ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такая перспектива вполне устраивала русского биолога. К этому он и вел, методично запугивая косоваров последовательной прополкой отряда. Двое суток адского напряжения даром не прошли; в воздухе пахло коллективным психозом.

Но Ясхар был слишком опытен, чтобы сдаться без боя. Он обвел взглядом строй и заставил себя говорить тихо.

— У всех нервы взвинчены. И у меня, и у вас. Поэтому я объявляю премию, — агент ЦРУ вытащил из кармана пачку долларов. — Здесь двадцать тысяч. Кто доставит мне труп диверсанта, получит эти деньги. За живого диверса я плачу вдвое больше…

Взгляды бойцов прояснились, стали осмысленными. Волшебное слово «деньги» перевешивало даже страх перед неуловимыми убийцами. При всей своей якобы патриотичности албанцы так и остались примитивными грабителями, готовыми за твердую валюту резать кого угодно.

Расчет Ясхара оказался верным.

— Каждый получит или вся группа? — спросил седой сорокалетний солдат.

Вопрос отражал настроение всех косоваров.

— Каждый, — твердо заявил Ясхар. — Разделитесь на группы по пять человек. Если не струсите и слаженно погоните диверсов, то через несколько часов получите свои деньги. Все, разошлись! Двое ко мне. Ты и ты. Сопроводите меня вниз. Я хочу лично убедиться, что все ходы перекрыты…

Агент ЦРУ спустился до второго этажа и двинулся вдоль приоткрытых дверей, ведущих в помещения складов. Двое молодых албанцев шли в трех шагах позади, держа винтовки М-16, как герои американских боевиков, — ствол под углом направлен вверх, левая рука на цевье, правая охватывает узкую часть приклада. Красиво, но совершенно бессмысленно в боевых условиях. Чтобы начать стрельбу из такого положения, потребуется не меньше трех секунд. Однако косовары в такие тонкости не вдавались, бездумно копируя виденных по телевизору морских пехотинцев. И красуясь перед своим американским командиром.

Все произошло мгновенно.

Из-за двери вылетел темный смазанный силуэт, Ясхар дернулся и обвис, ударом ноги неизвестный швырнул правого сопровождающего на левого и, прикрываясь телом командира отряда, скрылся вместе с ним в проеме. Грохнула стальная дверь, и все стихло.

Албанцы вскочили, принялись поливать свинцом двадцатисантиметровую плиту герметичного люка, но, конечно, безрезультатно. Диверсант переиграл их по очкам, захватив в плен единственного, кто мог координировать действия отряда.

Один боец остался возле двери, другой побежал за подмогой.

Спустя двадцать минут на шестом этаже собралось двадцать пять косоваров. Пожилой солдат, взяв руководство на себя, приказал принести ацетиленовую горелку и вскрыть дверь.

Вентиляции в этом помещении не было. Диверсант вместе со своим пленником был заперт в каменном мешке объемом в шестьдесят кубических метров.

Владислав выглянул в щелочку между железным косяком и дверью и увидел задумчиво бредущего смуглого албанца. За ним гордо топали двое бойцов с американскими автоматическими винтовками. На их лицах застыло высокомерно презрительное выражение, свойственное людям с крайне низким интеллектом.

Рокотов оглянулся. Позади него громоздились мешки, но места для маневра хватит.

«Ага! Если так, а потом сюда… дверь я закрыть успею…»

Биолог приготовился.

Ясхар поравнялся с дверью, за которой прятался Влад.

«Хоп!»

Влад выскочил перед албанцем из своего укрытия, влепил албанцу лбом в переносицу, перехватил за плечи обмякшее тело и ударом с разворота сбил с ног ближайшего охранника. Тот повалился на напарника, и оба врезались в стену. Биолог же через плечо швырнул бесчувственного Ясхара внутрь комнатушки и повернул запорный рычаг.

На все про все потребовалось две секунды.

Дверь загудела от выстрелов.

«Ну-ну, пуляйте на здоровье. Не поможет… А подрывать ее вам нельзя — шефа мочканете»,

Ясхар открыл рот и застонал.

Биолог перевернул его на живот, прочной леской связал большие пальцы рук, выдернул из брюк ремень и стянул ноги в районе колен. Теперь албанец был совершенно беспомощен.

Рокотов перевернул пленного на спину, опустошил его карманы и стал рассматривать добычу, ожидая, когда Ясхар придет в себя.

