ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молодой албанец прошел до пятого этажа, прикрикнул на суетящихся бойцов и по винтовой лестнице, ключ от которой имели только он и Ясхар, поднялся на замаскированную смотровую площадку.

Позвонив брату и дав ему краткие, но понятные указания, он вернулся в коридор, запер за собой дверь, сделал шаг к ступеням — и наткнулся взглядом на неподвижную фигуру у противоположной стены.

Взводный с ужасом осознал, что не успевает вытащить пистолет, что никто не подумал о вентиляции в этом блоке, что темная фигура не принадлежит никому из его бойцов, что…

Его ладонь все же нырнула к кобуре, но противник действовал быстрее. Диверсант сделал стремительное движение, будто раздавал карты, и взводный почувствовал жуткую боль в горле, потом в носу, потом что то разорвало ему левый глаз, и он хрипящей беспомощной куклой впечатался в бетонную стену.

* * *

Иван Вознесенский бросил куртку на столик возле зеркала, снял ботинки и в носках прошел на кухню. Подхватил чайник, из горлышка выпил пол-литра воды, грохнул посудину на плиту и уселся на табуретку, сцепив перед собой руки.

Его жена понимающе вздохнула и уселась напротив, готовая выслушать взбешенного мужа.

— Что на этот раз?

— Обнаглели до предела, — Иван стукнул сжатыми кулаками по столешнице. — Заявляют, что охрана не подлежит разглашению. На запросы МИДа им наплевать, со следователем они вообще говорить отказываются, я, по их мнению, сам во всем виноват, якобы дрался три раза и каждый раз с новыми людьми… Омоновцы нас разняли и забрали меня в отделение…

— Подожди, не части. Давай по порядку. Что такое «охрана не подлежит разглашению»? По-моему, это не по русски.

— Действительно, — Вознесенский подпер щеку, — это я процитировал фразу из письменного ответа консула… Короче, список охранников америкосы не дают и давать не собираются. Госдепартамент просьбу МИДа не удовлетворил. Точка.

— Как же так? — Ирина растерянно посмотрела на мужа. — Они же граждане нашей страны…

— Оказывается, не совсем, — со злостью бросил Иван. — Когда дело касается работы в консульстве, то США оставляют за собой право самим решать, давать сведения или нет. Вроде как это внутреннее дело Америки. И нам с нашим свиным рылом путь в их вотчину заказан.

— А что говорит следователь?

— Ничего конкретного. Нудит о том, что у нее нет достаточных оснований не верить американцам… Я ей попытался объяснить, что уголовное дело и есть такое основание, но она стоит на своем. Даже свидетелей не опросила.

— Думаю, и не опросит.

— Наверное. Прав был Димон, ничего тут по закону не сделать. Для охранников консульская защита, как броня. А ментов не сдадут свои же. Они за честь мундира до конца бьются, им легче меня посадить, чем признать, что их сотрудники совершили преступление.

— Я тебе не позволю заниматься собственным расследованием. И Диме скажу, чтоб не лез. А то он со своими дружбанами еще кого-нибудь из охранников поймает, в лес вывезет и пытать начнет. Подозрения тут же падут на тебя.

— Да не будет Димон никого пытать! У него своих забот хватает. Так, если только посоветует мне чего…

— Знаю я его советы! Особенно последний — если вы хотите быстро получить нужную информацию, положите испытуемого на стол, поставьте ему утюг на живот, в рот суньте кипятильник, а в задницу паяльник. И воткните тройник в розетку, — процитировала Ирина. — У него все советы аналогичные.

— У человека живой ум, — хмыкнул Иван. — И он не виноват, что по-другому не получается. Между прочим, Димон просто треплется, никому он никаких паяльников не вставлял. А ты веришь…

— Я перестраховываюсь, — смутилась жена. — Ты есть-то будешь?

— Пока не хочу. Вот от чая не откажусь.

— Когда ты в следующий раз придешь такой взвинченный? — Ирина зажгла конфорку и пустила воду.

— Недели через две, когда опять с этой дурой пообщаюсь.

— Не бросишь?

— Нет уж! — Вознесенский сходил в прихожую за тапочками. — Пусть не надеются! Если эти скоты решили, что им в нашей стране все можно, то я их разубежу.

— Да, кстати, — вспомнила супруга, — тебе из Белграда звонили.

— Кто?

