ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боюсь, что никак, — печально ответил Председатель КГБ, — это отработанный вариант. Вначале пустят десяток другой подвыпивших парней, затем к стычке присоединятся основные силы. Мои люди пытались побеседовать с руководством «БНФ», но, кроме оскорблений в свой адрес, ничего не услышали. Худыко и Вячорка только еще больше раззадорились.

— Черт...

— Согласен. К тому же, как показывают прошлые события, часть активистов будет старательно изображать «невинных прохожих». «Народная доля» уже подготовила большой обзорный материал о «зверствах» силовых структур, осталось только вписать фамилии задержанных и дать фотографии с места. Российские и зарубежные телекомпании также готовят съемочные группы. В общем, все идет по накатанной...

— Хорошо, а если мы разрешим все пять маршрутов?

— Ничего не изменится, Александр Григорьевич. Драка с милицией все равно будет, хотя и немного позже. Основные события будут раскручиваться на площади перед Домом правительства. Лично мне стратегическая цель понятна — вынудить нас запретить митинги оппозиции. Пока мы девяносто процентов из них разрешаем, у Худыко и компании связаны руки. Орать то они орут, но резонанс в мире недостаточный. Другое дело — запрет всех выступлений. Это козырь, под который они смогут получить очень большие деньги...

— Вы проверили информацию по финансированию «БНФ» и «БПК»?

— Естественно. Все подтверждается. Худыко получает средства через оффшор на острове Мэн, Потупчик — от фонда при Европарламенте. Оба открыли личные счета в Австрии, Польше и на Кипре. Себе они забирают до семидесяти процентов поступлений и часть распределяют между членами наблюдательных советов.

— Их кредиторам об этом известно?

— Без сомнения.

— Почему они не реагируют?

— Мне кажется, что Вашингтон и Лондон были изначально готовы к такому сотрудничеству. Для них выделяемые средства мизерны, под программы по поддержке нашей оппозиции аккумулированы гораздо большие средства. А наличие у Худыко, Вячорки, Потупчика, Богданковича и иже с ними номерных счетов в европейских банках гарантирует их хозяев от того, что наши «борцы» не сделают шага в сторону. Любой счет легко заблокировать. Вы же знаете, в России та же ситуация...

Батька приподнял одну бровь.

— Знаю, Владимир Иванович... И обеспокоен этим.

— Таковы реалии, — Председатель КГБ развел руками. — К счастью, на подписании союзного договора это пока не отразилось.

— Вам кажется, что не отразилось, — Президент поднялся с кресла и прошелся вдоль стола, — по каждому пункту идет какая то возня.

— Я имел в виду, что не отложен момент подписания.

— Мало подписать договор, надо его еще начать выполнять. А у меня, честно скажу, с каждым днем возникает все больше сомнений в том, что договор не станет очередной декларативной бумажкой.

Председатель КГБ промолчал.

О Президенте России и его окружении у него было собственное мнение. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что современная российская «элита» абсолютно несамостоятельна и, по большому счету, является тормозящим развитие страны фактором. Любое политическое решение, могущее хоть на миллиметр сдвинуть огромную державу в направлении нормализации жизни, будет мгновенно заблокировано по указке извне. Ни США, ни Западной Европе сильная Россия не нужна. Она просто опасна, ибо тут же втянет в орбиту своего влияния десятки стран, ныне считающихся неприсоединившимися и не испытывающих особого желания идти на поклон к заокеанскому дядюшке.

У Председателя белорусского КГБ на большинство лидеров России были собраны довольно пухлые папки. Получать информацию не составляло никакого труда. Российские политики и чиновники даже не пытались хоть как то скрыть свои коммерческие контакты с американцами и европейцами.

Чубайсенко рассекал по Средиземному морю на яхте за три миллиона.

Старшая дочурка Деда покупала себе виллы во Франции.

Младшая спускала на тряпки суммы, эквивалентные годовому бюджету небольшого городка.

Березинский внаглую переводил на личный счет прибыль государственной авиакомпании.

