ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме того, полевые командиры, большинство из которых до войны либо кисло по тюрьмам, либо возглавляло банды наркоторговцев и сутенеров, постоянно конфликтовали друг с другом — за размер добычи, за симпатичную наложницу, за близость к гуманитарной помощи, за свои доли в партиях бесплатного оружия. Стычки между частями УЧК не прекращались ни на день. То в Македонии, то в Албании, то в самом Косово происходили скоротечные перестрелки, а потом по обочинам валялись бесхозные трупы. Тела погибших никто не хоронил, ими интересовались лишь звери и птицы, в результате повсеместно вспыхивали эпидемии. «Цивилизованный» мир сокрушенно качал головой и обвинял во всем сербов — дескать, это они довели миролюбивых албанцев до звериного состояния.

Кроме того, наркоторговля и контрабанда процветали, как никогда. А известно, что там, где крутятся большие и легко заработанные деньги — там льется кровь. Освободительная Армия Косова, если отбросить словесную шелуху о «народно-освободительной борьбе», являлась примитивнейшей преступной шайкой, организованной по национальному признаку. Шайкой, где главари купаются в роскоши, а рядовые бойцы гибнут при охране путей переброски героина.

Поэтому восьмидесяти косоварам, охраняющим подземный лабораторный комплекс, исключительно повезло. По крайней мере так думали они сами.

Но не Ясхар и не те, кто налаживал производство.

Охрана проживет ровно столько, сколько просуществует лаборатория. Ни днём больше.

Прекращение экспериментов над сербскими детьми автоматически обрывало жизни всех без исключения «подземных жителей». Албанцев, Хирурга, лаборантов. Не говоря уже об объектах исследования. Выжить должен Ясхар, уверяли его хозяева из Лэнгли.

Однако Ясхар предпочитал не верить обещаниям.

Вероятнее всего, его уберут, как и остальных. Деньком-другим позже, но это было слабым утешением. Он понимал, что таких свидетелей не оставляют. Возможно, вместе с ним умрут и несколько человек в США, кто имел непосредственное отношение к проекту и мог назвать заказчиков. Например, курьеры, забиравшие готовый продукт, и контролеры, следившие за ходом эксперимента.

Ясхар много думал над тем, мог ли он отказаться от задания. И пришел к выводу, что нет. Его бы ликвидировали сразу — как человека, усомнившегося в правильности распоряжений начальства. Такова практика всех разведывательных организаций во всех странах мира. И гуманная Америка не отставала ни от своих партнеров, ни от своих противников. Агенты ЦРУ гибли при странных обстоятельствах ничуть не реже, чем, к примеру, офицеры разведки государства Ботсвана. Просто в последнем убитых агентов кушали сослуживцы, а в США нет. Вот и вся разница.

Из нескольких десятков коллег, с которыми Ясхар познакомился за свою двадцатилетнюю службу в ЦРУ, минимум трое были устранены по указанию непосредственного начальства. Один погиб в автокатастрофе, перемолотый на железнодорожном переезде колесами мчащегося локомотива. Второй умер в больнице во время простейшей операции по лапароскопическому извлечению камня из желчного пузыря. Третьего — стокилограммового бугая из спецгруппы ликвидаторов — по дороге с работы домой зарезал неизвестный хулиган. Суперпрофессионала, способного голыми руками посворачивать шеи десятку бандитов! Видать, очень уж подготовленным оказался хулиган, раз смог не только ножиком ткнуть в горло, но и сломать агенту оба бедра…

Столь глупо погибать Ясхар не собирался.

Операция по своем исчезновению была подготовлена очень тщательно. И пять миллионов долларов являлись лишь малой частью замысловатого плана. Всех проблем деньги не решат, даже очень большие.

