ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина прошла мимо седьмого дома и свернула под арку.

Спустя три минуты во двор въехали красные «жигули» четвертой модели, и из них вылезли четверо молодых людей, нагруженных авоськами с пивом и связками вяленой рыбы. Компания двинулась куда то за деревья. В скором времени оттуда раздались удары костяшками домино о деревянный стол и взрывы хохота.

«Ага, надо чаще встречаться! — ехидно подумал Рокотов, вспомнив рекламу пива „Золотая бочка“. — Жаль, что в конце ролика не предупреждают о последствиях пивного алкоголизма и о том, что неумеренное принятие внутрь данной жидкости ведет к заболеваниям кишечника...»

Улица жила своей обычной жизнью.

Из распахнутых по причине теплой погоды окон доносились голоса, музыка и обрывки фраз телевизионных дикторов, на скамейках сидели парочки, по дворам носились дети и собаки, на подоконниках с независимым видом возлежали коты.

Нормальный воскресный вечер.

"Эх, вместо того чтобы торчать под окнами пустой квартиры и ждать доморощенную террористку, прогуляться бы с Мирьяной по тенистой аллее, да отужинать в маленьком ресторанчике, а потом... Стоп. Фривольные мысли пока оставим. — Влад вздохнул. — Всему свое время. Мирьяна — это хорошо, но у меня еще есть дела. Позвонить я ей позвонил, успокоил, она знает, что я благополучно добрался до дома. Остальное ей знать не надо. Не будем волновать девочку. А то она из Белграда сюда рванет. Сербки — они такие... За своих мужиков в огонь и в воду пойдут. А меня она считает именно своим мужиком. Против чего я лично са авсем не возражаю... Но втягивать ее в свои приключения не намерен. Нечего, пущай дома сидит и ждет, пока ее суженый ряженый не разгромит, по словам патриотической прессы, «мировую закулису». Во во! Великий и могучий Владислав Рокотов против международного терроризма. Один, без ансамбля... Рассказать кому — на смех поднимут. Скажут, что такого не бывает. Бывает, господа, бывает...

Жизнь такие задачки подбрасывает, что никаким литераторам не снилось..."

Рокотов хмыкнул, вспомнив недавно прочитанный романчик о противостоянии жуткой террористической организации и какого то частного детективного бюро. Некто гражданин Андреев вкупе с соавтором по фамилии Стариков долго и натужно, перемежая сюжет матерщинными диалогами и техническими несуразицами, повествовали о подготовке и осуществлении взрывов домов в родном городе Влада. Все положительные персонажи, если смотреть с медицинской точки зрения, были законченными алкоголиками и неврастениками, а отрицательные — дебилами с ярко выраженными признаками распада личности или бывшими сотрудниками Комитета Государственной Безопасности, достигшими грани сумеречного состояния и средней стадии депрессивного психоза. Подавляющему числу главных героев срочно требовались регулярные уколы галоперидола, содержание в помещениях с обитыми матрацами стенами и долгие беседы с профессиональными психиатрами.

Раненый Чернов, которого Рокотов посетил перед отъездом, сей литературный опус тоже читал. И неплохо знал авторов.

Оказывается, граждане Андреев и Стариков сами трудились на ниве частной розыскной деятельности и писали образы детективов исключительно с себя. Особых успехов в расследовании поручаемых им дел они не достигали, все больше надували щеки, так что их агентство знающие люди ехидно назвали «Золотая дуля» — понтов и обещаний много, деньги из клиентов сосут что твой пылесос, а толку никакого.

К тому же отцы основатели «Золотой дули» не упускали возможности прогнуться перед действующей властью и даже выпускали какое то околокриминальное обозрение со странным названием «Секретный советчикъ». С твердым знаком в конце слова и материалами, беззастенчиво передираемыми из Интернета и других изданий.

За лояльность и колебания редакционного коллектива в унисон с политической целесообразностью «Советчикъ» стал обладателем премии «Безжалостное перо». Большую роль в получении награды сыграл тот факт, что и Андреев, и Стариков входили в число членов комиссии, присуждавшей «Перо», и не могли не порадеть родному изданию, под разными предлогами выдавив из списка номинантов всех возможных конкурентов.

