ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Английский пациент
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Остров перевертышей. Рождение Мары
Земное притяжение
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Тайная история
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Вольные упражнения
Дети жакаранды
A
A

Подтянулся на руках и, закрыв за собой жестяную дверцу, прополз за поворот. Там он сел поперек прохода и отдышался.

«Интересно, сколько еще раз они будут попадаться на „растяжку“? По идее — много. Ведь мы под землей, вокруг только двери да коридоры. Хочешь не хочешь, а открывать их придется… Сюда, в вентиляцию, они вряд ли полезут. Хотя могут, ежели прикажут. Но ловить, меня здесь — дело трудоемкое и малоперспективное. На моей стороне неожиданность и бесшумное оружие. Как, кстати, и выучка. Спасибо Лю, что обучил меня ориентироваться в темноте и замкнутых помещениях… Так, что теперь? Оружейный склад или пленниц? Без гранат мне не обойтись. Значит, склад. Если я погибну, то пленницам от этого легче не станет. Решено, идем за оружием…»

Рокотов глотнул воды из фляжки и ползком устремился к следующему вертикальному колодцу.

Ясхар в сопровождении трех бойцов подошел к двери радиорубки и постучал. Сначала три раза, потом еще три, сделал паузу и стукнул дважды.

Никто не отозвался.

Начальник службы безопасности напрягся.

Радист был дисциплинированным бойцом и на посту не спал.

— Тихо, — шепотом приказал Ясхар. — К стене. Один открывает, — он подал солдату рифленый ключ, которым можно было отпереть дверь снаружи, сняв внутреннюю блокировку замка, — остальные прикрывают…

Сержант приблизился к двери и положил руку на штурвал.

Штурвал поддался. Значит, ключ не нужен.

— Давай! — приказал Ясхар и прицелился в дверь.

Боец медленно повернул рукоятку и осторожно потянул на себя сто пятьдесят килограммов легированной стали…

Чека выскочила из гнезда, ударник стукнул по капсюлю, выгорел запал, и в трех метрах от приоткрывающейся двери взорвалась граната.

Радиорубка была узким помещением, и волна раскаленных газов, отразившись от бетонных стен, рванулась в направлении щели между металлическим косяком и плоской поверхностью овального входного люка…

Стальная дверь распахнулась с такой силой, что сокрушила ребра сержанта и вмяла его в стену, превратив тело косовара в лепешку кровавого фарша. Из дверного проема вырвалось серое облако, прокатившаяся по коридору ударная волна швырнула на пол троих оставшихся в живых воинов.

Вся радиоаппаратура была уничтожена.

Помимо этого в рубке начался пожар. Граната разорвала емкость со спиртом, и он вспыхнул, подпалив марганец и пластик. За несколько секунд помещение заволок едкий дым, полетели лохмотья черной сажи.

Ясхар откатился подальше от двери, встал на четвереньки и затряс головой. Судя по распахнутым ртам солдат, они что то орали, но в ушах звенел только мерный гул.

В том, что на базу проникла группа диверсантов, не оставалось никаких сомнений.

* * *

Грузный таможенник в порту Шенгини[46] заглянул в декларацию маленького катера, должного доставить несколько ящиков на борт стоящего на рейде сухогруза под мальтийским флагом, и постучал ногтем по последней графе.

— Что здесь?

— Ничего особенного, — отправитель груза ловко вложил в ладонь таможеннику пачку немецких марок. — Оливки в банках…

Смуглый коммерсант говорил с жутким акцентом, но сумма в тысячу марок заставляла албанского чиновника сквозь пальцы смотреть и на явно «левую» грузовую ведомость, и на оттопыривающуюся полу пиджака посетителя, под которой скрывался пистолет, и на ящики с «оливками», весом по тонне каждый.

— Экспорт-импорт?

— Естественно, — весело ответил коммерсант.

— Ну, не вижу препятствий к отправке, — таможенник приложил к ведомости личную печать и отдал бумагу собеседнику. — Грузите. Если мои услуги еще потребуются, то милости прошу.

— Обязательно! — широко улыбнулся предприниматель и махнул рукой своим коллегам на мостике катера. — Отходим!

Он ловко перепрыгнул с причала на палубу судна; вода за кормой вспенилась, и катер по дуге направился к высокому борту мальтийского сухогруза. Там уже все было готово к приему ящиков, стрела крана нависла над погрузочной площадкой, где суетились несколько наемных украинских матросов.

