ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спиртное разлилось теплом по всему телу, разогнало застывшие мысли, и Ясхар вновь обрел способность слышать, видеть и соображать.

Забрав деньги, диверсанты не оставили албанцу выбора. Теперь он не мог уйти, бросив отряд на верную смерть.

Сказка о красивой жизни кончилась, не начавшись.

Ясхар собрал волю в кулак, ополоснул голову под струей холодной воды и вышел в коридор.

Его уже ждали.

— Ты можешь объяснить, что происходит? — спросил взводный.

— Да. Заходи и садись…

Начальник охраны впустил своего заместителя, тщательно запер дверь и в течение десяти минут рассказал всю правду. Единственное, о чем Ясхар умолчал, так это то, что он собирался взорвать базу вместе со всеми оставшимися в живых солдатами.

— Ясно, — взводный сжал челюсти. — Я готов тебе помочь. Но мое условие — бежать вместе. Деньги пополам.

— Принимаю, — пообещал Ясхар.

Владислав змеей скользнул за камень, выставил ствол «Хеклер-Коха» и выпустил короткую неприцельную очередь по бегущим албанцам.

Те залегли.

— Сдавайся, поганый серб! — зачем-то заорал один из них.

Рокотов прицелился и достал крайнего, послав две пули в обтянутое черной материей бедро. Косовар истошно завопил.

Его товарищи ответили шквалом огня.

— Сербы кончились, чукча надо? — по-русски крикнул биолог.

Албанцы завопили на своем языке

Влад откатился назад, отворил люк, ведущий в узкий вертикальный лаз, выдернул чеку из гранаты и швырнул ее в глубь коридора.

— I`ll be back! — гаркнул Рокотов напоследок и захлопнул дверцу.

Ударил взрыв, покалечивший двоих косоваров.

Владислав щелкнул поворотным рычагом и по железным скобам спустился на тридцать метров ниже. Выскочив в центральный зал, он вихрем промчался вдоль стены, свернул за поворот, закрыл еще одну дверь, протиснулся в узкий штрек и вылез из него за полкилометра от места боя.

Сердце билось, как у загнанной лошади. Рокотов сел и положил пистолет-пулемет на пол.

"Вот что значит — расслабился. Едва пулю не получил… Обрадовался, блин, что все так удачно! Урок тебе на будущее. Самонадеянность до добра не доведет. Теперь все. Заложницы — и домой… «Ве bаск» к ним я не собираюсь. Пусть без меня время проводят. Их там еще много осталось, есть с кем поговорить. Чего они мне орали «серб»? Да к тому же «поганый»? Но ты тоже хорош! Терминатор хренов! «I`ll be back! I`ll be back» Между прочим, если залезть в тонкости английского языка, словечко „Васк“ означает „задница“. Интересный перевод получается. То ли „Я вернусь!“, то ли „ Я буду задницей!“… Или „в заднице“. Смотря как переводить. Ладно, не время сейчас веселиться. Погнали…»

Влад помассировал икры и быстрым шагом двинулся вперед, к следующему вертикальному колодцу.

Глава 17.

КОНЕЦ ОПЕРАЦИИ «КАМИКАДЗЕ».

— Ну что? — Ясхар впустил взводного.

— Все в порядке. О том, что Энвер пошел за помощью, все уже слышали.

— Как отреагировали?

— Кто как… В основном рады.

— Черт! — агент ЦРУ стукнул ладонью по столу. — Рады они… Ни хрена сами не умеют, вот и радуются. Кто остался недоволен?

— «Старики». Они в курсе, что резервная группа подчиняется «Змее».

— Поставь «стариков» на центральный вход. Наблюдатели вернулись?

— Да, я их отозвал, — взводный развалился в кресле и вытянул ноги. — Устал немного…

— Диверсы больше не высовывались?

— Не-а. Думаю, они на время притихнут. После того как наши одного чуть не грохнули, они должны усилить осторожность.

— Ты поговорил с той группой?

— Да, — взводный откинул голову и прогнулся. Потом подтянул ноги и сел прямо. — Они его едва не зацепили.

— Все время едва… Почему не попали?

— Не были готовы. В первую секунду решили, что это кто-то из наших, больно резво и открыто шел, а потом уже поздно было. Прыгнул за камень, дал очередь, швырнул гранату и смылся в тоннель. На все про все — секунд пять. В той группе молодняк, не сообразили сразу.

