ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В железные коробы вентиляции, проложенные непосредственно внутри помещений, он не совался. Это в кино можно беззвучно проползти над головами врагов и неожиданно вынырнуть в гуще событий. В реальной жизни такой герой проживет секунд пять. Ровно до того мгновения, пока кто-нибудь из охранников не полоснет очередью по прогнувшемуся по тяжестью тела коробу.

Людей Влад обнаружил на втором снизу этаже.

Трое разжиревших албанцев в черных майках уныло размешивали в огромном корыте серую массу и залепляли ею трещину в стене. Работа почти не двигалась. Биолог пролежал полчаса, и за это время косовары умудрились сделать два перекура.

С дисциплиной тут не очень. Или это у них такое наказание? Провинившиеся заняты на строительных работах… Оружия не видать. Но это не значит, что его нет…

Рокотов прополз метров сто по коридору, заглянул в четыре люка, но никого более не обнаружил. Помещения, вплоть до лифтовой шахты, были пусты. На этаже работала только эта троица. Три часа утра, остальной персонал, должно быть, почивает.

Влад вернулся к работягам и выждал еще тридцать минут.

Никто албанцев не беспокоил, никто работу не проверял. Все так же лениво бойцы возились с корытом и скребли мастерками по стене.

«Ну, с чего-то надо начинать. Не эти, так другие… Судя по количеству спальных помещений, мимо которых я полз, здесь примерно сто человек. Основная толпа спит, в лаборатории, скорее всего, есть дежурный. Устраивать стрельбу раньше времени не стоит. По крайней мере, не надо показывать, что у меня есть ствол. Пусть эти лепреконы начнут подыхать вроде бы от естественных причин. От травм, не сопряженных с огнестрельными ранениями. А когда начнется паника, они тут же продемонстрируют мне свою систем охраны. Что там Анте говорил? Радиорубка? И где она? Явно не здесь — слишком глубоко… Хорошо, не фиг рассусоливать, надо работать…»

Рокотов заполз за поворот и в тридцати метрах от албанцев толкнул жестяную дырчатую крышку люка.

Спрыгнул с двухметровой высоты, прислушался.

Со стороны невидимого участка коридора бубнил голос одного из косоваров. Там опять устроили перекур и теперь травили друг другу байки.

«Тут можно из пулемета палить, никто не услышит, — подумал Влад, поправляя снаряжение, — с этими бурдюками я справлюсь без оружия. Коридор широкий, места много, так что сложностей не возникнет. Перекрытия толщиной метра три. Сойдет. Если поедет лифт, я услышу. А лестницы здесь находятся только в дальнем конце коридора. До них с полкилометра. Ладно, начали…»

Биолог выскользнул из за угла и столкнулся нос к носу с косоварами.

Смятение противника длилось секунду. Не все бойцовые рефлексы были утрачены за прошедший год, и двое ближайших албанцев одновременно бросились на невысокого незнакомца, на разрисованном под тигровую морду лице которого сияла ухмылочка.

Когда нападающие приблизились на два метра, Рокотов стремительно сделал широкий шаг им навстречу и предплечьями ударил обоих под нижние челюсти. В воздухе мелькнули ноги албанцев, и они тяжело рухнули на бетонный пол. Один остался лежать неподвижно, второй же вскочил и головой вперед вновь ринулся на Влада, целя бритой макушкой тому в живот. В последнее мгновение биолог отступил в сторону, перехватил противника за плечи и шею и со всего маха влепил его лбом в камень.

Албанец распластался на стене, как лягушка на препарационном стекле, а потом медленно осел.

Третий здоровяк, до сих пор стоявший недвижимо, вдруг дико заорал и огромными скачками помчался на Влада, выставив вперед руки.

Биолог чуть присел, пропустил над собой кисти рук албанца и, взяв в захват поперек корпуса, поднял его вертикально. Ногами вверх. Живая пирамида продержалась секунду.

Потом Рокотов вместе со своим грузом резко опрокинулся на спину. Косовар грузно впечатался в пол, упав плашмя с двухметровой высоты. Биолог разжал захват, чуть приподнялся и из положения лежа профессиональным ударом локтя раздробил здоровяку трахею.

Схватка закончилась.

Владислав вскочил на ноги, прислушался и медленно выдохнул.