Албанец внимательно следил за особенностями радиообмена базы с центром, подмечал все мелочи в поведении курьеров и контролёров, зорко наблюдал за ничтожными изменениями в заказах органов для трансплантации. Любой нюанс был крайне важен. Если б Ясхар почуял подозрительное, он сбежал бы немедленно, не дожидаясь продажи боеголовки. Деньги деньгами, но трупу миллионы без надобности…

Агент ЦРУ потер воспаленные глаза. Последние недели он мало спал. Организм, возбужденный скорым побегом, перестроился на почти постоянное бодрствование. Если Ясхару и удавалось покемарить часок, он все равно ежеминутно пробуждался, ворочался, вглядывался в полумрак.

Хотя и понимал, что без полноценного отдыха долго не протянет.

Ясхар вытряхнул из взятой у Хирурга коробочки двойную дозу снотворного. Проглотил. Заблокировал дверь. Выпил стакан воды, положил рядом с кроватью автомат со снятым предохранителем и рухнул поверх одеяла, даже не сняв сапоги. Во что бы то ни стало надо выспаться.

Таблетки быстро подействовали на измученный организм; спустя две минуты албанец провалился в глубокое, без сновидений, забытье. Впервые за месяц он спал как убитый, не шевелясь, лишь негромко посапывая. Даже забыл погасить настольную лампу.

В ста семидесяти метрах от спящего начальника службы безопасности подземной лаборатории ползущий по вентиляционной шахте человек тихо выругался, задев макушкой за выступающий камень…

* * *

Поворот налево обнаружился через несколько минут после того, как Рокотов проник в отверстие.

В тоннелях стояла кромешная темнота, что было совершенно неудивительно. Влад не пользовался закрепленным на левом предплечье фонариком, а ориентировался по току воздуха и прислушивался к обострившимся во мгле чувствам. Включать свет можно в самом крайнем случае, ибо потом следует несколько минут лежать неподвижно, вновь привыкая к темноте.

Подземная база была поистине огромна.

Чтобы обползти все семь этажей и на каждом заглянуть хотя бы в один вытяжной люк, выходящий в освещенные коридоры, биологу потребовалось четыре часа. На его счастье, проектировщики бомбоубежища были людьми рациональными и работали по достаточно понятной схеме.

Гора была разделена на четыре вертикальных сектора по семь этажей, соединенных между собой лифтами и поперечными коридорами. В центре скалы было вырублено несколько пещер, по замыслу создателей должных служить складами продовольствия и техники.

От каждого этажа радиальными кольцами расходились горизонтальные шахты системы вентиляции, общей для всей базы, соединенные меж собой коридорами. Владиславу это было на руку. Во-первых, не появляясь в непосредственной близости от отверстий в коридорах, он мог переползать с этажа на этаж или двигаться параллельно помещениям, а во-вторых, противник не сумел бы использовать газ, чтобы выкурить из воздуховодов нахального пришельца. Иначе он отравит сам себя.

Только один сектор был жилым, остальные находились в полном запустении. Впрочем, переходы между ними сохранились.

Рокотов выбрался в коридор заброшенной зоны и убедился, что многокилометровые тоннели никто не посещает.

Стальные двери не перекосило, фиксаторы поворотных ручек действовали безотказно. В любой момент биолог мог запереться в каком нибудь пустующем помещении и уйти по вентиляции, оставив возможного преследователя биться в двадцатисантиметровую железную преграду.

На обследование жилых этажей, вернее — на беглый взгляд сквозь дырчатые крышки люков, Владислав потратил еще полтора часа.

И в двух местах обнаружил кое что необычное.

В одном шахта оканчивалась тупиком. Кончиком ножа проковыряв дырочку в замазанной известкой стене, Влад убедился, что вентиляция ведет в небольшое, заваленное мешками помещение. Известка была очень старой, и новые хозяева базы вряд ли знали, что за глухой стеной скрывается вентиляционный колодец.

В другом месте аж три выхода были с внешней стороны затянуты полупрозрачной полиэтиленовой пленкой, из за которой пробивался свет люминесцентных ламп. И отчетливо несло химикатами.

«Лаборатория, — сообразил Рокотов и прислушался. Издалека, приглушенное пленкой, доносилось мерное гудение. — Ага! Нагнетатели воздуха. Эту пленочку мы пока резать не будем, не время…»

57
{"b":"6072","o":1}