Лицо горело, ноздри точно забиты ватой, во рту полно слюны с солоноватым привкусом крови. Голова раскалывалась от боли. Ясхар осторожно пошевелил руками. В большие пальцы врезалось что то тонкое. Проволока? Глаз он не открывал, делая вид, что еще не пришел в себя.

Но его противник был далеко не глуп и по изменившемуся дыханию и дрожанию век понял, что албанец придуривается.

Ясхар почувствовал жар около глаз.

— Хватит выпендриваться, — по-английски произнес голос. — Иначе я тебя слегка подпалю.

Косовар разлепил веки и увидел прямо перед собой серо-оранжевый кончик горящей сигареты. Диверсант, молодой, неделю не брившийся парень с черно-зелеными полосами на щеках и на лбу, сидел на мешке и мирно покуривал, не обращая внимания на глухие удары в дверь.

— Кто ты такой? — просипел Ясхар, быстро оглядывая помещение.

— Спецотдел ФБР. — Диверсант наклонился поближе. — Сволочь, ты готов сотрудничать?

Агент ЦРУ ошарашено потряс головой.

— При чем тут ФБР?

— Заглохни, упырь, — гнусавым голосом Батхэда приказал раскрашенный незнакомец, — я тут, типа, для того, чтобы с тобой разобраться. И если ты, пельмень, не станешь, типа, сотрудничать, я твою задницу тебе на нос натяну. Врубился? Получишь, сука, копчиком в кадык… Ну чо, баклан, будешь говорить?

Диверсант в точности копировал мультяшные персонажи МТУ, даже его хохоток полностью соответствовал гнусным смешкам рисованных подростков недоумков.

— Что хавальник раззявил? — продолжал развлекаться Влад. — Думал, типа, что ты здесь основной? Ба-альшая ошибка, как говаривал светлой памяти гражданин Шварценеггер. Не задерживай почтеннейшую публику, разевай хлебало и толкуй.

— Что тебе надо? — выдавил из себя албанец.

— Вот это другой разговор. — Рокотов стер ухмылку с лица и перестал корчить из себя идиота. — Имя, фамилия, воинское звание, кто командир, кто курирует работу лаборатории. Быстро!

— Так я тебе и сказал! — Ясхар вознамерился сесть, но его собеседник не позволил, ткнув косовара носком кроссовки в грудь. — Свяжись с руководством и вызови представителя ЦРУ.

За полминуты общения с незнакомцем агент американской разведки уверился, что тот принадлежит либо к штатовским, либо к английским спецслужбам, и вновь ощутил почву под ногами. Все встало на свои места: просто-напросто произошла накладка — из-за того, что два ведомства не поделились друг с другом информацией. Вооружение, униформа и раскраска лица подтверждали версию о том, что небритый нахал служит в одном из боевых подразделений НАТО.

— Ага, — удовлетворенно кивнул Владислав. — Значит, ты работаешь на ЦРУ. Это многое объясняет… То есть говорить, как я понял, ты не будешь?

Албанец демонстративно зевнул.

Разговаривать не о чем. Диверсант, если не хочет лишиться работы и пойти под трибунал, обязан проинформировать о случившемся координационный центр ЦРУ ФБР АНБ и получить оттуда соответствующие указания.

— Что ж, не говори. — Рокотов достал полароидную фотографию. — Это что тут такое у нас изображено?

Косовар почувствовал озноб. На снимке красовалась проданная чеченцам ядерная боеголовка. Эту фотографию он не уничтожил, совершенно забыл о ее существовании, сунул в карман вместе с незаполненным паспортом гражданина Кипра. А за двое прошедших безумных суток у него не нашлось времени тщательно проверить собственные карманы. Все бумаги сжег, а о снимке не вспомнил.

Русский биолог заметил, что пленник нервничает.

— Итак, что это? Я жду.

Ясхар собрался с мыслями, огляделся… и по его губам скользнула презрительная усмешка.

— Тебе отсюда не выбраться. Ты в ловушке, — он кивнул на глухие стены без единого вентиляционного отверстия. — Предлагаю сделку. Ты свяжешься с начальством, а я прикажу своим людям тебя не трогать.

— А почему ты решил, что мне хочется отсюда выбраться? Может, я камикадзе.

71
{"b":"6072","o":1}