ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Издалека доносилось невнятное бормотание.

«Главное — спокойствие. Тут любой звук слышен за сто метров. Ме-е-едленно открываем дверь…»

Рокотов выставил перед собой «Хеклер-Кох», поправил висящие за спиной второй пистолет пулемет и гранатомет и шагнул через порог.

Никого.

Тональность бормотания не изменилась.

Биолог распахнул дверь настежь и подложил под нее камень. Теперь сама не закроется.

Он сделал несколько шагов и прислушался.

Все то же самое.

«Хорошо, что я переобулся. В сапогах меня бы тут враз засекли…»

Влад пошевелил пальцами ног и бесшумно двинулся дальше.

Дойдя до поворота, он сделал глубокий вдох и крайне осторожно, правым глазом осмотрел следующий отрезок коридора.

На ящике спиной к нему сидел мужик в черной форме УЧК и поигрывал узким ножом перед лицом съежившейся женщины в разорванной одежде.

Стрелять было нельзя, чтобы не задеть пленницу.

Владислав отодвинул за спину «Хеклер-Кох», вытянул мачете, подбросил на руке, расслабляя кисть, и вышел из-за угла.

До албанца было три метра.

Рокотов оттолкнулся левой ногой, прыгнул, приземлился на правую, сделал еще один шаг и наискось опустил сверкнувшее лезвие.

Глаза женщины расширились, когда из-за спины ее мучителя вдруг выросла темная фигура. Она открыла рот, но тут албанец развалился надвое. Голова вместе с левой рукой шлепнулись на пол, туловище дернулось и повалилось ничком, ей в ноги.

«Классический „монашеский плащ“… Как на гравюре Хокусая», — отстранено подумал Влад.

— Вот и все, — сказал он по-сербски. Женщина открыла рот еще шире. — Если вы сейчас произнесете хоть слово, нам всем конец.

Сербка испуганно зажала рот руками.

Рокотов посмотрел налево. За прутьями решетки сидели женщины и качали лежащих у них на коленях младенцев. На клетке болтался огромный замок.

Все пленницы пребывали в шоке. Если не предпринять срочных мер, через несколько минут начнется массовая истерика.

— Всем молчать, — тихо, но весомо прогудел Влад. — Медленно встаем… Отходим от решетки… — Он прицелился и двумя выстрелами сбил замок. — Замечательно. Быстро в коридор. Встаньте у стены…

Из тридцати женщин вышли только двадцать две. Остальные не сдвинулись с места, так и остались сидеть, привалившись спинами к дальней стене. Их детей забрали другие.

В клетке было темно и Рокотов не видел, что с оставшимися. Но входить за решетку он не собирался.

— Кто способен соображать, говорить тихо и объяснить мне, что происходит?

— Я, — высокая черноволосая женщина лет тридцати сделала шаг вперед.

— Как вас зовут?

— Петра.

— Какой сейчас год? — тут же задал биолог второй вопрос, проверяя психическое состояние женщины.

— Девяносто девятый. Я сама врач, так что пока себя контролирую.

— Почему остальные не вышли?

— Они мертвы. Их убил этот ублюдок за то, что они отказались с ним…

— Я понял. Все дети живы?

— Пока да.

— Почему они не плачут?

— Им дали какое то снотворное.

— Сколько времени оно будет действовать?

— Не знаю. Часа два есть…

— Черт! Мало. Значит, так. Отдайте кому нибудь своего ребенка и возьмите вот это, — Влад снял с плеча «Хеклер-Кох». — Знаете, как обращаться с оружием?

— Немного. Но с этой маркой я не знакома, — Петра осторожно передала спящего младенца рослой полной блондинке.

— Вот затвор, сверху. Передергиваете и стреляете… Вот предохранитель.

— Ясно.

— Тогда вперед. Лестница в той стороне. Поднимайтесь наверх и выходите на внешнюю площадку. Вот это — радиотелефон.

— Я знаю, как с ним обращаться.

— Секунду, — Влад достал фломастер и написал на ладони у Петры номер. — Человека зовут Марко. Если его нет, передайте информацию Джуро или любому, кто подойдет. Пусть высылают сюда вертолеты спецназа. Ясно?

— Совершенно. Куда им лететь?

— Мы сейчас в массиве Шар Планина, гора с высотой две тысячи пятьсот восемьдесят два метра. Самая высокая, так что не ошибутся.

— Два-пять-восемь-два, — повторила Петра.

