели и не воровали больше, чем положено.

Анте вошел в дом, сбросил свой любимый темно синий пиджак в елочку, выложил на стол револьвер и решил выпить стаканчик виски «Джек Дэниелс». Из квадратной бутылки с черной этикеткой. Чтоб лучше спалось. К виски он пристрастился давно, еще во времена особого югославского социализма, когда федеративная республика была форпостом Востока на Западе. Или наоборот — Запада на Востоке. В тонкостях политэкономии хорват не разбирался. Он просто хотел пить виски. И пил его, получая раз в два месяца контрабандный ящик, ибо в магазинах это пойло стоило слишком дорого. А деньги он считать умел и не тратился по пустякам. Бедное детство приучило Анте к тому, что платить надо только тогда, когда сие неизбежно. Во всех остальных случаях он либо решал вопросы через криминалитет, либо сам отнимал понравившуюся вещь силой оружия.

Хорват переступил через порог кабинета, и вдруг чьи-то сильные руки оторвали его от пола, рывком подняли вверх, и он оказался лицом к лицу с незнакомцем, висящим вниз головой над дверным проемом.

— Здравствуй, здравствуй, хрен мордастый! — весело сказал размалеванный боевой краской незнакомец и сильно боднул Анте лбом в переносицу.

Хозяин дома потерял сознание.

* * *

Три ракеты «АСМ-131 5КАМ-2» ударили по зданию китайского посольства в Белграде с промежутком в пять секунд. Инерциальная система наведения вывела их точно на цель, и двухсотшестидесятипятикилограммовые фугасные боеголовки превратили четырехэтажный дом в крошево.

Две ракеты попали в фасадную стену, разорвали в клочья тела охранника и уборщика и обрушили центральный вход. Третья ракета пробила крышу и взорвалась в подвале, в метре от щита с проводами электрокоммуникаций, сигнализации и специальной связи. От взрыва погибли два китайских журналиста, оставшиеся в посольстве на ночь, — очаровательная Мэй и ее молодой муж. Обломками были ранены трое югославских полицейских, несших службу у ворот дипломатического представительства.

53
{"b":"6072","o":1}