Бывший премьер аккордеонист вкупе с ворюгой из «Газпрома» замкнули всю продажу природного газа за границу на парочку принадлежащих им ЗАО.

Депутаты Госдумы приобретали элитные автомобили, отдавая предпочтение «брабусам» и «бентли».

Губернаторы строили себе четырехэтажные особняки из итальянского кирпича, покрытые голландской черепицей и обнесенные коваными фигурными оградами.

Московский мэр отхватил в собственность сорок гектаров заповедного леса, его заместители и председатель Мосгордумы — по двадцать.

Полномочный представитель Президента по Чечне отправлял по адресам собственных фирм десятки эшелонов с нефтью.

Глава Администрации, не скрываясь, продает аудиенции у Первого Лица.

И так далее...

Вся чиновная пирамида — от инспектриссы в жилконторе до премьера — азартно зарабатывает деньги. Без взятки нигде никто и ничего не добьется. Прокуратуры, МВД и суды — не исключение. Показательные «посадки» чиновников связаны лишь с межклановой борьбой. Кто успел заплатить правоохранителям больше денег, тот и остается в выигрыше, пристраивая конкурента на зону.

— Так, — Батька отвернулся от окна, — с митингом первого числа надо что то решать.

— Запрещать нельзя, — осторожно сказал генерал.

— О запрещении не может быть и речи. Как вы считаете, Владимир Иванович, мое выступление способно улучшить обстановку?

— Вероятно, да...

Президент нажал на кнопку селектора.

— Вызовите пресс секретаря! — Президент уселся обратно в кресло. — А вы продумайте, как не допустить столкновений на предварительном этапе прохождения демонстрантов до площади.

— Постараемся, — обтекаемо заявил Председатель КГБ.

Уверенности в благополучном исходе мероприятия у него не было.

В душе у генерала Мицкевича ворохнулось какое то тревожное предчувствие...

* * *

Маслюкова объявилась к половине первого ночи.

К этому времени Влад уже передислоцировался со скамейки под темную арку рядом с парадным. Около полуночи все вокруг затихло, большинство окон погасли, а мелкий дождик разогнал и целующиеся парочки, и неистовых доминошников, и молодняк, попивающий пивко на открытом воздухе.

За пять минут до интересующей Рокотова персоны по улице медленно проехала милицейская машина. Но стражи порядка ничего заслуживающего их внимания не заметили и потому не остановились.

Людмила вывернула из за угла и быстрым шагом, втянув голову в плечи, засеменила к парадному.

Она оказалась такой, как ее описал Курбалевич.

Высокая, немного сутулая, в черной плиссированной юбке и бордовой блузке, с тяжелой задницей и круглым лицом, Маслюкова ступала тяжело, не заботясь об изяществе походки.

Биолог заметил Людмилу издали и юркнул в парадное.

Взбежал по ступенькам и затаился этажом выше нужной лестничной площадки.

Хлопнула входная дверь. Маслюкова неторопливо добралась до своего этажа и зазвенела ключами. Влад перелез через перила, повис на руках в лестничном пролете и приготовился. Людмила отперла один замок, повозилась немного со вторым и потянула дверь на себя. В то мгновение, когда створка отворилась наполовину, Рокотов качнулся вперед и разжал пальцы.

Полет с высоты трех метров занял ровно столько времени, сколько Маслюковой потребовалось, чтобы распахнуть дверь до конца.

Ничего не подозревающая террористка сделала шаг в квартиру, и тут ей на плечи свалилось семидесятипятикилограммовое тело. Удар швырнул Людмилу на пол, темная фигура развернула ее на спину, несильно стукнула ребром ладони по горлу и захлопнула дверь. Маслюкова захрипела.

Напавший, не давая ей опомниться, тычком сложенных щепотью пальцев в живот заставил женщину согнуться пополам, перехватил в захват шею и, не позволив подняться на ноги, заволок в ванную комнату.

Света Влад не включал.

В темноте страшнее. Особенно если человека прихватывают в его собственном доме. Там, где он меньше всего готов к неожиданной атаке.

20
{"b":"6073","o":1}