После общения с весельчаком Черновым Влад купил пару номеров «Советчика» и всласть посмеялся над нелепыми экзерсисами корреспондентов издания, рассуждающих о вещах, о которых они имели весьма смутное представление.

Настоящим бриллиантом смотрелась статья «Очевидицы бандитской разборки», подписанная некой Тамарой Писистратовой. В ней, к примеру, журналистку сажали на заднее сиденье автомобиля «феррари», подпирали с боков двумя огромными жлобами, блокировали задние двери и везли в неизвестном направлении. При этом спорткар, у которого по определению нет ни задних дверей, ни заднего сиденья [16], мчался по разбитой проселочной дороге со скоростью двести шестьдесят километров в час.

Дорожный просвет в девять сантиметров не останавливал полета фантазии придурковатой и, если судить по фотографии в уголке страницы, страдающей от ожирения «очевидицы». Видимо потому, что Писистратова не удосужилась заглянуть в автокаталог и узнать, что же такое «феррари», и весь материал высасывала из пальца. Параллельно занятая поглощением пирожных или бутербродов с салом.

Описываемые журналисточкой «бандиты» поливали друг друга из «томпсонов» [17], перебрасывая друг другу изогнутые магазины [18], загоняли обоймы с патронами в рукоятки револьверов и бесконечно ругались, к месту и не к месту высказываясь по поводу чьей нибудь матери. За что в нормальном бандитском коллективе пришлось бы ответить. Но пузатенькую и прыщавую Томочку подобные мелкие нюансы не заботили...

Рокотов потянулся и взглянул на часы.

Половина одиннадцатого. А Маслюковой все нет и нет.

Влад, чтобы не мозолить глаза отдыхающим в сквере парочкам, переместился на соседнюю скамейку, полускрытую кустом акации, и закурил.

* * *

Председателя Комитета Государственной Безопасности Беларуси Владимира Мицкевича пытались купить не единожды. В обмен на «лояльность» к лидерам оппозиции и творимым их подручными делишкам ему предлагали крупные суммы денег, дома за рубежом, должности в новых правительствах, кресло вице президента после «победы БНФ», теплое местечко парламентария в ПАСЕ.

Одновременно генерала провоцировали на применение силы.

Активисты «Хартии 98», «Белорусской Правозащитной Конвенции» и прочих «антидиктаторских» организации выпускали и распространяли листовки с призывами к вооруженному сопротивлению, устраивали побоища с милицией на каждом мало мальски значимом митинге, поливали грязью офицеров КГБ со страниц газет, пикетировали здания судов и швыряли камни в конвой, доставлявший туда подсудимых.

Председателю приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы сдержаться и не ответить. Еще приходилось сдерживать подчиненных.

Президент был в курсе проблемы и на каждой встрече с генералом подчеркивал, что тот не может ни на полшага выйти за рамки закона, как бы этого ни хотелось и что бы ни вытворяли оппозиционеры. Если же Председатель почувствует, что готов сорваться, то обязан сразу подать рапорт об отставке. Батька обещал подписать его в тот же день.

— «БНФ» и правозащитники завершили подготовку к митингу первого июля, — доложил генерал. — Заявка на проведение удовлетворена. Однако с несколькими оговорками. И это, боюсь, опять приведет к столкновению...

— Какие оговорки?

— Из пяти маршрутов движения колонн демонстрантов администрация города оставила три. Иначе было бы парализовано все движение транспорта в центре. Как вы понимаете, Александр Григорьевич, Богданкович и Худыко не преминут этим воспользоваться. Отправят колонны на прорыв именно по закрытым для них улицам.

— Как мы можем предотвратить столкновение с милицией? — Батька сцепил пальцы.

вернуться

16

Исключение составляет «Ferrari 456 GT», но и на этой модели сзади расположены два миниатюрных детских места, на которые взрослые люди просто не поместятся

вернуться

17

Пистолет пулемет калибра 0.45 или 0.38, излюбленное оружие американских гангстеров в 30 х годах XX века

вернуться

18

Магазин «томпсона» может быть либо прямым, либо дисковым.

19
{"b":"6073","o":1}