— Диверс был один?

— Непонятно. Одного они видели, а когда началась пальба и рванула граната, вроде второй пробежал… Коридор узкий, темно, дым. Там человек пять могло быть, все равно точно не скажешь.

— Диверсы могли и разделиться, — поучающе заметил Ясхар.

— Скорее всего, они изначально двумя группами работали. Да, кстати… Перед тем, как жахнула граната, ребята слышали, как диверс что-то орал. Первый раз не поняли, а второй раз — по-английски.

— Как по-английски?

— А так. I`ll be back! Ребята точно слышали.

— Что за ерунда! Зачем он это кричал?

— Не знаю. Может, попугать решил? Или для понта…

— А в первый раз?

— Не разобрали. То ли на словенском, то ли на греческом.

Ясхар прошелся по комнате.

— Вероятно… У Хашима в отряде есть словенцы.

— Я уверен, что это люди «Змеи», — взводный налил себе кофе из прозрачного пластикового кувшинчика. — Других тут быть не может. Но как они узнали о деньгах?

— Если б я знал… Хашиму могли стукануть либо чеченцы, либо мой подельник. Оба варианта равноценны.

— Однако деньги у диверсов. Какой смысл продолжать операцию?

— Помимо денег «Змее» нужна база. Выбить нас отсюда в открытую нельзя. Иначе он поссорится со Штатами, и те быстро заменят его на более послушного командира. А так у него все козыри на руках — и деньги получил, и базу. Нас он спишет на боевые потери, мол, когда его люди сюда прибыли, мы уже были перебиты. Потому для него так важно, чтобы мы просили о помощи. Чистеньким хочет выйти. Эта сволочь давно так действует. Я знаю как минимум три подобных случая. И всякий раз Тачи подминал под себя очередной район.

— А твои друзья в Америке не в курсе?

— Им то что! «Змея» выполняет свою работу, договоренностей со Штатами не нарушает, а методы ни ЦРУ, ни Госдеп не волнуют. Вот если б доказать, что диверсы — люди Тачи, тогда другое дело. Его бы в шесть секунд задавили.

— Так сообщи…

— Легко сказать. А где доказательства? Чтобы выступить против Хашима, нужен хоть один живой диверсант. А я пока не вижу способа взять пленного.

— Пятый этаж свободен. Вентиляция там не заварена, — предложил взводный. — Давай на живца. Посадим туда пару-тройку ребят, а сами разместим в вертикальных колодцах на шестом по килограмму пластида. Только их попытаются убрать, мы подорвем заряды.

— Интересная мысль. А как наблюдать?

— Снимем одну камеру с входа. Пусть ребята поизображают активность, начнут перетаскивать оборудование. Вроде как мы решили смыться.

— А те клюнут?

— Должны, — взводный вытряс из лежащей на столе пачки сигарету. — По крайней мере заинтересуются, что происходит. Как только на мониторе увидим хотя бы одного диверса, рвем заряды и пускаем в отсек газ.

— План хорош. Думаю, сработает. «Си-Эса»[50] у нас хватит. Кто будет действовать на захвате?

— Только «старики». Молодняк пусть тащит службу подальше оттуда. Если у нас и есть агент Хашима, то он среди молодых.

— Согласен, — Ясхар позволил себе улыбнуться. — Ты еще что то хотел?

— Да. Мне бы позвонить родственникам в Пешкопию. Если мы с тобой смываемся, то надо иметь местечко, где переждать.

— Родственники надежные?

— Если нет, то можешь меня убить.

— Так и будет, — пообещал Ясхар. — Не возражаю. Возьми трубку. Но только один звонок, и покороче. Если твой разговор перехватят, все сорвется…

— Не дергайся. Я буду говорить с братом и назову место, которое знаем только мы двое. Посторонний ничего не поймет.

— Хорошо, иди. Как отзвонишься, начинай размещать людей. Я подойду через часок.

— Договорились.

Ясхар запер за взводным дверь, вытащил из сейфа документы и принялся жечь их в огромной хрустальной пепельнице. Листок за листком, разминая пепел ложкой и следя, чтобы не осталось ни одного целого обрывка.

Раз в пять минут он вытрясал пепельницу в унитаз и спускал воду…

вернуться

50

слезоточивый газ

67
{"b":"6072","o":1}