— Э, осторожно! — по-русски сказал небритый смуглый «коммерсант», когда на палубу подняли третий по счету ящик. — Этот отдельно поставь, да? И прикрой брезентом, — он тронул за локоть своего товарища. — Русаки такого подарка не ждут, да?

— Помолчи, — по-чеченски оборвал его «коммерсант» постарше. — Еще не довезли.

— Аллах поможет, — радостно скривился молодой и закурил, вызвав недовольный взгляд соседа…

Советская ядерная боеголовка начала свой длинный путь обратно на родину. До морского порта на востоке России ей предстояло идти почти месяц.

Глава 16. ВОЗВРАЩЕНИЕ КАМИКАДЗЕ.

На вход в шахту лифта Владислав наткнулся случайно.

Полз себе, по пути размышляя над тем, сколько труда было положено, чтобы вырубить в скале этот огромный лабиринт, и вдруг, заглянув в очередной проем, увидел толстые замасленные тросы и крышу кабины.

«Логично, — смекнул он. — Вентиляция тут повсюду. Иначе на нижних этажах будет скапливаться углекислый газ. Строили бомбоубежище давно, вот и решили вместо компрессоров использовать естественные потоки воздуха… Лифты, конечно же, я подорву, но потом. Когда гранатами затарюсь. А пока не помешает проведать, что там в кабине… — Через верхний люк Рокотов скользнул в кабину. — Тэк-с. Кнопка „стоп“. Зафиксируем… Ого, как тут у нас чистенько то! Все белое, все блестит. Не то что в России…»

Владу вдруг пришла в голову хулиганская мысль. Он хмыкнул под нос и достал из кармана зажигалку и набор фломастеров…

* * *

Строуб Тэлбот не любил мадам Олбрайт, но не мог отказать ей в упорстве при проведении внешней политики США. Конечно, старая жаба стояла поперек горла буквально всем в Государственном Департаменте, однако никто, кроме нее, не умел столь последовательно и жестко следовать принципу абсолютного приоритета Америки во всех областях межгосударственных взаимоотношений. Чешка с примесью еврейской крови, она готова была растоптать оба эти народа, лишь бы доказать преданность своей новой родине.

Особую ненависть Мадлен испытывала к русским и сербам.

К русским — за то, что они живут на территории, в недрах которой сосредоточено большинство полезных ископаемых планеты, и за то, что, несмотря на тяжелейшее положение, не просятся под «защиту» Штатов. Даже наоборот — позволяют себе выступать против американских инициатив.

Сербов она не только ненавидела, но и боялась. Маленький народ, осыпаемый сотнями тонн бомб и ракет, вот уже больше месяца не сдавался и был готов бороться дальше.

До последнего человека.

В Сербии она прожила почти год. Давным-давно четырехлетняя Мария, ставшая впоследствии Мадлен, играла с сербскими детьми и прислушивалась к разговорам взрослых, обсуждавших положение в войне Германии и Советского Союза. В то время она хотела, чтобы таинственные «русские», о которых все сербы говорили как о своих старших и могучих братьях, убили этого противного Гитлера, из-за которого семья Новаков бежала из Чехии. Теперь же все было иначе.

Теперь повзрослевшая и изменившая имя девочка жалела, что американцы не поддержали поход фюрера на Восток, не раздавили гадину, раскинувшуюся от Балтики до Тихого океана. И не согнали русских в один огромный концентрационный лагерь.

Теперь сербов били за то, что они были слишком близки с Россией. Били, чтобы окончательно развести бывшую «империю зла» — и всех ее союзников и друзей. Мадлен переоценила силы агентов влияния США в России. Те не осмелились выступить в поддержку бомбардировок и показательного наказания сербов, за что мадам получила выговор от самого Президента. Русские, как толпа баранов, собрались возле посольства США в Москве и вознамерились растерзать дипломатов. Они стояли день, два, три, пока найденные в срочном порядке наемники не изобразили стрельбу из гранатометов по зданию. Только тогда многотысячный пикет разогнали. Посол США визжал в трубку и требовал от Мадлен, чтобы та прекратила обливать русских грязью по телевидению. Иначе он снимет с себя всякую ответственность за безопасность американцев и вообще всех граждан стран НАТО на просторах огромной страны. Русские настроены решительно, посол боится выходить за пределы своей резиденции.

вернуться

46

небольшой порт на севере Албании

64
{"b":"6072","o":1}