ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соль
Обреченные на страх
Планета Халка
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Рой
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Зло
A
A

Но Владу было не до показухи.

Он обнял ствол и перевел дух. Затем, не теряя ни секунды, спустился на землю, обогнул смердящий железный контейнер с мусором, сделал два шага за угол и увидел напряженную фигуру с автоматом, наставленным под углом вверх. Страж порядка стоял вполоборота к помойке, и у Рокотова в запасе было всего две секунды.

Огнестрельного оружия у биолога не было.

В Беларуси ношение ствола не приветствуется, и пойманный с «пушкой» в кармане индивид однозначно отправляется на пару лет валить лес или добывать сланец. Причем совершенно бесплатно, в веселенькой машине с зарешеченными окнами и в компании таких же обормотов, проклинающих суровость приговоров.

Однако совершенно безоружным Рокотов тоже не был. Во внутреннем кармане его куртки дожидались своего часа стальные шарики двухсантиметрового диаметра, извлеченные из подшипника и упакованные в длинный матерчатый мешочек.

Владислав упал на одно колено, замахнулся, и в ту же секунду патрульный повернул голову...

* * *

Дверь наконец вылетела, и четверо автоматчиков оказались внутри квартиры.

Пробыли они там недолго. Им хватило тридцати секунд, чтобы включить свет, наткнуться на остывающее тело, увидеть стоящую на столе отрубленную голову и убедиться, что в двух комнатах, на кухне и в санузле никого нет.

Одного милиционера стошнило.

Старший наряда поднес к губам рацию.

— «Волна», я «ноль восьмой», пришлите дознавателя. Прием.

— «Ноль восьмой», что там у тебя? Прием, — захрипел динамик.

— Расчлененка. Как поняли? Прием.

— Понял тебя, «ноль восьмой». Дополнительные силы нужны? Прием.

Лейтенант бросил взгляд в глубь коридора.

— Обязательно, «волна». Подозреваемого на месте нет. Надо прочесывать район. Прием.

— Ясно, «ноль восьмой». Экипажи сейчас будут. Оставайтесь на месте. Отбой.

Старший повернулся к милиционерам и топтавшимся на площадке перед квартирой жильцам, открыл рот, но ничего сказать не успел.

С улицы раздалась короткая автоматная очередь.

* * *

Стальной шарик попал автоматчику точно в ухо.

Старый Лю был бы доволен своим учеником. Милиционер развернулся вокруг своей оси на триста шестьдесят градусов и рухнул на землю. Его руки рефлекторно сжались, и АКСУ выплюнул три пули, ушедшие в стену дома.

Эффективность малогабаритного метательного оружия гораздо выше, чем принято считать. «Сюрикен» (Метательная пластина в нин джицу. Может иметь форму крута, звезды, свастики и т.д.), стальной шарик, простой камень или заточенная особым образом трехгранная игла способны натворить не меньше бед, чем пистолет Макарова. И дальность броска почти не отличается от прицельной дальности стрельбы из короткоствольного оружия. Это в кино герой попадает из пистолета в мишень, находящуюся на расстоянии полусотни метров, в жизни же рабочая дистанция в три четыре раза меньше.

К тому же, чтобы научиться неплохо владеть метательными шариками или «звездочками», нужно потратить практически столько же времени, как на обучение хорошей стрельбе. Естественно, при наличии учителя. Самостоятельно овладеть навыками обращения с традиционным восточноазиатским оружием очень непросто.

Владислав перемахнул через скамейку и помчался прочь от лежащего тела.

Он не стал брать автомат. АКСУ только усугубил бы его положение. Рокотов не собирался вступать в бой с минскими милиционерами. Они ни в чем не были виноваты, честно выполняли свой долг, и стрельба по патрульным означала попытку убийства нормальных людей. Чего биолог никак не мог допустить.

Шарик в ухо — несколько другое дело.

Автоматчика только оглушило. Через пару дней он спокойно выйдет из больницы. Если, конечно, его вообще туда направят. Легкое сотрясение мозга не требует стационара, и больной прекрасно отлежится дома.

Максимум, что грозило милиционеру, так это устный выговор. Оружие на месте, и не его вина, что маньяк убийца оказался лучше подготовлен.

Рокотов преодолел двор до половины, когда сзади раздался топот.