«Они тут что, к чемпионату по рестлингу готовятся?! Нельзя же так бросаться! Полный дурдом! Или они меня перепутали с Халком Хоганом? Нет, скорее, с Пердуном [39]… Ужас просто… Но ты тоже хорош! Таким эффектным появлением ты их сам на бой и пригласил. Вот они и прыгнули… Все, больше так не делаю. Давить, но по-тихому. Исподтишка… Теперь треба антураж создать. Типа они сами друг друга…»

Рокотов извлек остатки своей анаши, плотно забил травку в курящиеся трубочки албанцев и по нескольку раз затянулся из каждой. То есть не затянулся — просто набирал дым в рот и выдыхал. Анаша затлела, к по коридору поплыл ощутимый запашок хорошего «кумара».

Влад бросил трубочки возле корыта, осмотрел тела, проверил пульс у каждого. Все трое уже отходили в мир иной.

«Вот и славно. Пыхнули, подрались и замесили друг друга… Как на картинке из учебника по криминалистике. Бытовое убийство в состоянии наркотического опьянения. Вряд ли их товарищи будут проводить экспертизу. А мы, пока суть да дело, еще им трупиков подбросим…»

Биолог полез в шахту, закрыл за собой люк и резво направился на следующий этаж.

Впереди у него было много дел.

Глава 15. СУДЬБА КАМИКАДЗЕ.

В шесть сорок семь Ясхар появился на этаже, где собрались десять бойцов во главе с командиром взвода. Появился через три минуты после того, как в дверь его отсека постучал взволнованный посыльный.

Натюрморт выглядел безрадостно.

Трое мертвых косоваров лежали возле стены. Рядом топтался врач с брезентовой сумкой через плечо, бойцы осматривали коридор и ответвления от него, подсвечивая мощными фонарями и громко переговариваясь.

Начальник службы безопасности втянул ноздрями воздух.

Сомнений не осталось. На этаже кто-то курил анашу. Причем совсем недавно.

— Все — трупы?

— Все, — кивнул командир взвода. — Уже часа два-три.

— Запах чувствуешь?

— А как же! Сразу внимание обратил…

— Кто из них?

— Все, — обреченно повторил командир взвода, склонил голову и показал Ясхару полиэтиленовый пакетик, на дне которого еще оставалось немного травы. — Валялся возле инструментов.

— И как ты это объяснишь?

— Ума не приложу, — развел руками молодой албанец. — Разве что ханку принес кто-то из носильщиков.

Ясхар открыл пакетик, вытащил щепотку анаши и понюхал. Растер между пальцами.

— Совсем свежая. Собрана неделю назад, не раньше.

— Значит, носильщики.

— Черт! — агент американской разведки подошел к трупам. — Тела трогали?

— Да, — врач оперся плечом о стену, — когда я пришел, их уже положили здесь. Для меня работы нет.

— Что с ними? Я имею в виду характер травм.

— У одного проломлена затылочная кость, у второго — смяты лобовые, у третьего — перебито горло. Черепа явно раскроили о стены или об пол. Вот и вот пятна, — врач указал на бурые подтеки на стене и в пыли под ногами.

— Кто это мог сделать?

— Да они сами! С такого количества травы башку сразу клинит, — врач продемонстрировал короткую трубочку. — Забили где-то по грамму на брата. А с непривычки, да на усталый организм… Что тут говорить.

— И поубивали друг друга? — язвительно поинтересовался Ясхар.

— Запросто. Слово за слово, сцепились; болевой порог поднялся. Вот и дубасили со всей дури, не соображая…

— Что то я синяков не вижу.

— А их может и не быть, — недовольно проворчал врач, присаживаясь на корточки. — Вот этого сразу уронили, затылком вниз. Думаю, он потом уже не вставал… Эти двое схлестнулись — один другому горло передавил, а тот его жбаном в стену. И все дела. Когда ломаются трахея с пищеводом, у человека есть в запасе пять-шесть секунд. А этот бугай здоровый, ему и одной хватило. Тем более на наркоте.

— Тела лежали кучно, — подтвердил командир взвода.

Ясхар молча прошел вдоль коридора, заглядывая в каждый боковой проход, и вернулся, бросив окурок на пол.

вернуться

39

Пердун — официальное прозвище супертяжеловеса Даймона Далласа Пейджа

58
{"b":"6072","o":1}