— По моему, Боянич… Я записала в блокноте у телефона.

— Ого! Здорово. Сто лет его не слышал.

— Это тот молодой парень, с которым ты познакомился в Кралево?

— Ну. Он ничего не передавал?

— Нет. Только сказал, что перезвонит…

— Ах да, он же плохо русский знает. Я и забыл. Когда перезвонит, не говорил?

— Очень плохо было слышно. Сплошные помехи. Я едва успела расслышать фамилию.

— Удивительно еще, что связь до сих пор действует, — кивнул Иван. — Ладно, в ближайшие дни я все равно дома сижу, так что дозвонится…

* * *

О винтовой лестнице, прорезающей насквозь все семь этажей, большинство бойцов и не подозревали. Это был особый, резервный выход, предназначенный только для командного состава базы. С гибелью двух взводных из трех число знающих о тайном проходе сократилось. Теперь только Ясхару и самому молодому младшему командиру было известно о потайном ходе.

На шахту пятиметрового диаметра Влад наткнулся случайно, еще в самом начале своего путешествия по вентиляции. И когда его чуть не пристрелили охранники, он решил передохнуть в пустующем помещении, куда никто не заглядывал.

Рокотов разлегся в широком боковом проходе и тут же услышал, как под ним звякнула железная дверь. Мимо сетки, отделяющей вентиляцию от лестницы, прошаркали чьи-то ноги.

Человек был один.

«Ну вот! Отдохнуть толком не дадут. Шляются и шляются… — брюзгливо подумал биолог. — Этот хоть один, мороки меньше. Только жаль, что не Ясхар. Ясхара мне обязательно прикончить надобно. — Сверху раздался скрип и хлопнула еще одна дверь. — Вышел на свежий воздух. Лады, посмотрим…»

Рокотов сдвинул решетку, выбрался на лестницу и поднялся на верхнюю площадку. В двери обнаружился маленький глазок, и сквозь него Влад разглядел невысокого албанца в бронежилете, что то втолковывающего по мобильному телефону.

Автомата у албанца не было, только кобура на поясе.

«Стоп! Врач говорил, что мобильник у Ясхара. Сей отрок точно не Ясхар, я того все же один раз видел… Вызывает подмогу? Поздновато они спохватились — когда я им половину личного состава угробил. И почему он один, без охраны? Не хочет, чтобы рядовые знали? Похоже. Это мне подходит. Значит, искать его начнут не скоро…»

Албанец договорил, сложил «трубу» — и сунул ее в нагрудный карман.

«Стрелять нельзя, могу попасть в телефон. Горло и лицо открыто. Что ж, поиграем в сикха[51]… — Влад отступил к противоположной стене и взял в левую руку три зазубренных кругляшка от циркулярной пилы.

Косовар запер за собой дверь… и наткнулся взглядом на Рокотова. Бросил руку к поясу, но биолог оказался проворнее — один за другим три лезвия распороли албанцу горло и нос, а последнее впилось точно в левую глазницу, сокрушив заодно и височную кость.

Труп повалился навзничь.

Владислав мгновенно очутился рядом с телом и выхватил из кармана трубку мобильного телефона, стараясь не запачкаться в хлещущей из рваной раны крови.

Не запачкался.

Биолог ненадолго включил телефон, посмотрел на зеленоватый экран и довольно усмехнулся. Аккумулятор заряжен почти полностью.

«Стандарт „ Джи-Эс-Эм“. Позвонить можно в любую точку мира. Ну все, теперь вперед, к пленницам. Как их выводить, я уже придумал…»

Труп албанца Рокотов прятать не стал, лишь перетащил от двери на площадку. Чтобы не путался под ногами.

Он спустился на нижний этаж, запирая за собой все двери. Замки, на счастье, были исправны.

Внизу он успокоил дыхание и на миллиметр приоткрыл дверь.

Коридор до самого поворота был пуст.

Влад прислушался.

вернуться

51

одна из народностей Индии, использующая и качестве традиционного оружия «ваджару» — метательный круг с острыми краями и треугольным отверстием посередине. «Ваджара» является прародителем «сюрекена» — метательной «звездочки» ниндзя. Сикхи носят запас «ваджар» в чалме между слоями материи

68
{"b":"6072","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Очаг
Ловец
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Академия невест
Тамплиер. Предательство Святого престола
Путь художника
Дурдом с мезонином
Гортензия