Стрелять на ходу — дело сложное и малоперспективное. Особенно в жилом дворе, где любая шальная пуля может поразить подошедшего к окну человека. Калибр у АКСУ маленький, всего пять целых сорок пять сотых миллиметра, пули легкие, и рикошет неизбежен. Даже ствол кустарника изменяет траекторию полета трех с половиной граммового свинцового конуса со стальным сердечником. Автоматы милиционерам выданы в основном не для применения, а в качестве пугачей. Ибо любой преступник десять раз подумает, прежде чем броситься на скорострельный ствол, и почти со стопроцентной вероятностью предпочтет сдаться.

Влад тем не менее не стал искушать судьбу и продолжил бег зигзагом, внезапно меняя направление движения.

За спиной заорали.

Биолог миновал низкую арку, как заправский легкоатлет, перепрыгнул широкую лужу, с маху перебросил тело через двухметровый кирпичный забор и очутился между двух длинных рядов металлических гаражей.

Преследователи не отставали.

Самое неприятное заключалось в том, что они уже могли открывать огонь без опасений ранить постороннего человека.

Рокотов пробежал метров тридцать и нырнул в узкий боковой проход.

— Стоять! — биолога настигал высоченный прапорщик. Болтающийся у него на плече автомат задевал стволом за задние стены гаражей, отчего в проходе раздавалась металлическая дробь.

Владислав прибавил ходу. Прапорщик засопел и тоже наддал. Проход между гаражами немного сузился и закончился.

Биолог выскочил на открытое пространство, милиционер сделал последний рывок, уже протянул руки, чтобы схватить подозреваемого за плечи, и вдруг резко остановился. В пылу погони он не заметил сужения прохода и на скорости влетел в щель между двух последних гаражей. Голова и одна рука оказались снаружи, а корпус с прижатым к боку автоматом и ноги застряли. Причем намертво.

Рокотов ехидно засмеялся, спокойно подошел к прапорщику, заблокировал его руку и перехватил за горло.

— Вот гадство! — обиженным тоном выдал застрявший страж порядка.

— Ты кто такой? — осведомился Влад.

— Командир взвода Козлов.

— Взвода кого?! — захохотал биолог. Прапорщик зло сверкнул глазами.

— Ты арестован!

— Ага! Разбежался! Чего это вы за мной гонитесь?

— Ты убийца! — завопил Козлов.

— Понятно. Ты не кассир, ты убийца. Знакомая песня. Ошибочка вышла, я по своим делам топаю.

— Следователю расскажешь! — снова завопил прапорщик, стараясь в полутьме рассмотреть лицо подозреваемого.

— Ну ну. Ладно, некогда мне с тобой возиться. Ты уж не обессудь, — Влад нажал две точки на шее милиционера, и тот потерял сознание.

Биолог проверил пульс, убедился, что с прапорщиком все в порядке, и рванул направо.

С противоположной стороны автостоянки уже доносился пронзительный вой сирены и сверкали синие всполохи маячков.

* * *

— Надо бы еще к третьему числу что нибудь этакое подготовить, — Глава Администрации белорусского Президента Требухович изобразил пальцами непонятную фигуру. [21]

— Тгетьего не получится. Газгешения не дадут, — картавый Богданкович запихнул в рот очередной кусок чебурека.

Встреча Требуховича и Богданковича была залегендирована необходимостью наладить контакт с оппозицией. Так Глава Администрации и доложил Батьке. Издерганный недавними событиями Президент лишь коротко кивнул. Действуй, мол, худой мир в любом случае лучше доброй ссоры.

Миша Требухович был и оставался подонком.

В школе он подставлял одноклассников, сваливая на них собственные проделки, стучал завучу и классной руководительнице. В армии, чтобы получить лычки ефрейтора, подсунул своим возможным конкурентам в тумбочки по бутылке купленного в соседней деревне самогона и сдал товарищей замполиту. В райкоме комсомола Михаил отвечал за культмассовую работу и добивался отличных показателей лишь с помощью очковтирательства и составления липовых отчетов, где все неудачи списывались на подчиненных ему освобожденных секретарей институтов. За что тех песочили на собраниях, где главным обличителем выступал все тот же Требухович.

вернуться

21

3 е июля — государственный праздник, день освобождения Белоруссии от фашистской оккупации

23
{"b":"6073","o":1}