— Верно. Если все пойдет удачно, то вертолеты появятся через два-три часа. Марко обо всем позаботится, не подведет. Кстати, человек он пожилой, так что обращайтесь на «вы». И скажете, что этот номер вам дал Влад. Запомнили?

— Да. А вы куда?

— У меня осталось одно маленькое дело. — Рокотов довел женщин до поворота. Сербки шли молча, прислушиваясь к разговору Петры с незнакомцем. — Если через два часа я к вам не присоединюсь, то лучше про меня не упоминайте, когда прилетит спецназ.

— Почему?

— Давайте без лишних вопросов, хорошо? Грузитесь в вертолеты и спокойно летите в Сербию… Черт! — Позади них заскрипел поворотный рычаг двери.

— Бегом! — заорал Влад и толкнул Петру за угол. — Быстро! — Он сорвал с плеча трубу гранатомета и раздвинул ее на всю длину. Женщины гурьбой протиснулись в широко распахнутую дверь и побежали вверх по лестнице. — На замке фиксатор! Опустите его вниз до упора! — Петра выбила ногой камень из створки и кивнула. — Да закрывайтесь же!

Женщина потянула на себя стальную плиту.

Рокотов вовремя выскочил из за поворота: дверь в противоположном конце коридора уже начала приоткрываться.

Биолог упал на одно колено, бросил гранатомет на плечо и нажал на пусковую кнопку.

Ракета с шипением вырвалась из направляющей трубы, реактивная струя отразилась от стены, швырнула Влада на пол, опалила волосы на затылке. Заряд чиркнул по потолку и, врезавшись в бетон аккурат над стальным косяком, пробил в нем дыру размером с тарелку. Полтора килограмма тротила сдетонировали в следующем отсеке — над головами шестерых албанцев, посланных Ясхаром, чтобы прикончить пленниц.

Косоваров разорвало в клочья. Стальную дверь перекосило так, что для прохода остался лишь кривой лаз, в который протиснется разве что ребенок. Коридор заволокло клубами пыли и дыма.

Рокотову повезло.

Взорвись ракета перед дверью, его бы контузило. А так он отделался отбитыми локтями и сгоревшими до макушки волосами.

Биолог вскочил, добежал до двери на лестницу, подергал штурвал.

«Отлично! Заперто. Теперь до них не добраться… все, остался только Ясхар. — Влад подтянулся на руках и закинул свое тело в уже родную вентиляцию. — Прикончу его и заодно потяну время, пока не улетят вертухи. Внутрь сербы не сунутся, заберут женщин и уберутся. Что мне и надо. Потом и я восвояси отправлюсь. Гуд бай, подземелье, гуд бай, Югославия… Испытывать судьбу я больше не намерен».

Но судьба распорядилась иначе.

— Работать быстро! Перед сваркой — очередь в проем. Оставшиеся из второго и третьего взводов: патрулировать на всех этажах! При малейшем движении открывать огонь. Мне не нужны пленные, мне нужно, чтобы они носа не высунули. Все, выполнять!

Ясхар умел говорить кратко и понятно.

Косовары слаженно вскочили и помчались выполнять приказ. Желание хорошо сделать свою работу подогревалось страхом за собственные жизни.

Ясхар остановил взводного и указал на стул.

— Сядь. Что думаешь?

— Нам нужна связь.

— Согласен. Твои предложения? — начальник службы безопасности вытащил пачку сигарет и угостил подчиненного.

— На складе есть запасные блоки. Вынесем обломки из радиорубки и установим новую станцию. За сутки управимся. Правда, у нас не осталось шифратора сигнала. Придется запрашивать из центра новый.

— Об этом не переживай, пришлют… Что ты думаешь насчет диверсов?

— Это кто-то из тех, кто бывал здесь раньше. Больно грамотно действуют. Взорвали лабораторию, тут же вывели из строя рацию…

— Можешь предугадать их следующий шаг?

— Думаю, да. Они постараются открыть ворота для основной группы. Самих диверсантов немного, — трое-четверо, большей группе в шахтах не развернуться. А задача у них может быть одна — расчистить дорогу главному отряду…

— Сербы?

— Вряд ли, — взводный глубоко затянулся. — Либо наши, либо боснийцы. Прознали про лабораторию, про деньги, вот и решили под шумок сорвать куш. Тот пидор, что смылся с ксерокопиями, их и навел.

69
{"b":"6072","o":1}